Священномученик Петр Беляев, пресвитер

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия
горящая свча

Свя­щен­но­му­че­ник Петр – Петр Ва­си­лье­вич Бе­ля­ев – ро­дил­ся в 1874 го­ду. Окон­чив Вла­ди­мир­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию, он был в 1895 го­ду на­зна­чен пса­лом­щи­ком в храм Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в се­ле Ка­ра­ча­ро­во Вла­ди­мир­ско­го уез­да[a][1], а в 1897 го­ду ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка.
В 1904 го­ду отец Петр слу­жил в Ка­зан­ском хра­ме Ка­зан­ской жен­ской об­щи­ны в Кас­лин­ском за­во­де Ека­те­рин­бург­ско­го уез­да Перм­ской гу­бер­нии[b]. 17 ав­гу­ста 1905 го­да он был пе­ре­ме­щен в Успен­скую цер­ковь в Кас­лин­ском за­во­де[2]. Сре­ди при­хо­жан он вско­ре стал из­ве­стен как тру­же­ник, ко­то­рый с тер­пе­ни­ем и лю­бо­вью несет пас­тыр­ский крест.

В сен­тяб­ре 1905 го­да отец Петр был на­зна­чен за­ве­ду­ю­щим Кас­лин­ским баш­кир­ским при­ютом. При­ют для де­тей баш­кир был от­крыт в 1891 го­ду, но в 1901 го­ду за неиме­ни­ем уче­ни­ков за­крыт. В 1904 го­ду по ини­ци­а­ти­ве епи­ско­па Ека­те­рин­бург­ско­го и Ир­бит­ско­го Вла­ди­ми­ра (Со­ко­лов­ско­го-Ав­то­но­мо­ва) при­ют был вновь от­крыт. Епар­хи­аль­ное ру­ко­вод­ство по­ста­ви­ло пе­ред учи­те­ля­ми за­да­чу обу­чить де­тей баш­кир-му­суль­ман рус­ской гра­мо­те, чтобы при­об­щить их к рус­ской куль­ту­ре и рус­ской граж­дан­ствен­но­сти и рас­по­ло­жить тем са­мым к при­ня­тию пра­во­сла­вия. Но эта за­да­ча уже то­гда бы­ла труд­но ис­пол­ни­ма: к это­му вре­ме­ни рус­ская куль­ту­ра са­ма бы­ла в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни об­мир­ще­на, имея нево­цер­ко­в­лен­ных де­ла­те­лей и ис­пы­ты­вая на се­бе силь­ней­шее ино­стран­ное вли­я­ние, а рус­ская го­судар­ствен­ность дав­но на­хо­ди­лась под немец­ким вли­я­ни­ем; и, та­ким об­ра­зом, при­об­ще­ние ино­род­цев к «рус­ской куль­ту­ре» вы­во­ди­ло их не на уз­кий путь к пра­во­сла­вию, а на ши­ро­кую до­ро­гу ев­ро­пей­ско­го без­бо­жия. Од­на­ко неко­то­рых успе­хов от­цу Пет­ру и его един­ствен­но­му по­мощ­ни­ку учи­те­лю-мис­си­о­не­ру все же уда­лось до­стичь, и в 1907 го­ду свя­щен­ник был на­граж­ден «за успе­хи по цер­ков­но-школь­но­му де­лу»[3]. Од­новре­мен­но отец Петр пре­по­да­вал За­кон Бо­жий в Кас­лин­ской цер­ков­но-при­ход­ской жен­ской шко­ле. В 1905 го­ду за рев­ност­ное от­но­ше­ние к цер­ков­но-школь­но­му де­лу и ак­ку­рат­ное и пло­до­твор­ное ис­пол­не­ние сво­их обя­зан­но­стей он был от­ме­чен в епар­хи­аль­ном от­че­те[4]. В 1915 го­ду отец Петр со­сто­ял чле­ном Мис­си­о­нер­ско­го ко­ми­те­та по Кас­лин­ско­му за­во­ду[5].

В Ве­ли­кую Сре­ду 18 ап­ре­ля (1 мая) 1918 го­да боль­ше­ви­ки устро­и­ли в Кас­лин­ском за­во­де ате­и­сти­че­ский ми­тинг. Мно­же­ство ора­то­ров в сво­их ре­чах ярост­но на­па­да­ли на Пра­во­слав­ную Цер­ковь и ее свя­щен­но­слу­жи­те­лей и с бра­нью по­но­си­ли их. В от­вет не под­ня­лось ни од­но­го го­ло­са в за­щи­ту Ма­те­ри Церк­ви. Без­молв­ная тол­па в ка­ком-то па­ра­ли­че во­ли вни­ма­ла по­но­ше­ни­ям и ко­щун­ствам, ед­ва ли да­же со­зна­вая, что тем са­мым она са­ма участ­ву­ет в них, при­со­еди­ня­ясь к рас­пи­на­те­лям Хри­сто­вым.

