Звезда волхвов

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия

Ну вот и прошло очередное светлое Рождество Христово. Кажется, что уже все известно, изучено и описано, тем не менее историки продолжают свои изыскания, спорят о датах и фактах, и выходят новые интересные книги

В минувшем году своего рода сенсацией стала публикация на русском языке книги авторитетного французского историка Жана-Кристиана Птифиса «Иисус. Жизнеописание Христа. От исторической реальности к священной тайне».

Книгу можно купить и прочитать, и вряд ли интересующийся темой человек пожалеет о покупке, а сейчас приведем лишь несколько фрагментов из текста, касающегося праздника Рождества, а точнее его самого яркого во всех смыслах символа – Вифлеемской звезды волхвов.

«17 декабря 1603 года в пражском замке официальный астроном императорского двора Иоганн Кеплер наблюдал, как в одной точке в созвездии Рыб встретились Юпитер и Сатурн. Встреча сопровождалась ярким свечением. Выглядело это так, как будто на небе появилась крупная звезда, видимая невооруженным глазом. А 9 октября 1604 года к этим двум планетам присоединился Марс.

Путем вычислений Кеплер установил, что в предыдущий раз такое явление произошло в 7 году до н. э. Тогда он вспомнил о сочинении португальского раввина Исаака Абрабанеля, утверждавшего, что Мессия должен был явиться, когда Юпитер и Сатурн объединят свой свет в созвездии Рыб.

Кеплер несколько раз повторил свои вычисления и, наконец, пришел к выводу, что Вифлеемская звезда – природный, а не сверхъестественный феномен, а Иисус родился не в 1 году, как считал монах Дионисий Малый, а в 7 году до н. э. Долгое время ученые отвергали это открытие.

Все изменилось в 1925 году, когда немецкий востоковед Петер Шнабель изучил сотни табличек из обожженной глины, найденных несколькими десятилетиями раньше в Аббу-Хаббе, древнем шумерском поселении в 32 км к югу от Багдада.

Шнабель обнаружил календарь, уточняющий, что встреча планет трижды произошла в 305 году эры Селевкидов, то есть в

7-6 годах до н. э. Как тут не вспомнить тексты Матфея и Иосифа Флавия о звезде, которая то появлялась, то исчезала. Современные астрономы повторили эти вычисления и полностью подтвердили эти движения планет.

В Халдее, Древней Вавилонии, была особая каста священников-прорицателей, которые в течение столетий наблюдали за небесными светилами и толковали сны и предсказания. Для этих знатоков одновременно астрономии и астрологии звезды были важнейшим связующим звеном между небесным миром и миром людей. По траектории звезд можно было прочесть посланные богами сообщения. Каждой стране соответствовали один из знаков зодиака и одна из планет.

Почему астрономы из Месопотамии так заинтересовались событием, которое не касалось их напрямую, что отправились в путь длиной примерно полторы тысячи километров через пустыни и оазисы, по пыльным тропам караванщиков?

И тут особую ценность приобретает предположение историка Кристофера Уолкера: «Если волхвы все-таки существовали, я думаю, что есть лишь одно правдоподобное объяснение этому: они были евреями из диаспоры».

Если это верно, в братстве халдейских прорицателей были иудейские астрологи, поселившиеся на Евфрате после изгнания евреев из Иудеи и не забывшие характерные для своей родной среды мессианские ожидания. Действительно, в сознании евреев звезда была символическим светильником, означающим скорый приход Мессии.

Самое древнее изображение звезды – символа рода Давида – обнаружено на печати, датированной 7 веком до н. э. Род Назореев свое второе селение, стоявшее рядом с Назаретом, назвал Кохаба («звезда»)…

Таким образом, ничто не мешает предположить, что в 7 году до н. э. некоторые из этих ученых иудеев поняли то, что не могли расшифровать их собратья-халдеи. И пришли к выводу, что рождение Мессии Израиля неизбежно.

Волхвы присоединились к сирийским и вавилонским купцам и их тяжело нагруженным верблюдам. Астрологи не могли и подумать о том, чтобы проделать путь в одиночку, поскольку на путешественников часто нападали грабители. Через шесть недель волхвы прибыли в Иерусалим...»

Цель книги «Иисус. Жизнеописание Христа. От исторической реальности к священной тайне», как пишет в прологе сам Жан-Кристиан Птифис, – попытаться создать набросок исторического портрета Христа и дать самое правдоподобное истолкование событий его жизни с помощью средств современной науки.

Для этого автор попробовал найти узкий путь между специализированными работами, которые трудны для чтения и предназначены для эрудированных читателей, и наивными соглашательскими реконструкциями, до сих пор процветающими как учебники христианской религии, но имеющими лишь весьма отдаленное отношение к исследованию, о котором здесь идет речь.

Подготовил Юрий МОРГУНОВ
10 января 2019 г.

Источник: "Курская правда"