Священномученик Пантелеи́мон Богоявленский, пресвитер

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия
горящая свча

Но­во­му­че­ник, свя­щен­ник Пан­те­лей­мон Бо­го­яв­лен­ский ро­дил­ся око­ло 1881 го­да в Псков­ской гу­бер­нии в се­мье пса­лом­щи­ка Ве­ли­ко­лук­ско­го Бо­го­яв­лен­ско­го со­бо­ра Иоан­на Бо­го­яв­лен­ско­го. Так как до­сто­вер­ных све­де­ний о да­те рож­де­ния о. Пан­те­лей­мо­на не об­на­ру­же­но, то год его рож­де­ния уста­нов­лен при­бли­зи­тель­но, по да­те окон­ча­ния им Псков­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии. В до­ре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии окон­ча­ние се­ми­на­рии, как пра­ви­ло, про­ис­хо­ди­ло по до­сти­же­нии се­ми­на­ри­стом 21 или 22-лет­не­го воз­рас­та. О дет­ских и юно­ше­ских го­дах бу­ду­ще­го свя­щен­но­му­че­ни­ка так­же из­вест­но ма­ло. В ран­нем воз­расте Пан­те­лей­мон остал­ся си­ро­той. Уче­ба в се­ми­на­рии да­лась ему нелег­ко, по­сколь­ку за уче­бу необ­хо­ди­мо бы­ло пла­тить.

Псков­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию Пан­те­лей­мон за­кон­чил в 1903 го­ду по вто­ро­му раз­ря­ду и был опре­де­лен на ме­сто пса­лом­щи­ка в Ни­коль­ский храм Алек­сан­дров­ско­го По­са­да на Та­лаб­ских ост­ро­вах. Имен­но в этом хра­ме, где на­чал свою са­мо­сто­я­тель­ную жизнь бу­ду­щий свя­щен­но­му­че­ник, впо­след­ствии слу­жил из­вест­ный все­му пра­во­слав­но­му ми­ру по­движ­ник бла­го­че­стия XX сто­ле­тия прот. Ни­ко­лай Гу­рья­нов.
В го­ды юно­сти бу­ду­ще­го но­во­му­че­ни­ка в Псков­ской епар­хии на­би­ра­ла си­лу де­я­тель­ность нрав­ствен­но-про­све­ти­тель­ско­го Брат­ства Свя­тых пер­во­учи­те­лей сла­вян­ских Ки­рил­ла и Ме­фо­дия. В со­став его пре­иму­ще­ствен­но вхо­ди­ли пред­ста­ви­те­ли епар­хи­аль­но­го ду­хо­вен­ства. Круг за­дач Брат­ства был весь­ма раз­но­об­ра­зен, и Пан­те­лей­мон, став брат­чи­ком в чис­ле чле­нов-со­рев­но­ва­те­лей, участ­во­вал в его ра­бо­те, пе­ре­ни­мая опыт от стар­шей бра­тии.
По­сле 4 лет слу­же­ния Пан­те­лей­мо­на пса­лом­щи­ком на Та­лаб­ских ост­ро­вах Ар­се­ний (Стад­ниц­кий), Ар­хи­епи­скоп Псков­ский и Пор­хов­ский, ру­ко­по­ло­жил его в сан диа­ко­на к церк­ви по­го­ста Сен­но Псков­ско­го уез­да. Хи­ро­то­ния бы­ла со­вер­ше­на 3 июня 1907 г. за Ли­тур­ги­ей в Псков­ском Свя­то-Тро­иц­ком ка­фед­раль­ном со­бо­ре. По­гост Сен­но, где по­ла­гал на­ча­ло сво­им тру­дам в свя­щен­ном сане отец Пан­те­лей­мон, бы­ло из­вест­но сво­им древним хра­мом с от­дель­но сто­я­щей ко­ло­коль­ней и неболь­шим ухо­жен­ным клад­би­щем при них. Цер­ковь в Сен­но по­свя­ще­на Свя­то­му Ве­ли­ко­му­че­ни­ку Ге­ор­гию По­бе­до­нос­цу. Этот свя­той яв­ля­ет­ся од­ним из лю­би­мей­ших свя­тых на Псков­щине: пско­ви­чам при­хо­ди­лось не раз при­бе­гать к мо­лит­вен­ной по­мо­щи это­го по­бе­до­нос­но­го во­и­на в мно­го­чис­лен­ных бра­нях за свою зем­лю. Ря­дом с Сен­но на­хо­дят­ся из­вест­ные сво­и­ми древ­но­стя­ми – Ста­рый Из­борск, Пско­во-Пе­чер­ский мо­на­стырь; зем­ля изоби­лу­ет свя­ты­ми ис­точ­ни­ка­ми. Бу­ду­щий пас­тырь ду­хов­но воз­рас­тал и укреп­лял­ся под се­нью этих ве­ли­ких пра­во­слав­ных свя­тынь Псков­ско­го края.