Спу­стя несколь­ко дней по­сле ми­тин­га, на вто­рой день Пас­хи, 23 ап­ре­ля (6 мая), со­сто­ял­ся крест­ный ход из всех кас­лин­ских церк­вей к ча­совне свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия По­бе­до­нос­ца. По опи­са­ни­ям цер­ков­ной прес­сы, ис­то­рия его про­ис­хож­де­ния бы­ла та­ко­ва: «Несколь­ко лет то­му на­зад... за­вод был по­се­щен страш­ным бед­стви­ем, в... день свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия за­вод сго­рел на­по­ло­ви­ну. Жи­те­ли это бед­ствие при­пи­са­ли гне­ву Бо­жию за то, что они в этот день ра­бо­та­ли, и впредь уста­но­ви­ли этот день празд­но­вать; в па­мять же со­бы­тия по­стро­и­ли ка­мен­ную ча­сов­ню в честь ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия, к ко­то­рой еже­год­но со­вер­ша­ет­ся крест­ный ход. В пер­вые го­ды крест­ный ход со­вер­шал­ся из всех церк­вей, но с те­че­ни­ем вре­ме­ни этот бла­го­че­сти­вый обы­чай был остав­лен и крест­ный ход со­вер­шал­ся толь­ко из глав­но­го за­вод­ско­го хра­ма Успе­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри»[6]. 23 ап­ре­ля (6 мая) на­род по­шел в церк­ви и шел «сплош­ной вол­ной. Хра­мы, несмот­ря на свою боль­шую вме­сти­мость, ед­ва вме­ща­ли мо­ля­щих­ся. По окон­ча­нии ли­тур­гии крест­ный ход с при­быв­ши­ми крест­ны­ми хо­да­ми из дру­гих церк­вей дви­нул­ся к ча­совне... Лес хо­руг­вей, бле­стя­щих на солн­це, ду­хо­вен­ство в свет­лых об­ла­че­ни­ях и мно­го­ты­сяч­ная, мо­лит­вен­но на­стро­ен­ная мас­са на­ро­да... Гля­дя на мно­го­ты­сяч­ную мас­су, ста­но­ви­лось ра­дост­но на ду­ше: на­род не за­был Бо­га и Цер­ковь и празд­но­вал... празд­ник празд­ни­ков. Несмот­ря на хо­лод­ную по­го­ду, крест­ный ход со­брал не ме­нее пя­ти ты­сяч на­ро­да»[7].
Но эта при­вер­жен­ность ве­ре и Церк­ви, к со­жа­ле­нию, ока­за­лась лишь внеш­ней, – над эти­ми людь­ми сбы­лось сло­во Хри­сто­во, Ко­то­рый ска­зал о та­ко­вых: «ко­гда на­ста­ет скорбь или го­не­ние за сло­во, тот­час со­блаз­ня­ют­ся» (Мф.13:22). И, ко­гда вновь вос­ку­ри­лась зло­ба бе­сов­ская и оже­сто­чи­лись го­не­ния, ни­кто из тех пя­ти ты­сяч не всту­пил­ся за сво­е­го пас­ты­ря, про­слу­жив­ше­го нема­ло лет в Кас­лин­ском за­во­де.

3 июня 1918 го­да отец Петр от­слу­жил ли­тур­гию и, со­вер­шив в хра­ме от­пе­ва­ние по­чив­ше­го при­хо­жа­ни­на, про­во­дил по­гре­баль­ную про­цес­сию до клад­би­ща. В это вре­мя из раз­ных мест ста­ли раз­да­вать­ся зву­ки пе­ре­стрел­ки меж­ду крас­но­гвар­дей­ца­ми и от­ря­дом мест­но­го на­род­но­го опол­че­ния. Вско­ре по­сле воз­вра­ще­ния с клад­би­ща свя­щен­ник был аре­сто­ван. Про­ща­ясь с род­ны­ми и уже до­га­ды­ва­ясь об уго­то­ван­ной ему Бо­гом му­че­ни­че­ской кон­чине, он был со­вер­шен­но спо­ко­ен. Гос­подь укреп­лял его Сво­ей бла­го­да­тью; от­да­вая по­след­ние рас­по­ря­же­ния, он по­про­сил род­ных пе­ре­дать всем, ко­му он воль­но или неволь­но при­нес огор­че­ние, чтобы про­сти­ли его. Отец Петр был рас­стре­лян по­чти сра­зу же по­сле аре­ста, в ночь на 4 июня в шта­бе крас­но­гвар­дей­цев в Кас­лин­ском за­во­де[8].

