Взорвавшийся вулкан Ирака. Антон Веселов

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия

Протесты охватили большую часть страны и приняли форму сопротивления с оружием

Обстановку, сложившуюся в Ираке в последнюю неделю, иначе как чрезвычайной не назовёшь. Решение властей применить силу против демонстрантов, которые давно выступали с постоянными требованиями – предоставление рабочих мест, улучшение условий жизни, борьба с коррупцией, оказалось не просто ошибочным. Оно привело к обратным результатам – протесты охватили почти всю страну и приняли форму активного сопротивления, в том числе с использованием оружия. За четыре дня в ходе демонстраций убиты как минимум 105 человек, в том числе 16 сотрудников сил безопасности. Огнестрельные ранения получили около 4 тысяч человек. Захвачены и сожжены десятки правительственных зданий, а также офисов нескольких губернаторов и партий.

2 октября вооружённые силы приказом министра обороны Н. аш-Шаммари были приведены в состояние повышенной боеготовности. На рассвете 3 октября иракское правительство ввело в Багдаде комендантский час, запрещающий движение пешеходов и транспортных средств по всему городу, за исключением служб экстренной помощи и поездок в международный аэропорт. Последний, однако, также оказался отрезанным демонстрантами – даже спикер парламента Мохаммед аль-Халбуси, экстренно вернувшийся из зарубежной поездки, был вынужден добираться до своей резиденции на вертолёте. На этом фоне практически незамеченным оказался очередной ракетный обстрел центра Багдада – одна ракета разорвалась у посольства Турции, вторая угодила в мост через реку Тигр.

Власти приостановили действие операторов мобильной связи и заблокировали доступ в Интернет. В провинциях Неджеф, Вавилон и Мейсан введён комендантский час. В южной провинции Зи-Кар полный запрет на передвижение людей и транспорта был введён днем ранее, но столкновения с полицией там продолжились – погибли 9 человек. Протесты распространились также на провинции Басра, Васит и Кербела.

Примечательно, что ни одного заявления от президента страны за все дни протестов не последовало. Премьер-министр А. Абдель Махди три дня также хранил молчание и лишь 4 октября выступил с обращением к нации, смысл которого сводился к тому, что он считает требования демонстрантов законными, обоснованными и справедливыми, но их удовлетворение требует времени. Глава правительства признал, что унаследовал коррупционную систему, которая сложилась с 2003 года. Сотни миллиардов долларов расхищены казнокрадами. Война с террором истощила все ресурсы страны и вынудила занять миллиарды «для реконструкции сил безопасности и других основных потребностей». Заметим, речь о стране, занимающей четвёртое место в мире по запасам нефти, где четверть из почти 40 миллионов населения живёт за чертой бедности. 

Ситуацией не преминул воспользоваться Муктада ас-Садр, призвавший к отставке правительства и немедленному проведению досрочных выборов. Местные обозреватели назвали это по меньшей мере странным, поскольку ранее именно к ас-Садру обращались с призывом употребить своё влияние в парламенте и способствовать урегулированию кризиса. Однако он принял решение запретить своей фракции участвовать в заседаниях, парализовав работу законодательного органа. Такие действия вызвали резкую критику – в адрес ас-Садра нарастают обвинения в том, что он стремится возглавить протесты, не предлагая никаких решений. Не исключено, что это сыграет против него, и будь парламентские выборы сейчас, движение садристов могло бы получить в парламенте не более 15 мест вместо нынешних 53.

Нарастающее беспокойство вызывает позиция иракского шиитского духовенства в целом. Многие отмечают, что Великий аятолла Систани в своё время выпустил фетву и инициировал создание шиитского «народного ополчения» для борьбы с ИГ (организация запрещена в РФ), но ничего в плане улучшения условий жизни или борьбы с коррупцией не сделал. Заявление представителя верховного шиитского лидера Саида Ахмеда ас-Сафи о необходимости активизировать борьбу с коррупцией путём создания очередного независимого комитета вызвало в обществе лишь раздражение.

Иракские власти намекают, что «нынешние демонстрации были запланированы еще пару месяцев назад», и некоторые страны воспользовались обоснованными требованиями населения, чтобы навязать собственную повестку дня. В Тегеране поддержали эту версию – 3 октября там объявили о срыве «израильско-арабского заговора» с целью убийства генерала Касема Сулеймани. По словам представителей КСИР, покушение готовилось давно и планировалось на начало сентября.

Рассматривается версия о причастности США к организации беспорядков. В Интернете есть сообщения о неизвестных снайперах, которые вели огонь как по полицейским, так и по протестующим.

В Вашингтоне могли решить, что иракский премьер недостаточно активен в проведении  курса, который от него ждут. Стремление Аделя Абдель Махди дистанцироваться от поддержки «сделки века», выпады в адрес Израиля, поддержание торгово-экономических связей с Ираном, несмотря на американские санкции, а также «безволие» в решении других вопросов, включая гарантии долгосрочного военного присутствия США в Ираке, могли побудить американцев сыграть ва-банк.

Как известно, ломать – не строить. Крушить американцы умеют, особенно в странах, не способных дать отпор. То, что это может обернуться новой вспышкой гражданской войны в Ираке, за океаном никого не интересует. Главное – показать, что отказ следовать указаниям из Вашингтона неприемлем.

Источник: Фонд Стратегической Культуры