Визит делегации Константинополя в Москву: с чем приехали и с чем разошлись. Кирилл Александров

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия
Патриарх Кирилл встретился с делегацией Константинопольского Патриархата

Главное – не победа, а участие.

9 июля состоялись переговоры делегации Константинопольского Патриархата с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом. Официальное сообщение официального сайта РПЦ об этих ключевых для процесса Томоса про ЕПЦ переговорах, весьма лаконично.

Официальный сайт Константинопольского Патриархата вообще ничего не сообщил.

Никаких заявлений, тем более совместных. Никаких пресс-конференций, хотя бы и раздельных. Никаких заявлений для СМИ. Что же может означать подобная скрытность?

Чтобы это понять, необходимо обратить внимание на составы делегаций на переговорах.

Со стороны Фанара это митрополиты: Галльский Эммануил и Смирнский Варфоломей.

Митрополит Эммануил и митрополит Варфоломей

Эти иерархи уже вели переговоры с Патриархом Кириллом в Москве пять лет назад в рамках торжественных мероприятий по случаю 1025-летия Крещения Руси.

Вот слова, сказанные тогда митрополитом Эммануилом в адрес РПЦ: «Между нами всегда были отношения любви и дух взаимопонимания, и хотя порой случались в наших взаимоотношениях определенные трудности, в такие моменты всегда торжествовала премудрость Божия».

Вот – в адрес Отдела внешних церковных сношений (ОВЦС) РПЦ: «Я бы сказал, что наше сотрудничество ведется не только на языке дипломатии, но на языке истины. И на этом основании мы можем продвигаться дальше в решении различных трудностей, которые возникают».

А вот – в адрес Патриарха Кирилла: «Вы для меня очень близкий человек, я не могу назвать Вас своим братом, но назвал бы своим отцом. Мы очень уважаем и любим Вас и признаем Вашу особенную роль в жизни Православной Церкви».

После проведенных в 2013 году в Москве переговоров Святейший Патриарх Кирилл вручил митрополиту Галльскому Эммануилу орден святого равноапостольного князя Владимира (II степени), а архимандриту (в то время) Варфоломею – орден святого равноапостольного князя Владимира (III степени).

Митрополит Эммануил бывал в Москве не раз. Вот, к примеру, он выступает на семинаре в Общецерковной аспирантуре и докторантуре.

Правда, после этого между РПЦ и Константинополем произошел конфликт по поводу Критского Собора, но тем не менее и митрополит Эммануил, и митрополит Варфоломей являются теми иерархами, которых в Москве встречают приветливо.

Митрополит Эммануил участвовал в переговорах на Фанаре с делегацией УПЦ 23 июня и по их окончании дал короткое интервью, в котором выразил солидарность с УПЦ и понимание ее сегодняшних проблем.

Направление в Москву именно этого иерарха можно расценить как дружелюбный сигнал в адрес РПЦ. Ведь Фанар мог направить в Москву другого, не менее влиятельного константинопольского иерарха – митрополита Прусского Элпидофора, который является одним из самых радикальных сторонников гегемонии Константинопольского Патриархата в православном мире и соответственно – самым непримиримым критиком РПЦ. В недавнем интервью Интернет-ресурсу «Православие и мир» он в крайне резких выражениях высказался об РПЦ и позволил себе целый ряд весьма спорных заявлений, например: «Предоставление автокефалии Поместной Церкви вот уже почти 1350 лет подлежит исключительной юрисдикции и компетенции Вселенского Патриарха и Священного Синода Константинопольской Церкви».

Но его в Москву не направили.

Со стороны РПЦ в переговорах участвовал сам Патриарх Кирилл, председатель ОВЦС митрополит Волоколамский Иларион, а также заместитель председателя ОВЦС протоиерей Николай Балашов.

Митрополит Иларион и протоиерей Николай Балашов

Митрополит Иларион является твердым и последовательным противником легализации раскола в Украине и дарования Петру Порошенко Томоса об автокефалии. В последнее время он провел переговоры с представителями большинства Поместных Церквей, во время которых доводил до ведома своих собеседников позицию РПЦ по вопросу Томоса. Позиция эта может быть выражена в двух главных тезисах:

Во-первых, категорически нельзя легализовать раскол!

Во-вторых, категорически нельзя даровать Томос в условиях, когда этого не просит Украинская Православная Церковь!

Все остальное, как то: вмешательство Фанара в дела другой Поместной Церкви, необоснованные претензии Константинополя на исключительное положение в православном мире и т.д. – второстепенно. И эта категоричность в двух вышеназванных тезисах была выражена митрополитом Иларионом в интервью изданию «ТАСС» 7 июля: «Если, не дай Бог, произойдет легитимизация раскола, причем при даровании автокефалии раскольничьим структурам, то трудно даже себе представить, к каким последствиям это может привести для всей семьи Православных Церквей. Это будет означать фактически раскол, подобный расколу 1054 года».

То есть Московский Патриархат предупреждает Константинополь о том, насколько серьезны будут последствия возможных неканоничных действий с его стороны. И делает это не столько потому, что РПЦ якобы лишится части своей канонической территории, сколько потому, что эти возможные действия Фанара будут очевидно противоречить священным канонам и здравому смыслу. Причем до такой степени, что поставят сам Константинополь в оппозицию всему православному миру.

Что же касается протоиерея Николая Балашова, то этот человек является с 2007 г. членом Совета Императорского православного палестинского общества, а значит, он знаком с «тонкостями Востока».

Николай Балашов является опытным церковным дипломатом. Он участвовал в успешных переговорах по воссоединению с Русской Зарубежной Церковью, награжден орденами и медалями различных Поместных Православных Церквей, а значит – общается с их представителями и знает их точку зрения.

Теперь, зная, кто участвовал в переговорах в Москве, попробуем ответить на вопросы, вынесенные в заголовок статьи.

С чем приехали фанариоты?

Приехали они с тем, что обещали Петру Порошенко и другим заинтересованным в Томосе силам сделать все возможное, чтобы этот Томос даровать. То есть они пообещали провести консультации по этому вопросу с Поместными Православными Церквями – вот они эти консультации и проводят. Могли ли они о чем-то договориться с Патриархом Кириллом – нет, не могли! Да они к этому и не стремились. Вряд ли можно серьезно говорить о том, что они уговаривали Патриарха всея Руси согласиться с предоставлением Томоса неизвестной, несуществующей церковной структуре. Они просто озвучили свои соображения. Для Фанара необходим сам факт проведения консультаций с РПЦ. Говоря проще, важен не результат, а наличие самого процесса.

Патриарх Кирилл и представители ОВЦС также озвучили свою всем давно известную позицию. Возможно, прозвучали какие-то дополнительные предупреждения в адрес Константинополя, которые в прессе еще не озвучены.

С чем же уехали представители Константинопольского Патриархата? Уехали они с чувством выполненного долга. Теперь Фанар никто не сможет упрекнуть в том, что он не старался и не прилагал всех усилий для того, чтобы даровать Петру Порошенко Томос. Но на сегодняшний день результатом этих усилий является то, что ни одна из Поместных Православных Церквей не поддержала идею Томоса! Все высказались или против (с той или иной степенью резкости), или неопределенно. Решится ли в таких условиях Фанар на Томос? Вопрос, конечно, интересный…

http://spzh.news/ru/zashhita-very/54656-vizit-delegacii-konstantinopolya...