Война в Косово: готова ли Сербия, вмешается ли Турция. Олег Валецкий

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия

Сегодняшнюю ситуацию в Косово можно охарактеризовать как конфликт, который рано или поздно закончится войной. Об этом EADailyзаявил военный эксперт Центра стратегической конъюнктуры Олег Валецкий, отвечая на просьбу оценить вероятность того, что напряженность вокруг южного сербского края снова перейдет в горячую фазу, и проанализировать возможности вооружённых сил Сербии оказать вооруженное сопротивление незаконно сформированной «армии» сепаратистского Косово.

По мнению Валецкого, который в 1999 году воевал добровольцем в Косово и Метохии, чтобы понять актуальный расклад сил в Косово, необходимо вернуться к предыстории как косовского, так и всех других балканских конфликтов, которые последовали за распадом Социалистической Федеративной Республики Югославии в начале 1990-х годов. «До того, как я в 1999 году поехал добровольцем в Косово, я четыре года жил на территории Республики Сербской и мог лично наблюдать все процессы, которые происходили на Балканах в это время», - сказал он. Так, по мнению эксперта, конфликт в Косово отличался от происходившего в Боснии и Герцеговине. В Боснии конфликтовали между собой сербы, мусульмане и хорваты, но все эти народы имеют общие корни и говорят на одном языке. «В Косово не было дружбы между сербами и албанцами. Было постоянное противостояние», - отметил он.

При этом, добавил эксперт, косовских албанцев мотивировало не только желание получить независимость от Сербии. Албанское общество в Косово и Метохии устроено весьма специфическим образом, пояснил эксперт.

«Албанцы разделены на фисы - племена. Сила каждого фиса определяется силой его членов. Албанцы из Дреницы долгое время находились в подчиненном положении по отношении к другим фисам, и бунт в начала 1990-х годов, равно как и последовавшая за ним война, стала для них возможностью заполучить влияние. Соответственно, Хашим Тачи („президент Косово" - EADaily), его соратник Сулейман Селими - это все выходцы из Дреницы. Рамуш Харадинай (бывший „премьер-министр Косово" - EADaily) - выходец из Метохии. Это два различных клана, которые война подняла на верх косовской иерархии. Политика тут играла весьма относительную роль, более существенным фактором были эти родовые отношения», - рассказал Валецкий.

По его мнению, в тот момент, когда в 1998 году в Косово и Метохии начался масштабный конфликт между силами безопасности Сербии и так называемой «Освободительной армии Косово», сербская армия была в состоянии покончить с сопротивлением косовских албанцев. Но в сентябре 1998 года Североатлантический альянс стал угрожать Сербии военной интервенцией, если она продолжит антитеррористическую операцию против албанских боевиков. Примерно в это же время, когда начались угрозы со стороны НАТО, в структурах госбезопасности страны произошли большие перемены, напомнил эксперт. «Слободан Милошевич под давлением своей супруги Мирьяны Маркович сменил начальника госбезопасности Йовицу Станишича и его заместителя Франка Симатовича. Новым начальником госбезопасности был назначен Раде Маркович. Это привело к внутриполитической напряженности в самой сербской власти. Можно сказать, что падение Милошевича было предопределено падением Косово. Удары НАТО этому, конечно, способствовали, но, по сути, самого Милошевича сменило не НАТО и цветная революция, а его собственная бюрократия. Сербская полиция 5 октября 2000 года могла самостоятельно разогнать демонстрантов, но она не захотела этого делать. Это была управляемая революция», - считает Валецкий.

Эксперт также отметил, что во всех конфликтах 1990-х годов на территории бывшей Югославии важную роль сыграли ее собственные спецслужбы. Югославия Йосипа Броза Тито, после того, как он вступил в конфликт со Сталиным в 1948 году, создала очень сильные спецслужбы, которые должны были противостоять в первую очередь советской разведке. Кроме того, Югославия интенсивно развивала военную промышленность, в чем ей помогали США, Франция и Великобритания, продолжил Валецкий, отметив, что в 1950-е и 1960-е годы Запад интенсивно поставлял оружие в СФРЮ. «Кроме того, эта страна была одним из основателей Движения неприсоединения. Продукция военно-промышленного комплекса Югославии поставлялась в Африку и Азию. Считалось, что Югославия не даст СССР возможность поставить под полный контроль национально-освободительные движения в этой части мира», - добавил Валецкий.

При этом, продолжил он, в структуре безопасности социалистической Югославии военная безопасность была намного сильнее государственной безопасности. «После реформы конституции 1974 года, когда Югославия была превращена в федерацию с сильными республиками, органы госбезопасности Югославии, в отличие от СССР, входили в состав МВД. Все эти органы были, по сути, разделены между республиками, что и обусловило их активное участие в процессе распада Югославии и последующей войны», - пояснил эксперт.