От при­шед­шей на­ут­ро узнать судь­бу му­жа су­пру­ги свя­щен­ни­ка боль­ше­вист­ские вла­сти скры­ли, что ее муж рас­стре­лян, за­явив, что его увез­ли в Ека­те­рин­бург. Те­ло за­му­чен­но­го пас­ты­ря бы­ло най­де­но через несколь­ко дней по­сле осво­бож­де­ния Кас­лей от боль­ше­ви­ков.
7 июля в Кас­лин­ском за­во­де со­сто­я­лось от­пе­ва­ние и по­гре­бе­ние уби­тых боль­ше­ви­ка­ми. Вме­сте с от­цом Пет­ром от­пе­ва­ли про­то­и­е­рея Алек­сандра Ми­ро­поль­ско­го и иерея Пет­ра Смо­ро­дин­це­ва[c] и два­дцать семь уби­ен­ных ми­рян. На­ка­нуне ве­че­ром в Успен­ском хра­ме, где слу­жил отец Петр, бы­ла со­вер­ше­на за­упо­кой­ная все­нощ­ная, а на­ут­ро – ли­тур­гия.

Совре­мен­ник так опи­сы­вал эти со­бы­тия: «На­ро­ду со­бра­лось мно­го, каж­дый хо­тел про­стить­ся с по­чив­ши­ми. Ду­хо­вен­ство об­ла­чи­лось в бе­лые об­ла­че­ния, на­род под­нял ико­ны и хо­руг­ви и с пе­ни­ем “Вол­ною мор­скою...” дви­ну­лись ко гро­бам. Яс­ный сол­неч­ный день бла­го­при­ят­ство­вал про­цес­сии, хо­руг­ви яр­ко бле­сте­ли на солн­це, с церк­вей нес­ся крас­ный звон... На каж­дом про­ул­ке про­цес­сия встре­ча­ла и при­ни­ма­ла но­вых бо­го­моль­цев, ко­то­рые из­да­ли уже мо­ли­лись, уви­дев лес хо­руг­вей, от­ра­жа­ю­щих лу­чи солн­ца и раз­брыз­ги­ва­ю­щих блеск в раз­лич­ные сто­ро­ны... А хор по­ет: “Со­гре­ши­хом, без­за­кон­но­ва­х­ом, неправ­до­ва­х­ом пред То­бою...” И эти сло­ва яв­ля­лись как бы вздо­хом не еди­нич­ных лич­но­стей, а всей мас­сы на­ро­да, ко­то­рая до­стиг­ла до де­ся­ти ты­сяч... Око­ло церк­ви про­цес­сия бы­ла встре­че­на боль­шой тол­пой на­ро­да. Гро­бы ми­рян бы­ли по­став­ле­ны в огра­де на при­го­тов­лен­ные по­мо­сты, а гро­бы свя­щен­ни­ков бы­ли вне­се­ны в цер­ковь и по­став­ле­ны ря­дом с гро­бом от­ца Пет­ра Бе­ля­е­ва... Цер­ковь бы­ла пе­ре­пол­не­на на­ро­дом, и про­дол­жи­тель­ное от­пе­ва­ние бы­ло со­вер­ше­но под несмол­ка­е­мые ры­да­ния мо­ля­щих­ся... Вот Цар­ские вра­та от­во­ри­лись и свя­щен­но­цер­ков­но­слу­жи­те­ли вы­шли ко гро­бам, хор за­пел: “По­мощ­ник и по­кро­ви­тель...” и про­цес­сия дви­ну­лась во­круг хра­ма под звон всех церк­вей, и через несколь­ко ми­нут над мо­ги­лой по­гиб­ших му­че­ни­ков-иере­ев воз­вы­шал­ся мо­гиль­ный холм близ пра­вой сте­ны глав­но­го ал­та­ря...»[9]

Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Июнь».
Тверь. 2008. С. 17-21.

При­ме­ча­ния

[a] Ныне Со­бин­ский рай­он.
[b] Ныне го­род Кас­ли Че­ля­бин­ской об­ла­сти.
[c] Свя­щен­но­му­че­ни­ки Алек­сандр (Ми­ро­поль­ский) и Петр (Смо­ро­дин­цев); па­мять 23 июня/6 июля.

[1] Вла­ди­мир­ские епар­хи­аль­ные ве­до­мо­сти. 1895. № 21. С. 500.
[2] Спра­воч­ная книж­ка Ека­те­рин­бург­ской епар­хии за 1904 год. С. 71. / Спра­воч­ная книж­ка Ека­те­рин­бург­ской епар­хии за 1915 год. С. 38. / Ека­те­рин­бург­ские епар­хи­аль­ные ве­до­мо­сти. 1905. № 17. С. 450.
[3] Ека­те­рин­бург­ские епар­хи­аль­ные ве­до­мо­сти. 1907. № 7. С. 73.
[4] Ека­те­рин­бург­ские епар­хи­аль­ные ве­до­мо­сти. 1905. № 24. С. 593.
[5] Спра­воч­ная книж­ка Ека­те­рин­бург­ской епар­хии за 1915 год. С. 9.
[6] Из­ве­стия Ека­те­рин­бург­ской Церк­ви. 1918. № 10. С. 183.
[7] Там же.
[8] ОГАЧО. Ф. И?226, оп. 20, д. 291, л. 268.
[9] Из­ве­стия Ека­те­рин­бург­ской Церк­ви. 1918. № 15. С. 289-293.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/