Через год слу­же­ния в диа­кон­ском сане, 30 сен­тяб­ря 1908 г., в день па­мя­ти свя­щен­но­му­че­ни­ка Гри­го­рия, про­све­ти­те­ля Ар­ме­нии, диа­кон Пан­те­лей­мон был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка и опре­де­лен к хра­му Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри Бла­го­ве­щен­ско­го Во­рон­цов­ско­го жен­ско­го мо­на­сты­ря.
Бла­го­ве­щен­ский жен­ский мо­на­стырь, ос­но­ван­ный как об­щи­на в 1898 го­ду по же­ла­нию двух род­ных се­стер, по­ме­щиц име­ния Во­рон­цо­во, был от­крыт по­пе­че­ни­ем ве­ли­ко­го мо­лит­вен­ни­ка рус­ской зем­ли св. прав. Иоан­на Крон­штадт­ско­го и игу­ме­ний Ле­у­шин­ско­го мо­на­сты­ря Та­и­сии (Со­ло­по­вой). Мо­на­стырь рас­по­ла­гал­ся вда­ли от про­ез­жих до­рог в Холм­ском уез­де, вхо­дя­щем в со­став Псков­ской гу­бер­нии. Св. прав. Иоанн Крон­штад­ский по­жерт­во­вал 6000 руб. на устро­е­ние но­вой оби­те­ли и сам освя­тил в ней до­мо­вую цер­ковь во имя Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри. Ле­у­шин­ская игу­ме­ния, имев­шая опыт в устро­е­нии мо­на­сты­рей, от­пра­ви­ла в оби­тель од­ну из сво­их луч­ших се­стер, мо­на­хи­ню Та­и­сию, впо­след­ствии воз­ве­ден­ную здесь в сан игу­ме­ний. К1902 го­ду об­щи­на бы­ла пре­об­ра­зо­ва­на в мо­на­стырь с устав­ным бо­го­слу­же­ни­ем и об­шир­ным упо­ря­до­чен­ным хо­зяй­ством. Оби­тель нес­ла и со­ци­аль­ное слу­же­ние ми­ру – бра­ла на вос­пи­та­ние де­во­чек-си­рот. Под­рас­тая, де­воч­ки по же­ла­нию оста­ва­лись в мо­на­сты­ре или ухо­ди­ли в мир, имея за пле­ча­ми опыт мо­на­стыр­ско­го по­слу­ша­ния. Отец Иоанн Крон­штад­ский от­но­сил­ся к Во­рон­цов­ской оби­те­ли как к сво­е­му де­ти­щу и имел о ней мо­лит­вен­ное и ма­те­ри­аль­ное по­пе­че­ние на про­тя­же­нии всех по­сле­ду­ю­щих лет.

