Священномученик Михаи́л Букринский, пресвитер

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия
горящая свча

Свя­щен­но­му­че­ник Ми­ха­ил ро­дил­ся 19 но­яб­ря 1869 го­да в се­ле Булы­ги­но За­рай­ско­го уез­да Ря­зан­ской гу­бер­нии в се­мье пса­лом­щи­ка Алек­сия Бук­рин­ско­го. В 1890 го­ду Ми­ха­ил окон­чил Ря­зан­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию и в 1894 го­ду был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка к Тро­иц­кой церк­ви в се­ле Зи­мен­ки За­рай­ско­го уез­да.

В Тро­иц­ком хра­ме отец Ми­ха­ил про­слу­жил со­рок че­ты­ре го­да, и с этим при­хо­дом бы­ла свя­за­на вся его жизнь. Он на­пут­ство­вал ухо­дя­щих из этой вре­мен­ной жиз­ни жи­те­лей стар­ше­го по­ко­ле­ния, при ко­то­рых ко­гда-то на­чи­на­лось его слу­же­ние, на его гла­зах ро­ди­лось и вы­рос­ло но­вое по­ко­ле­ние его при­хо­жан. И страш­но бы­ло ли­цом к ли­цу ви­деть, с ка­кой яро­стью и бес­по­щад­но­стью при­шед­шие к вла­сти без­бож­ни­ки уни­что­жа­ли са­мые ос­но­вы ре­ли­ги­оз­ные жиз­ни на­ро­да.

В 1929 го­ду свя­щен­ни­ку пред­ло­жи­ли вы­пол­нить за­ве­до­мо неис­пол­ни­мое для него за­да­ние в ви­де сель­ско­хо­зяй­ствен­ных по­ста­вок го­су­дар­ству, и за его неис­пол­не­ние он был при­го­во­рен к трем го­дам за­клю­че­ния. Отец Ми­ха­ил опро­те­сто­вал при­го­вор в су­де, и его за­ме­ни­ли штра­фом. В 1930-м и в 1931 го­дах он сно­ва был оштра­фо­ван, а за­тем сно­ва при­го­во­рен к трем го­дам ссыл­ки, но при­го­вор был от­ме­нен.

Во вто­рой по­ло­вине трид­ца­тых го­дов пра­ви­тель­ством Ста­ли­на бы­ло при­ня­то ре­ше­ние о мас­со­вом уни­что­же­нии ис­то­ри­че­ски сло­жив­ших­ся в Рос­сии со­сло­вий на­ро­да, и в част­но­сти свя­щен­но­слу­жи­те­лей. Со­би­рая ма­те­ри­а­лы об от­це Ми­ха­и­ле, со­труд­ни­ки НКВД в фев­ра­ле 1938 го­да до­про­си­ли пред­се­да­те­ля сель­со­ве­та и ди­рек­то­ра сель­ской шко­лы, и те по­ка­за­ли, что свя­щен­ник Ми­ха­ил Бук­рин­ский в 1934 го­ду при­зы­вал на­се­ле­ние ор­га­ни­зо­ван­но от­ста­и­вать в рай­цен­тре храм от за­кры­тия. «Ес­ли вы сей­час не при­ме­те мер, — ска­зал он, — его боль­ше­ви­ки со­всем сло­ма­ют, боль­ше­ви­ки на это спо­соб­ны, их, нехри­стей, слу­шать не на­до. Они вас об­ма­ны­ва­ют, а вы им ве­ри­те, — да­вай­те дей­ство­вать друж­ней, чтобы нам не ли­шить­ся хра­ма Бо­жье­го»[1]. В июле 1936 го­да он «при­зы­вал на­се­ле­ние бро­сить поле­вые ра­бо­ты и пой­ти в по­ле и от­слу­жить мо­ле­бен о нис­по­сла­нии Бо­гом до­ждя»[2]. Часть кол­хоз­ни­ков на ра­бо­ту не вы­шла, а со­бра­лась око­ло церк­ви для слу­же­ния мо­леб­на. По­сле это­го пред­се­да­тель сель­со­ве­та вы­звал к се­бе свя­щен­ни­ка и пре­ду­пре­дил его, чтобы он боль­ше это­го не де­лал. На что свя­щен­ник, по сло­вам пред­се­да­те­ля, за­явил, что в про­ек­те но­вой кон­сти­ту­ции есть спе­ци­аль­ный пункт о сво­бод­ном, бес­пре­пят­ствен­ном ве­ро­ис­по­ве­да­нии всех граж­дан, а «вы на ме­стах ис­ка­жа­е­те за­ко­ны и об­ма­ны­ва­е­те мас­су. Я пой­ду и ска­жу ве­ру­ю­щим, что вы нам не раз­ре­ша­е­те со­блю­дать ре­ли­ги­оз­ные об­ря­ды; я вам под­чи­нять­ся не бу­ду, а бу­ду де­лать так, как по­ла­га­ет­ся пас­ты­рю»[3].

