Староверы – носители памяти Святой Руси, Третьего Рима и Нового Иерусалима

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия

В начале октября в Москве прошел Международный старообрядческий форум. По мнению многих участников, он получился эпохальным в том смысле, что впервые в истории старообрядцы всех согласий решили не обсуждать свои различия, а сфокусироваться на том, что их объединяет. О том, насколько востребовано в наше время идеологическое и практическое наследие староверов, в интервью "Интерфакс-Религия" рассказал известный представитель старообрядчества, директор Фонда Григория Богослова Леонид Севастьянов.

- Что, по-вашему, объединяет староверов разных согласий? Казалось бы, их воззрения настолько разные, что очень сложно найти общую точку соприкосновения... 

- Общая истина староверов намного превосходит разницу в воззрениях. Дело в том, что староверы всех согласий являются носителями памяти Святой Руси, Третьего Рима и Нового Иерусалима. Староверы всех согласий мыслят о себе как о потомках и реальных носителях и преемниках веры Святой Руси. Конечно, для внешних это кажется утопией, так как социальный статус современных староверов, может быть, не соответствует данному призванию. С точки зрения онтологии же мысль и есть реальность. Если человек живет категориями Святой Руси, если он мыслит о себе как об "истинном Израиле", то он таким и является. Мысли и самоидентификация человека создают реальность, даже, может быть, больше - они и есть эта реальность. Вся наша жизнь и ее качество зависят от самоидентификации с самого детства. От того, кем мы сами себя пропишем в "табели о рангах", будет зависеть наше самоощущение.

- А какая, если можно так сказать, "добавочная стоимость" присутствует в идеологии староверов? Что может дать идеологически современное старообрядчество России и миру?

- Старообрядчество России при всем своем разнообразии форм имело ключевую особенность и отличие от официальной Православной церкви, которая еще со времен царя Алексея Михайловича и патриарха Никона имела тенденцию встраиваться в так называемый союз Православных церквей, где вся идеологическая нагрузка и "центральность" отдавалась грекам и малороссам. И в самом деле, если христианство принято славянами-язычниками/варварами от греков в Киевской Руси, то логично, что первоисточником и идеологическим судьей становится греческая и малороссийская культура. В такой парадигме территория современной России воспринимается как царство "Соловья-Разбойника", или малокультурной Орды, которая нуждается в постоянном окормлении и воспитании греками и малороссами. Именно поэтому святыни зарубежные, такие как Афон, Иерусалим и Киев, порой становятся более значимыми, чем русские символы, даже для самих российских граждан. Это делает российских граждан намного легче манипулируемыми в их религиозном воззрении со стороны внешних сил, с одной стороны, и менее мотивированными к развитию и достижениям в своей родной стране, с другой. Ведь если истина у греков в Иерусалиме и если Киев - мать городов русских, то русским остается только повиноваться идеологическим центрам и ориентироваться на них. Старообрядческая же культура имеет в себе ментальность православной Руси XVI века, когда Русь воспринималась гражданами как идеологически независимая и самодостаточная цивилизация, как первоисточник миросозерцания, как земля особого присутствия Бога. Древнерусское православие мыслило о самой России как о богоизбранном Израиле и Третьем Риме, Святая Русь для древлеправославного человека является первоисточником, а греческое христианство имеет к нему второстепенное значение. Не случайно русские митрополиты благословляли константинопольских патриархов. Старообрядец по определению не может быть манипулируем из внероссийских центров. Любой идеологический центр вне Руси для старовера имеет второстепенное значение. Для старообрядца Россия является Святой и Oбетованной землей, где решаются судьбы всего мира. Россия для старовера становится целью, а не средством. Эта концепция дает метафизическую основу для российского патриотизма и решает зарождающуюся проблему с неоязычеством и экстремистски выраженным национализмом. Для неоязычников и националистов христианство становится пришлой, не естественной для России религией, а язычество представляется как что-то особо русское и необходимое к возвращению. 

Кроме того, старообрядчество не пропагандирует идеалы бедности и пораженчества. Старообрядчество в России, как и протестантизм на Западе, явилось основой капиталистической этики, о чем говорит и тот факт, что к Октябрьской революции 70% всего капитала в России принадлежали староверам. Старообрядчество продвигает труд как особую добродетель. Работа и дело являются участием в Божественном процессе творчества. Бог творит, и человек через труд уподобляется Творцу. Человек должен работать и зарабатывать деньги всю свою жизнь. Через работу он преобразовывает мир и общество. Деньги являются всего лишь коэффициентом творчества. При этом старообрядчество открыто к мировым достижениям и не боится перенимать более развитые технологические формы. Именно поэтому так развито было старообрядческое меценатство, которое создало и продвигало русскую оперу и театр. Староoбрядцы стояли за достижениями "серебряного века", как в области живописи и архитектуры, так и литературы. Они же создавали и поддерживали прогрессивные политические партии. Сейчас представители старообрядчества имеют больше лояльности к цифровым технологиям, чем представители официальной Церкви. Таким образом, старообрядчество могло бы стать идеологической опорой правого патриотического либерализма в России. Идеология, которая ставит личную деловую инициативу во главе экономического процесса, при этом базируется на консервативных семейных ценностях и устоях, продвигая идеал многодетной патриархальной семьи и ставя патриотизм как основную психологическую мотивацию в экономической деятельности, преобразит Россию и ее народы. 

- Вы состояли в оргкомитете съезда староверов. Почему на этом форуме не было единоверцев? 

- Мне кажется, проблема заключается в административном устройстве единоверческих приходов. Дело в том, что, к сожалению, несмотря на решения Собора 1918 года, современные единоверцы не имеют никакого статуса в Русской православной церкви. Грубо говоря, в старообрядных приходах служат по старому обряду просто по благословению правящего архиерея. Сегодня их благословляют служить так, а завтра передумают - и они опять служат новым обрядом. Есть большое количество примеров, когда исторически единоверческие приходы и монастыри становились обычными новообрядческими. И, во вторых, у старообрядцев в лоне Русской православной церкви нет своего руководителя - им является правящий архиерей. Таким образом, если вести с единоверцами диалог, то возникает вопрос, с кем конкретно. Если приглашать, то кого именно? На нашем съезде все согласия были представлены их главами. А кто является главой единоверцев? В общем, вопросов много...

- Одно из решений форума - создать общестарообрядческую ассоциацию. О чем идет речь?

- Создание союза предполагает вхождение в него всех желающих старообрядческих согласий, некоммерческих организаций и частных лиц без необходимости догмaтического, канонического и молитвенного единства. Вернее, даже приветствуются и всячески поддерживаются самобытность и литургические особенности согласий. Членство в союзе не предполагает совместных молитв или догматических дискуссий, также оно сугубо добровольное. Единственной целью является выступать общим фронтом в отстаивании консервативных нравственных ценностей в нашем обществе и совместная помощь старообрядцам в любых насущных проблемах.

http://www.interfax-religion.ru/?act=interview&div=503