В 1902 го­ду на­сто­я­тель Пско­во-Пе­чер­ско­го мо­на­сты­ря ар­хи­манд­рит Ме­фо­дий, бла­го­чин­ный мо­на­сты­рей Псков­ской епар­хии, по рас­по­ря­же­нию свя­щен­но­на­ча­лия про­из­вел в но­вой оби­те­ли про­вер­ку. Ре­зуль­та­ты отец бла­го­чин­ный до­ло­жил Прео­свя­щен­но­му Сер­гию (Па­ни­ну): «... Всю­ду об­раз­цо­вый по­ря­док – и в хра­ме, и в тра­пез­ной, и в ке­ли­ях, луч­ше ко­то­ро­го и же­лать невоз­мож­но, всю­ду так и ви­дит­ся осо­бен­ное мо­лит­вен­ное по­пе­че­ние об об­щине ее ос­но­ва­те­ля, из­вест­но­го все­му ми­ру хри­сти­ан­ско­му мо­лит­вен­ни­ка – про­то­и­е­рея о. Иоан­на Сер­ги­е­ва».

Од­на из по­чи­та­тель­ниц о. Иоан­на Крон­штад­ско­го, вдо­ва бо­га­то­го Пе­тер­бург­ско­го чи­нов­ни­ка, офор­ми­ла на его имя дар­ствен­ную на зем­лю с по­строй­ка­ми в г. Пе­тер­бур­ге. О. Иоанн предо­ста­вил за­рож­да­ю­щей­ся Во­рон­цов­ской об­щине этот уча­сток и бла­го­сло­вил устро­е­ние на нем мо­на­стыр­ско­го по­дво­рья. Вско­ре в Пе­тер­бург­ском по­дво­рье за­теп­ли­лась мо­на­стыр­ская жизнь. Игу­ме­ния Та­и­сия при­сла­ла в С.-Пе­тер­бург по­слуш­ниц, ко­то­рые усерд­но тру­ди­лись и «пу­сто ме­сто ста­но­ви­лось свя­то». Ижди­ве­ни­ем и мо­лит­ва­ми от­ца Иоан­на был вы­стро­ен трех­пре­столь­ный храм с жи­лым кор­пу­сом для се­стер. На­ча­лись бо­го­слу­же­ния, по­яви­лись при­хо­жане, но­вые по­мощ­ни­ки и бла­го­тво­ри­те­ли. Бла­го­да­ря Пе­тер­бург­ско­му по­дво­рью мо­на­стырь зна­чи­тель­но окреп. Вполне ве­ро­ят­но, что о.Пан­те­ле­и­мон, как штат­ный свя­щен­ник Во­рон­цов­ской оби­те­ли, неод­но­крат­но слу­жил на по­дво­рье, по­кло­нял­ся свя­тым по­кро­ви­те­лям Пе­тер­бур­га, его мно­го­чис­лен­ным свя­ты­ням, встре­чал­ся с ду­хов­но опыт­ны­ми людь­ми.

