За что нам хотели бы отсечь головы сегодня

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия
Иоанн Предтеча. Икона из деисусного чина. Фрагмент. Вторая четверть XV века. Музей древнерусского искусства имени Андрея Рублева, Москва. Фото: icon-art.info

Необычный взгляд на непреходящую актуальность событий дня Усекновения главы Иоанна Предтечи – от нашего постоянного автора, протоиерея Игоря Рябко.

Память Усекновения главы пророка Предтечи и Крестителя Господня Иоанна я каждый год праздную, как день памяти моего близкого друга, который пострадал из-за своей упёртой консервативности и, как бы сегодня сказали, «негибкости мышления». И мне очень хотелось бы оказаться достойным этой компании упрямых и «негибких» святых, во главе которых, безусловно, стоит Иоанн Креститель. И сейчас я попытаюсь обьяснить, что я имею в виду. 

Не так давно, по благословению владыки, мне в очередной раз пришлось взять участие в богословском диспуте, где присутствовали инославные и раскольники. Речь шла о необходимости нашего единства, и, как обычно, единственной, кто этому единству почему-то противилась, была конечно же УПЦ. При всем разнообразии особенностей конфессиональных различий инославные и раскольники демонстрировали свое единство общей молитвой и взаимными поцелуями. Я, как всегда, в силу своей «консервативной упертости», отказался от участия в общей «молитве мира», оставшись угрюмо-незацелованным.

Присутствующих это раздражало. Я, конечно же, стал таким себе «козлом отпущения», который почему-то никак не мог понять то, что давно поняло все «прогрессивное человечество» – людям нужно межконфессиональное единство и сплоченность. Вопрос о том угодно ли Богу единство, основанное на компромиссах, смысла задавать не было.

Единство молитвы – это единство веры, а вера у нас, все-таки разная.

На мое сократовское «Платон мне, конечно же, друг, но вот Истина, она ведь дороже…» я услышал знакомый Пилатовский вопрос: «А что есть Истина?» и неожиданный для себя ответ: «А мы и есть истина. Истина – это наше единство». Но для меня Истина как была, так и осталась во Христе, у Которого не нет компромиссов.

В самом деле, если все здесь собравшиеся, такие разные и при этом считают, что их различия нисколько не мешают им быть едиными, то у кого же из них полнота истины? Если одни хулят Божию Матерь, а другие Ее почитают; если кто-то топчет иконы, которые другие целуют; если кто-то признает только Писание (конечно же только в своей интерпретации), а все остальное отвергает – то кто же из вас прав? Единство молитвы – это единство веры, а вера у нас, все-таки разная.

Так же, как и женщине невозможно быть немножко беременной, так и невозможно быть немножко Церковью. Считать труп живым человеком только на основании внешнего сходства – глупо. Как глупо считать православным епископом или священником человека только потому, что он одет соответствующим образом.

Считать труп живым человеком только на основании внешнего сходства – глупо.

После такого диалога «вселенская братская любовь» моих оппонентов куда-то мгновенно улетучилась. Если бы у них была возможность и право рубить головы, то танцевать Иродиаде для этого не понадобилось бы. Они бы и без танцев с удовольствием ее мне отрубили и, в отличие от царя Ирода, вовсе от этого не опечалились бы.

*   *   *

Православная Церковь построена на канонах, которые являются следствием действия Духа Святого. Эти каноны, а по сути Дух Святой, запрещают мне входить в молитвенное и евхаристическое общение с людьми, которые не исповедуют Православную веру. При всем к вам человеческом уважении, для меня вы не часть ранее единой христианской церкви, как вы сами о себе мните, а люди, которые попали в сети дьявольские, сети ересей и расколов. А таковых апостол Павел заповедовал после первого и второго вразумления отвращаться (Тит. 3:10), а не целоваться.

Есть только одно место, вернее Лицо, в Котором мы можем получить желаемое единство – это Христос. И есть только один способ прийти к такому единству – ваше покаяние и возвращение в лоно Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви, от которой вы, увы, отпали. Мое единственное и искреннее желания по отношению к вам только одно – что бы вы спаслиcь и никто из вас не погиб.

В процессе такого «дружественного» общения я услышал замечательную фразу: «Если каноны не работают, то они уже недействительны». Получается, если в законодательном и вероучительном поле Церкви нас что-то не устраивает, то оно уже теряет законообязательную силу. Точно так мыслил и царь Ирод. Не хотела Иродиада быть женой Филиппа, а хотела стать супругой Ирода, ну что здесь плохого? Ведь все было у них по любви и согласию, а любовь выше всех законов. Неужели так сложно было это понять Иоанну Пророку и войти в «положение» царя и царицы. Если бы он мог как-то либеральнее и шире мыслить, учитывая изменяющиеся реалии времени, то, пожалуй, и не лишился бы головы. Да, были такие ветхозаветные каноны, которые запрещали этот брак, так ведь «не работали они уже, устарели».

В современном мире принципиальные позиции вероучения стали формальностью.

Перебирая в памяти библейскую историю Ветхого Завета, я не смог припомнить ни одного пророка, который бы отличался либеральными взглядами на Божественные правила и постановления. Все они проявляли удивительную упорность. Такая позиция никогда не вызывала сочувствия со стороны «прогрессивного человечества».

Что было бы плохого в том, если б Маккавейские мученики съели запрещенное законом свиное мясо? Неужели эта мелочь стоила того, чтобы жертвовать своей жизнью? И зачем было матери Софии отдавать на мучительную смерть троих своих малолетних дочерей? Что страшного в том, если б они положили кусочек курящегося ладана перед каким-то каменным истуканом? Никто ведь их не принуждал верить в то, что он и есть бог. Сами язычники в это уже давно не верили. Это всего лишь формальность. Так стоило ли за нее так мучительно умирать?

В современном мире принципиальные позиции вероучения стали формальностью. Немой Бог давно умер в пустых душах некогда крещенных людей. Вера потеряла свое конкретное содержание для большинства тех, кто продолжает «верить в душе». Иродиада танцует на площадях экуменических массовок и религиозно-политических демонстраций, а Иоанну Предтече в который раз отсекают голову «эксперты в области религии». Ничего не изменилось за эти две тысячи лет. Всегда есть те, кто будут требовать отсечь голову церковных консерваторов, но я надеюсь, что еще остались и те, кто готов за Правду и Истину пострадать.

https://spzh.news/ru/chelovek-i-cerkovy/64884-za-chto-nam-khoteli-by-ots...