По словам Олега Валецкого, война, которая в 1991 году началась в Югославии, была войной между различными фракциями партийной номенклатуры, которым подчинялись органы министерства внутренних дел. В составе МВД как отдельный департамент функционировала и служба госбезопасности. «С другой стороны, армия сохранила свою единую структуру, и там, в отличие от практики СССР, военная разведка и контрразведка составляли единое целое. В 1960-е и 1970-е годы югославские спецслужбы получили большой опыт работы за границей. Югославы активно работали в Африке, в Азии и в Европе. Надо понимать, что многие акты ликвидации представителей югославской антикоммунистической эмиграции в той же Германии не могли бы быть осуществлены без покровительства американских или британских спецслужб, потому что Германия была страна под военной оккупацией», - рассказал эксперт, добавив, что и когда в 1991 году началась война, югославская госбезопасность не распалась.

«Да, армии разделились между союзными республиками, но сотрудничество между бывшими сотрудниками госбезопасности сохранилось. К чему это привело? В балканской среде существуют тесные родовые связи. На Балканах понятие партии и идеологии - достаточно относительная вещь. Там произошло слияние структур спецслужб, различных родовых групп и частично криминальных кланов. Они сыграли ключевую роль в балканских конфликтах. Все спецслужбы сотрудничали с этими кланами. Если смотреть на Сербию, Боснию, Черногорию - все это единое пространство, на котором действуют криминальные и родовые кланы. Нельзя сказать, что какой-то клан действует в Боснии, какой-то в Черногории, какой-то в Сербии», - заявил Валецкий.

▼ читать продолжение новости ▼

Комментируя готовность ВС Сербии принять участие в каком-то гипотетичном новом конфликте вокруг Косово, эксперт отметил, что распространенное мнение о том, что сербская армия полностью уничтожена, на самом деле не соответствует действительности. Вооруженные силы Сербии располагают 30-тысячным личным составом, четырьмя механизированными бригадами, из которых одна специальная, напомнил он. Сербская армия достаточно сильна и хорошо вооружена по сравнении с другими армиями региона (Венгрии, Болгарии) и на настоящий момент в состоянии противостоять всем своим соседям, подчеркнул Валецкий. «Даже самая сильная армия на Балканах, греческая, в условиях экономического кризиса испытывает большие сокращения. Так что не вопрос вооружения тут главный, более важная проблема - влияние спецслужб на армию», - считает эксперт.

Сербская армия достаточно сильна, чтобы противостоять любым нападениям боевиков из Косово на Сербию, продолжил Валецкий. Но при этом он предупредил, что очень важную роль в возможном конфликте будет играть то, кто первым перейдет те границы, после которых пути назад уже не будет.

«В сербском обществе существует „патриотическая тусовка" - несколько тысяч футбольных фанатов и представителей разных движений. Большинство из них нигде не воевали. На севере Косово проживают сербы, и надо понимать, что рано или поздно албанцы попытаются взять их контроль. Для косовских сербов это неприемлемо, они попросят поддержки Белграда. Из Белграда будет направлена „патриотическая тусовка", и ситуация может выйти из-под контроля», - рассказал эксперт, оценивая возможные риски.

При этом он обратил внимание на тот факт, что сегодняшняя структура сил безопасности Сербии отличается от той, которая существовала в 1990-е годы, когда у Сербии были так называемые красные береты, продолжил он. «Красные береты - система действующего резерва сотрудников спецназа. У них было 800 бойцов в отряде плюс до 10 тысяч в резерве. Это были подготовленные, обученные люди, которых можно было призвать в любой момент. Именно благодаря этой системе организованного резерва спецназа Сербия во многом и могла контролировать события в Боснии, в Республике Сербской Краине, в Косово. Сейчас всего этого нет. Те ребята, которые сегодня могут прийти на помощь косовским сербам, не подготовлены. Они могут устроить какие-то беспорядки, но мост на реке Ибар, разделяющий северную и южную Митровицу, они не перейдут. Но зато это даст повод косовским албанцам перейти к прямой зачистке косовских сербов. Этого Сербия допустить не сможет». - рассказал Валецкий EADaily.