В 1910 г. Во­рон­цов­ская игу­ме­ния об­ра­ти­лась к Ар­хи­епи­ско­пу Ар­се­нию с про­ше­ни­ем о стро­и­тель­стве в Во­рон­цо­ве пя­ти­гла­во­го ка­мен­но­го хра­ма со звон­ни­цею. Вла­ды­ка бла­го­сло­вил стро­и­тель­ство и 26 июня 1910г. при­был в оби­тель для освя­ще­ния ме­ста под стро­и­тель­ство хра­ма. «Псков­ские епар­хи­аль­ные ве­до­мо­сти» (1910 г., № 18) со­об­ща­ли об этом со­бы­тии сле­ду­ю­щее: «На­сто­я­тель­ни­ца мо­на­сты­ря – игу­ме­ния Та­и­сия, стар­шие и млад­шие сест­ры встре­ти­ли Вла­ды­ку во вра­тах, а в па­рад­ном крыль­це с кре­стом и со свя­тою во­дою встре­тил его на­сто­я­тель хра­ма – свя­щен­ник Пан­те­лей­мон Бо­го­яв­лен­ский, ко­то­рый при­вет­ство­вал Вла­ды­ку ре­чью, в ко­то­рой про­сил «со­вер­шить ве­ли­кое и свя­тое де­ло: по­ло­жить на­ча­ло но­во­му хра­му и по­мочь вы­пол­нить еще боль­шее же­ла­ние и боль­шее стрем­ле­ние: воз­двиг­нуть и неру­ко­твор­ный храм в ду­шах и серд­цах на­ших». Вла­ды­ка Ар­се­ний об­ра­тил­ся к при­сут­ству­ю­щим со сле­ду­ю­щим, при­бли­зи­тель­но, сло­вом на­зи­да­ния: «С лю­бо­вью взи­рал я на ва­шу оби­тель, ко­гда подъ­ез­жал к ней. Я об­ра­тил вни­ма­ние, что оби­тель ва­ша цве­тет и рас­ши­ря­ет­ся: храм окру­жен ве­ли­че­ствен­ной огра­дой, че­го рань­ше не бы­ло, кру­гом воз­двиг­ну­ты но­вые по­строй­ки: все это пре­крас­но! Но все это, так ска­зать, сто­ро­на ка­зо­вая, сто­ро­на внеш­няя, а о внут­рен­ней сто­роне – о сво­их ду­шах име­е­те ли вы за­бо­ту? Ваш ба­тюш­ка ука­зал, что у вас есть два же­ла­ния, два стрем­ле­ния: иметь внеш­ний храм Бо­жий и иметь та­кой же внут­рен­ний, и этот по­след­ний го­раз­до важ­нее и до­ро­же пер­во­го. Вполне со­гла­ша­ясь с ним, я убе­ди­тель­но про­шу вас – за­боть­тесь бо­лее об огра­де и хра­ме внут­рен­нем, вос­пи­ты­вай­те се­бя в хри­сти­ан­ском бла­го­че­стии! Ста­рай­тесь быть чи­сты­ми ду­шою и серд­цем!»

Итак, пас­тыр­ский путь бу­ду­ще­го но­во­му­че­ни­ка иерея Пан­те­лей­мо­на на­чал­ся в воз­рож­да­ю­щем­ся мо­на­сты­ре. Бу­дучи мо­лод и по­лон сил, о. Пан­те­лей­мон при­ни­мал уча­стие не толь­ко в бла­го­устро­е­нии оби­те­ли, в хо­зяй­ствен­ном ее воз­рас­та­нии, но, преж­де все­го, в ду­хов­ной жиз­ни на­сель­ниц. Здесь бы­ло от­кры­то для него ши­ро­кое по­ле пас­тыр­ской де­я­тель­но­сти. Отец Пан­те­лей­мон по­лу­чал бес­цен­ный опыт в по­пе­че­нии о «ма­лых сих», ду­хов­но воз­рас­тая от си­лы в си­лу.
Спу­стя 3 го­да слу­же­ния в мо­на­сты­ре, к ле­ту 1911 го­да отец Пан­те­лей­мон был пе­ре­ме­щен на ме­сто свя­щен­ни­ка в се­ле­ние Верх­ний Ост­ров, а осе­нью то­го же го­да – к Ло­пу­хин­ской ин­ва­лид­ной церк­ви Свт. Ни­ко­лая в по­гост Ка­ра­чу­ни­цы Пор­хов­ско­го уез­да.
В Ка­ра­чу­ни­цах с 1863 го­да дей­ство­ва­ло бла­го­тво­ри­тель­ное за­ве­де­ние – Дом При­зре­ния во­и­нов-ин­ва­ли­дов, где про­жи­ва­ли неиму­щие ин­ва­ли­ды вой­ны в воз­расте от 70 лет и бо­лее. Ин­ва­лид­ный дом был устро­ен мест­ным по­ме­щи­ком, по­пе­чи­те­лем В.М. Ло­пу­хи­ным. О. Пан­те­лей­мон был на­зна­чен на­сто­я­те­лем церк­ви Свт. Ни­ко­лая, ко­то­рая бы­ла для быв­ших за­щит­ни­ков Оте­че­ства ме­стом при­уго­тов­ле­ния для пе­ре­хо­да в веч­ность.
Уже через 2 неде­ли слу­же­ния на но­вом ме­сте, 25 сен­тяб­ря 1911 г., но­вый на­сто­я­тель встре­чал вы­со­ко­го го­стя. По­гост Ка­ра­чу­ни­цы по­се­тил но­вый Псков­ский ар­хи­ерей – Прео­свя­щен­ный Алек­сий (Мол­ча­нов), ко­то­рый сме­нил на Псков­ской ка­фед­ре Вла­ды­ку Ар­се­ния (Стад­ниц­ко­го). Прео­свя­щен­ный зна­ко­мил­ся с епар­хи­ей, обо­зре­вая церк­ви, при­хо­ды и мо­на­сты­ри.