2 мар­та 1938 го­да отец Ми­ха­ил был аре­сто­ван и в тот же день до­про­шен.

— След­стви­ем уста­нов­ле­но, что вы, бу­дучи недо­воль­ны су­ще­ству­ю­щим со­вет­ским стро­ем, ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную и ан­ти­со­вет­скую де­я­тель­ность... при­зы­ва­ли на­род к вос­ста­нию, тре­буя от­кры­тия церк­ви, кле­ве­та­ли на но­вую ста­лин­скую кон­сти­ту­цию... При­зна­е­те ли вы се­бя в этом ви­нов­ным? — спро­сил его сле­до­ва­тель.
— Я ни­ка­кой ан­ти­со­вет­ской и контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти, на­прав­лен­ной про­тив со­вет­ской вла­сти, не про­во­дил и ни­ко­гда не вы­ска­зы­вал сво­их мыс­лей. Дей­стви­тель­но, я лич­но счи­таю ста­лин­скую кон­сти­ту­цию ку­цей, так как в ней за­пи­са­но од­но, а на де­ле про­во­дит­ся дру­гое, — на­при­мер, в кон­сти­ту­ции за­пи­са­но о сво­бод­ном ве­ро­ис­по­ве­да­нии, а на са­мом де­ле боль­ше­ви­ки за­кры­ва­ют церк­ви, за­пре­ща­ют мо­лить­ся, свя­щен­ни­ков аре­сто­вы­ва­ют и ссы­ла­ют, тем са­мым на­силь­ствен­но за­пре­ща­ют ве­ро­ис­по­ве­да­ние, что яв­но де­ла­ет­ся про­тив во­ли на­ро­да, — ска­зал свя­щен­ник.
— След­стви­ем уста­нов­ле­но, что в 1934 го­ду вы при­зы­ва­ли на­род пой­ти с тре­бо­ва­ни­ем об от­кры­тии церк­ви. Вы го­во­ри­ли: «По­ка не позд­но, иди­те тре­бо­вать в рай­ис­пол­ком от­кры­тия церк­ви, а ес­ли не пой­де­те, то боль­ше­ви­ки ее сло­ма­ют. Боль­ше­ви­ки гра­бят не толь­ко вас, но и уни­что­жа­ют церк­ви». При­зна­е­те вы это?
— Я ни­ко­гда не при­зы­вал на­род, чтобы он тре­бо­вал от­кры­тия церк­ви, и не кле­ве­тал на со­вет­скую власть. Я счи­тал, что эти тре­бо­ва­ния бес­цель­ны, хо­тя, дей­стви­тель­но, ко мне ве­ру­ю­щие об­ра­ща­лись с прось­бой по­хо­да­тай­ство­вать, но я от­ка­зы­вал­ся сам хо­да­тай­ство­вать и пред­ла­гал по­хло­по­тать им са­мим.
— В чем вы счи­та­е­те се­бя ви­нов­ным?
— Ви­нов­ным я се­бя ни в чем не счи­таю.

7 мар­та 1938 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла от­ца Ми­ха­и­ла к рас­стре­лу. Свя­щен­ник Ми­ха­ил Бук­рин­ский был рас­стре­лян 14 мар­та 1938 го­да и по­гре­бен в об­щей без­вест­ной мо­ги­ле на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой.

Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Март».
Тверь. 2006. С. 4-7.

При­ме­ча­ния

[1] ГАРФ. Ф. 10035, д. 23175, л. 2 об.

[2] Там же. Л. 7 об.

[3] Там же. Л. 3.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/