Анализируя военные сценарии гипотетического противостояния, эксперт отметил, что Сербия сегодня находится в немного иной ситуации по сравнении с 1999 годом, когда шла активная фаза косовского конфликта. По его словам, сербской армия имеет преимущество над албанцами в бронетехнике. Но север Косово и Метохии как раз неудобен для ее использования, потому что это каньон, в котором техника растянется в длинную колону, считает Валецкий. «А южная Косовская Митровица очень удобна для обороны. Преимущество в бронетехнике могло бы проявиться на равнинной местности. Допустим, в случае классической войны, армия Сербии в состоянии взять Подуево», - предположил он. Также эксперт обратил внимание на то, что горный район от Косовской Митровицы в сторону Копаоника не заселен, и албанцы в случае ввода войск Сербии в Косово будут в состоянии ввести свои группы на юг центральной Сербии через Копаоник.

«Копаоник к обороне не подготовлен. 37-я моторизованная бригада, в которой я служил, была расформирована. Это не является тайной для албанцев. Если албанцы займут Копаоник, их группы могут дойти вплоть до города Кралево. В принципе, Сербии на данный момент война не выгодна. Эта война может привести к тому, что сербские войска застрянут в районе южной Митровицы, албанские группы войдут на территорию Сербии, в том числе в Рашку, и это вызовет большую мобилизацию албанского национального корпуса и рост численности армии Косово с 5 до 55 тысяч», - допустил эксперт.

По словам Валецкого, «сербы очень часто склоны к переоценке своих сил». «Они верят, что каждый серб - это прирожденный воин, который всегда готов воевать», - сказал эксперт. Он также добавил, что сербы также недооценивают своих албанских противников, хотя еще в 1904 году при министерстве иностранных дел Сербии был сформирован комитет, который подготовил анализ боевых способностей албанцев. «Этот документ потом в 1996 году издал Институт современной истории. Там было написано, что албанцы неорганизованные, но если попасть к ним в засаду, это может закончиться очень плачевно, потому что они бьются до конца. В сербском обществе самые большие патриоты те, кто никогда не воевал. Они считают, что албанцы тут же побегут. Лично я могу привести пример, когда в районе Донье Обринье недалеко от Дреницы по данным штаба Приштинского корпуса (армия СРЮ) было 1500 албанцев. В апреле наша бригада участвовала в трех наступательных операциях против них. Первый раз албанцы вызвали на помощь авиацию НАТО. По нашим позициям был нанесён удар, погибло восемь разведчиков из нашей роты. Тогда мы отказались от наступления. Второе наступление закончилось тем, что наша пехота попала в засаду. Третье наступление было предпринято в конце апреля. Там была задействована наша 37 моторизованная бригада, 57 приштинская пехотная, подразделение резервного состава САИ (Специальное антитеррористическое подразделение), несколько тысяч солдат с танками. Тогда мы смогли прорвать их оборону», - вспомнил Валецкий.

Эксперт считает, что такой сценарий войны, при котором армия Сербии вошла бы на территорию Косово и Метохии со стороны северной Митровицы, больше всего подходит албанцам, так как это горная местность, покрытая лесом. Города находятся в низинах, и поэтому тут сложно использовать военную технику. По его словам, албанская «армия» все еще не имеет опыта маневрирования, но «в засадных условиях они могут отбиваться до конца». Он также подчеркнул, что в возможный конфликт, по всей вероятности, вмешаются исламские страны, прежде всего, Турция.

«Под контролем Турции сегодня воюет большое количество боевиков в Идлибе, они активно используют противотанковые ракеты. Если начнется война в Косово, Турция, которая всегда была покровителем албанцев, может отправить в Косово несколько тысяч боевиков, что резко поднимет боеспособность косовских албанцев. Это будут боевики с постоянным опытом, в том числе с опытом ведения огня из гаубичной артиллерии калибров 155, 152, 122 мм», - отметил эксперт.

Турция, которая покровительствует косовским албанцам, очень активна в Сирии и Ливии, напомнил Валецкий. «Это мощная вооруженная сила. Албанцы обратятся за поддержкой именно к ним, а не к США. Президент США Дональд Трамп вряд ли будет вмешиваться в этот конфликт. В Сербии в так называемых патриотических кругах не учитывают технологию начала любой войны. Чтобы разжечь какие-то межнациональные конфликты, надо найти „горячие головы", которые все это начнут. А потом уже все забудут кто начал воевать и почему». - сказал он. Но в данный момент для Сербии разумнее избежать конфликта и вести политику поддержки сербских анклав, посоветовал эксперт. Для этого, по его мнению, Белград должен сотрудничать и с Россией, и с США, и с Германией. «Если сербского населения там не будет, Сербия может забыть про Косово» - полагает Валецкий.

По мнению эксперта, Косово и сегодня является потенциальной горячей точкой, как и в 1990-е годы. «Там война может начаться в любой момент, когда кто-то на каком-то глобальном уровне надавит на кнопку. Кто это будет - неизвестно», - подытожил Олег Валецкий.

Источник