По при­бы­тии в Ка­ра­чу­ни­цы епи­скоп Алек­сий был при­вет­ство­ван ре­чью от­ца Пан­те­лей­мо­на крат­кой, но на­сы­щен­ной, да­ю­щей слу­ша­те­лю пол­ное уве­ре­ние в том, что сей слу­жи­тель пре­сто­ла Бо­жия име­ет дар пас­тыр­ско­го сло­ва. Вла­ды­ка от­слу­жил в ин­ва­лид­ной церк­ви все­нощ­ное бде­ние св. Апо­сто­лу и Еван­ге­ли­сту Иоан­ну Бо­го­сло­ву и сам елео­по­ма­зы­вал на­род. Бла­го­леп­ная ар­хи­ерей­ская служ­ба в со­слу­же­нии епар­хи­аль­но­го ду­хо­вен­ства, при­быв­ше­го вме­сте с Вла­ды­кой в со­про­вож­де­нии ар­хи­ерей­ско­го хо­ра, как со­об­щил впо­след­ствии сам отец Пан­те­лей­мон в за­мет­ке об этом в «Псков­ских епар­хи­аль­ных ве­до­мо­стях», на­дол­го оста­лись в па­мя­ти то­го, кто был оче­вид­цем это­го ред­ко­го для сель­ско­го при­хо­да со­бы­тия.
Оче­вид­но, что отец Пан­те­лей­мон не мог дол­го оста­вать­ся в гу­берн­ской глу­бин­ке. Его спо­соб­но­сти к про­по­ве­ди бы­ли от­ме­че­ны Прео­свя­щен­ным Алек­си­ем и вско­ре, через ме­сяц по­сле по­се­ще­ния им п. Ка­ра­чу­ниц, отец Пан­те­лей­мон был пе­ре­ве­ден в уезд­ный го­род Пор­хов в Свя­то-Тро­иц­кий со­бор вто­рым свя­щен­ни­ком. В усло­ви­ях на­рас­та­ния ре­во­лю­ци­он­ной про­па­ган­ды и рас­ша­ты­ва­ния усто­ев го­судар­ствен­но­сти в уезд­ном го­ро­де как воз­дух нуж­ны бы­ли свя­щен­ни­ки, об­ла­дав­шие да­ром про­по­ве­ди. Спу­стя немно­гие го­ды этот та­лант про­по­вед­ни­ка Сло­ва Бо­жия по­слу­жил при­чи­ной му­че­ни­че­ской кон­чи­ны свя­щен­ни­ка Пан­те­лей­мо­на Бо­го­яв­лен­ско­го.

