ЗА ЧТО МЫ СТРАДАЕМ? Митрополит Калужский и Боровский Климент

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия

 

 

Исцеление слепорожденного. Фреска церкви Вознесения Господня в монастыре Раваница, Сербия. 1380-е гг.
Исцеление слепорожденного. Фреска церкви Вознесения Господня в монастыре Раваница, Сербия. 1380-е гг.

За какие грехи человек рождается слепым? Ведь до своего рождения он согрешить не мог. Почему Господь допускает человеку страдать «ни за что»? Эти вопросы всегда возникают, когда речь заходит о том, как Христос исцелил слепорождённого.

Апостолы спрашивали Христа: «Кто согрешил, он или родители его, что родился слепым?» (Ин. 9, 2), потому что помнили, как Христос сказал расслабленному: «Вот, ты выздоровел, не греши больше, чтобы не случилось с тобой чего хуже» (Ин. 5, 14). Расслабленный страдал из-за содеянных им грехов. Ученики мыслили по аналогии, задаваясь вопросом: а тут кто согрешил – он или его родители?

Христос отвечает, что никто не согрешил. Этим ответом Господь показывает, что нет прямой зависимости между благополучием, здоровьем человека и его праведностью или греховностью. Христианство не приемлет закона кармы, где каждое действие непременно влечёт за собой определённое следствие: хорошее действие – хорошее следствие, плохое действие – плохое следствие.

Нам кажется, что, если что-то плохое с человеком происходит, это результат чего-то плохого, что он совершил. А Христос говорит, что нет, и подчёркивает, что, когда мы видим человека больного, страдающего, в чём-то ущемлённого, мы не должны подходить к нему с этим мерилом: вот, мол, ты грешник, потому и страдаешь, покайся и тогда выздоровеешь.

Далеко не всегда человек претерпевает скорби, болезни, страдания, трагедии исключительно вследствие своей греховности. Мы знаем многих подвижников, которые претерпевали скорби, уже будучи святыми, и массу грешников, которые благоденствуют, у которых, с земной точки зрения, всё замечательно, и ничто их не побуждает каяться. А если бы христианство гарантированно обещало, что, как только человек исповедует Христа Господом Богом, крестится, покается, все его беды и горести уйдут в прошлое, и настанет благополучная жизнь, как вы думаете, остался бы тогда хоть один неверующий? И принимали бы люди христианство ради жизни во Христе и по желанию жить с Ним одной жизнью или приступали к купели Крещения ради иных интересов?

Итак, первое, что мы должны вынести для себя из этого евангельского эпизода: никогда не приставать к страдающим людям с требованием покаяться. Если вспомним книгу Иова, то именно так и поступали друзья Иова, обращаясь к нему. Они говорили: «Покайся! Если Господь тебя за что-то наказывает, значит, есть за что». А Господь осудил этих друзей и сказал, что простит их только тогда, когда Иов за них помолится.

Понятно, что каждый найдёт в себе достаточно грехов, если внимательно посмотреть, но, как правило, это будут совсем не те грехи, за которые надо так серьёзно и жестоко наказывать человека, – лишать его зрения или тому подобное.

Однако мы всегда задаёмся вопросами: как же так, воры, лицемеры, люди, равнодушные ко всему, кроме личной выгоды, нечестиво наживают миллионные состояния, катаются, как сыр в масле, и в своей земной жизни благоденствуют? Того же Иова, потерявшего и детей, и имущество, и здоровье, сидевшего в гное на навозной куче, тоже мучили эти вопросы: почему грешники доживают до старости и не знают никакого горя, они крепки и здоровы, и дети вокруг них, и всё у них прекрасно устроено. А праведник терпит унижения, несправедливости и оскорбления день за днём, и нет управы на злодеев.

Подобные ситуации не только у Иова вызывают вопросы, это и нас волнует, потому что, нам кажется, это так несправедливо! Но вызывают они вопросы исключительно с земной точки зрения. Если ограничиться только земной жизнью, тогда да, мы хотим видеть грех и наказание, добродетель и награду сразу здесь и сейчас. Согрешил – тут же получи страдание. Сделал добро – вот тебе награда.

Но на самом деле Господь оценивает всё с точки зрения вечности, а земная жизнь – лишь небольшая её часть, и думать, что тот, кто прожил её нечестно, пусть и в богатстве, и в удовольствиях, что-то выиграл, мы не можем.

В этой жизни Господь готовит человека к переходу в вечность. И зная, что Бог есть Любовь, мы понимаем, что Господь и воров, и нечестивцев хочет увидеть покаявшимися рядом с Собой в вечности. Рядом с Христом не может быть греха, но раскаявшийся грешник рядом с Богом быть может. Мы не знаем, как кого Господь будет переводить через смерть, как кого будет судить. Но нам известно, что нам Христос дал заповеди, и нас Он будет судить по ним. И вот надо трудиться над тем, чтобы научиться исполнять их, ежедневно стремиться ставить Христа во главу угла своей жизни. Этой работы хватит нам до скончания века. А что касается тех, кто находится за пределами Церкви, то «внешних судит Бог», – говорит апостол Павел (1 Кор. 5, 13).

Невольно возникает желание сказать: «Что же, эти нечестивцы земную жизнь прожили припеваючи, а если ещё умудрятся покаяться перед смертью, тогда и в вечности получат благо? А мы всю свою жизнь трудимся, страдаем, постимся, во всём себя ограничиваем, считаем каждую копейку и можем не спастись!»

Это позиция старшего сына из притчи о блудном сыне, который хочет, чтобы все работали так, как он, и ждали награду когда-нибудь потом. Некая уравниловка и пренебрежение к грешнику – своему младшему брату: уж если он провинился перед Отцом, то пусть теперь страдает и получает наказание. Он, мол, сам выбрал такую судьбу.

В другой притче, о работниках единодесятого часа, Христос говорит, что одни люди трудились с утра, а другие пришли в последний момент, но хозяин дома заплатил всем поровну. Когда же кто-то стал возмущаться, что оплата одинакова, то хозяин сказал: «Я тебя не обидел, за сколько мы с тобой договаривались, столько ты и получил, что же ты возмущаешься? Я хозяин своему добру, кому что хочу, то и даю». А они надеялись, что получат ещё больше, раз последние получили столько же. Если эту притчу перевести на духовный язык, речь в ней о том, что все спасшиеся получат Царство Божие не «наделами» и «кусочками» побольше или поменьше, а целиком.

Апостол Павел говорит о разной участи святых в Царстве Небесном: «Иная слава солнца, иная слава луны, иная звезд; и звезда от звезды разнится в славе» (1 Кор. 15, 41). Каждый, как говорят отцы, получит в ту меру, которую он способен воспринять и вместить. Там не будет зависти, не будет подсчёта, что «у кого-то больше, а у меня меньше». Другой вопрос, что мера вместимости у каждого будет разная. Преподобный Сергий Радонежский, который всю жизнь с юности посвятил Единому Богу, сможет воспринять от Бога гораздо больше, чем тот же благоразумный разбойник, который покаялся в последний момент своей земной жизни.

 

 

Источник: Вечерняя Москва