Свя­то-Тро­иц­кий и Бла­го­ве­щен­ский со­бо­ры бы­ли од­ни­ми из глав­ных до­сто­при­ме­ча­тель­но­стей Пор­хов­ско­го края. Ве­ли­че­ствен­ные, с бла­го­леп­ны­ми внут­рен­ни­ми ин­те­рье­ра­ми, они при­вле­ка­ли по тем вре­ме­нам боль­шое ко­ли­че­ство пор­хов­чан. Отец Пан­те­лей­мон, став од­ним из пас­ты­рей глав­но­го го­род­ско­го при­хо­да, стре­мил­ся про­из­но­сить про­по­ве­ди как мож­но ча­ще. Ба­тюш­ка ви­дел острую необ­хо­ди­мость в раз­об­ла­че­нии по­ли­ти­че­ских, ре­ли­ги­оз­ных и про­чих шар­ла­та­нов, за­по­ло­нив­ших все слои об­ще­ствен­ной жиз­ни. Он ста­рал­ся се­ять в со­зна­нии сво­их при­хо­жан идеи Ис­ти­ны и добра. Боль­шин­ство при­хо­жан бы­ли из про­сто­го на­ро­да, хра­нив­ше­го ве­ру и оте­че­ские тра­ди­ции. Но в этой же сре­де на­хо­ди­ла от­клик и ду­ше­вред­ная про­па­ган­да. И пас­тырь сме­ло и ре­ши­тель­но про­по­ве­до­вал в за­щи­ту ве­ры и хри­сти­ан­ских доб­ро­де­те­лей.

От­ца Пан­те­лей­мо­на при­вле­ка­ют и к пре­по­да­ва­тель­ской де­я­тель­но­сти. Он вхо­дит в кор­по­ра­цию пре­по­да­ва­те­лей Пор­хов­ско­го Ду­хов­но­го учи­ли­ща. Уже к учеб­но­му 1912 го­ду, все­го через пол­го­да слу­же­ния на но­вом ме­сте, его из­бра­ли кан­ди­да­том в чле­ны Прав­ле­ния учи­ли­ща на гря­ду­щее трех­ле­тие 1913-1915 гг. На оче­ред­ном съез­де от­цов де­пу­та­тов Пор­хов­ско­го учи­лищ­но­го окру­га от­ца Пан­те­лей­мо­на из­би­ра­ют чле­ном Ре­ви­зи­он­но­го Ко­ми­те­та по от­чет­но­сти учи­ли­ща на 1915-1916 гг. Усер­дие о. Пан­те­лей­мо­на от­ме­ча­ет епар­хи­аль­ное на­чаль­ство и в 1914 г. на­граж­да­ет его ка­ми­лав­кою. Ав­то­ри­тет от­ца Пан­те­лей­мо­на рас­тет. Про­по­ведь сло­вом жи­вым, на­стой­чи­вым, по­став­ля­ла его в раз­ряд пас­ты­рей, уме­ло со­би­ра­ю­щих и удер­жи­ва­ю­щих паст­ву в лоне Пра­во­слав­ной Церк­ви.

В ок­тяб­ре 1917 г. со­вер­шил­ся боль­ше­вист­ский пе­ре­во­рот. Вес­ной 1918 го­да свя­щен­ник Пан­те­лей­мон Бо­го­яв­лен­ский был рас­стре­лян без су­да и след­ствия вра­га­ми Хри­сто­вой Церк­ви. В ар­хи­вах не со­хра­ни­лось ма­те­ри­а­лов его след­ствен­но­го де­ла. До­ку­мен­тов, ко­то­рые со­дер­жа­ли бы по­дроб­но­сти об­сто­я­тельств его ги­бе­ли, об­на­ру­жить так­же не уда­лось. Из­ве­стие о рас­стре­ле о. Пан­те­лей­мо­на огра­ни­чи­ва­ет­ся ску­пой за­мет­кой в жур­на­ле «Еже­не­дель­ник ВЧК» за май ме­сяц 1918 го­да. В при­во­ди­мых в этом но­ме­ре спис­ках рас­стре­лян­ных по неко­то­рым гу­бер­ни­ям Рос­сии зна­чит­ся и свя­щен­ник Пан­те­лей­мон Бо­го­яв­лен­ский: «Пан­те­лей­мон Бо­го­яв­лен­ский, бла­го­чин­ный Пор­хов­ско­го со­бо­ра, рас­стре­лян за рас­про­стра­не­ние под­лож­ных слу­хов по­сред­ством про­по­ве­дей».В «Еже­не­дель­ни­ке» до­пу­ще­на ошиб­ка – о.Пан­те­лей­мон на­зван бла­го­чин­ным. Пор­хов­ским бла­го­чин­ным яв­лял­ся про­то­и­е­рей Ев­ге­ний Ле­бе­дев. Ве­ро­ят­но, отец Пан­те­лей­мон за­ме­щал от­ца бла­го­чин­но­го на вре­мя его от­сут­ствия. Про­то­и­е­рей Ев­ге­ний Ле­бе­дев был ав­то­ри­тет­ней­шим в свое вре­мя свя­щен­но­слу­жи­те­лем. Он был бли­жай­шим спо­движ­ни­ком по­след­не­го на­сто­я­те­ля Ни­кан­дро­вой пу­сты­ни ар­хи­манд­ри­та Вла­ди­ми­ра (Ги­га­но­ва), бо­го­сло­ва, быв­ше­го мор­ско­го офи­це­ра Цар­ской ар­мии. Ар­хи­манд­рит Вла­ди­мир был ав­то­ром бро­шю­ры, из­дан­ной вско­ре по­сле 1917 го­да, ко­то­рая рас­кры­ва­ла смысл бо­го­бор­че­ско­го бун­та. Эти два свя­щен­но­слу­жи­те­ля бы­ли аре­сто­ва­ны за «контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность» в 1924 го­ду, пре­да­ны су­ду и от­прав­ле­ны в ла­ге­ря НКВД.

Несмот­ря на пре­дель­ную ла­ко­нич­ность, штам­по­ван­ная Фра­за о рас­стре­ле от­ца Пан­те­лей­мо­на в «Еже­не­дель­ни­ке ВЧК», офи­ци­аль­ном че­кист­ском пе­чат­ном ор­гане, все же со­дер­жит глав­ное ука­за­ние при­чи­ны рас­стре­ла о. Пан­те­лей­мо­на. Лю­бой де­я­тель боль­ше­вист­ско­го тер­ро­ра, про­бе­гав­ший гла­за­ми эти стро­ки и умев­ший чи­тать их скры­тый смысл, по­ни­мал, что свя­щен­ник был уни­что­жен за про­по­ведь про­тив бо­го­бор­цев.
Сло­во пас­ты­ря в уезд­ном го­ро­де име­ло ав­то­ри­тет. Из хра­ма оно нес­лось по до­мам, на­пол­ня­ло го­род, до­сти­гая всех и каж­до­го. Сло­во зва­ло на­род оста­но­вить­ся в сле­пом сле­до­ва­нии бо­го­бор­цам, прий­ти в се­бя, вспом­нить о Бо­ге... У боль­ше­ви­ков оста­вал­ся один спо­соб борь­бы с та­ки­ми про­по­вед­ни­ка­ми – их физи­че­ское уни­что­же­ние.

Отец Пан­те­лей­мон был убит за без­бо­яз­нен­ную про­по­ведь про­тив вра­гов Свя­той Хри­сто­вой Церк­ви. Ему бы­ло к это­му вре­ме­ни 37 лет. В свя­щен­ном сане он слу­жил Свя­той Церк­ви 11 лет.
Свя­щен­но­му­че­ник Пан­те­лей­мон Бо­го­яв­лен­ский вос­при­ял честь му­че­ни­ков, ко­то­рые, по сло­ву Свя­ти­те­ля Гри­го­рия Бо­го­сло­ва, есть «...ду­хов­ные все­со­жже­ния, со­вер­шен­ные жерт­вы, при­ят­ные при­но­ше­ния, про­по­ве­да­ние Ис­ти­ны, об­ли­че­ние, ис­пол­не­ние ду­хов­но по­сти­га­е­мо­го за­ко­на, раз­ру­ше­ние за­блуж­де­ния, го­не­ние по­ро­ка, по­топ­ле­ние гре­ха, очи­ще­ние ми­ра».

Пор­хов­ский край от­ныне при­об­рел сво­е­го Свя­то­го по­кро­ви­те­ля, мо­лит­вен­ни­ка и пред­ста­те­ля пе­ред Пре­сто­лом Бо­жи­им.

Ис­точ­ник: http://pstgu.ru/