Среда седмицы 13-й по Пятидесятнице. Протоиерей Димитрий Смирнов

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия
Протоиерей Дмитрий Смирнов

В Послании к Коринфянам апостола Павла, которое мы сегодня читали, есть такие слова: «Хвалящийся хвались о Господе. Ибо не тот достоин, кто сам себя хвалит, но кого хвалит Господь». Люди вообще любят похвалиться: я, я, я. Если же кто откровенно так про себя не говорит, то старается рассказать, что он хорошего сделал, или знанием своим похвалиться, или какие у него предки знаменитые либо богатые обязательно подчеркнуть. Работает дворником, а все хочет всем сказать: у меня университетское образование, я не простой дворник. Особенно это заметно в детях, потому что дети непосредственны, а взрослые похитрее, из них нагло редко кто хвалится, только если уж совсем глупый человек, но желание подхвалить себя, рассказать как бы невзначай о своих достоинствах, подчеркнуть, какой он хороший, есть абсолютно в каждом.

И вот апостол Павел говорит: этого делать не надо. Надо не от людей хвалу стяжать, а от Бога, стараться жить так, чтобы похвалил тебя Господь. Почему если я сделал хорошее дело или обладаю каким-то достоинством, нельзя похвастать, другому об этом сказать? Потому что на самом деле то, что есть в нас доброго,– это не наше, это нам дал Господь. По Его милости мы могли что-то совершить, и по Его милости мы могли кем-то стать или что-то иметь. Человек думает иногда, что он в институт поступил сам собой, без протекции. Да, может быть, взятки он и не давал, но экзамен – это же лотерея: не тот бы билет вытащил, и два балла. Вот в чем дело. Все равно Божья помощь во всем есть, даже в таких вещах. Все, что нам доброе удалось,– это всегда от Бога. Поэтому апостол и говорит: «хвались о Господе», то есть всегда помни, что это Господь тебе дал, а не ты сам. А что у нас собственное, личное, глубоко наше? Это грех. Этому уж не Бог нас научил, это мы сами. Поэтому если нам чем-то хвалиться, то только своими грехами: у кого больше, да кто хлеще, да кто жутче. Поэтому апостол и говорит: так лучше живи, чтобы Господь тебя похвалил.

А как нужно жить, чтобы Господь похвалил? Этому все Священное Писание, собственно, учит. В одном из сегодняшних евангельских чтений говорится: «блаженны слышащие слово Божие и хранящие его». То есть Господь хвалит этих людей. Значит, если мы с вами будем слушать Священное Писание и хранить его в своем сердце, Господь нас тоже похвалит. Вот мы сейчас слышали послание апостола Павла. Если мы сохраним в сердце эти слова и с того дня, как их услышали, не будем больше хвалиться, исполним то, что апостол Павел заповедал, значит, мы будем блаженны, значит, мы уже свою душу на эту часть улучшим. Оказывается, если человек постоянно слушает слово Божие, постоянно его читает, и оно не просто в одно ухо входит, а в другое выходит, но он действительно его запоминает, осмысливает и тут же в своей жизни начинает исполнять, то есть сохраняет в своем сердце, – то таким образом можно прийти к блаженству. Что это значит? Высшее блаженство для сына – быть всегда с отцом и с матерью. Поэтому высшее блаженство для духа человеческого – это соединиться с Духом Божиим. Вот об этом блаженстве речь и идет.

Во втором Евангелии мы читали слова Господа: «Истинно говорю вам: будут прощены сынам человеческим все грехи и хуления, какими бы ни хулили». Симеон Новый Богослов сказал: неужели ты думаешь камнями своих грехов закидать море милосердия Божия? Как бы мы ни согрешили, милость Божия все равно больше. Это мы часто не можем простить, злимся, хотим мстить, раздражаемся, помним зло, которое нам причинили. А Бог не таков. Он может простить человеку любой грех. Как бы человек в прошлом Бога ни хулил, как бы Бога ни отрицал, что бы только ни вытворял, но, если он опомнится, осознает этот грех, раскается, скажет: Господи, прости меня, я по неразумию это делал или со страху,– Господь может простить, потому что Господь не мелочен. Это люди так: вот она про меня сказала, да еще не в глаза, а кому-то, я этого никогда не прощу. Бог не таков, Он покрывает Своей любовью наше разделение или какие-то против Бога наши выступления, сердитость нашу. Часто человек говорит: как это Бог допускает? Думаешь: какая наглость! Буквально моська и слон. Что ты понимаешь вообще в Боге? Как смеешь так говорить? По гордости, по надутости глупой человек произносит такие слова. Потом, когда становится постарше, он уже как-то смиряется, начинает что-то понимать и жалеть о своем заблуждении.

«Но кто будет хулить Духа Святаго, тому не будет прощения вовек, но подлежит он вечному осуждению. Сие сказал Он, потому что говорили: в Нем нечистый дух». Что такое хула на Духа Святаго? Почему она не простится? Дело в том что мы, как люди недуховные, все воспринимаем чисто юридически: попросил прощения – тебя простили, все в порядке. Здесь имеется в виду совсем другое. Господь Иисус Христос был свят, Он был наполнен благодатию Божией и творил чудеса, говорил слова, каких никто никогда на земле не произносил. Но нашлись люди, которые сказали, что в Нем бес, Он бесноватый. То есть те слова, которые Господь говорил, те дела, которые Он делал, воспринимались ими как зло. Что это значит? Это значит, что их дух был диаметрально противоположен Его Духу. Такое духовное отрицание благодати Божией есть свидетельство того, что человек достиг демонизма, сатанизма, когда он сердцем не принимает ничего Божественного, сердцем противится ему, оно ему отвратительно, тяжело, мерзко.

Почитайте любые учебники за советские семьдесят лет: все церковное, все духовное, все связанное с Богом там называют мракобесием, то есть Церковь, святость, благодать считают мрачным беснованием. Так и говорят: средневековое мракобесие, церковное мракобесие. Значит, свет, истину, правду, любовь человек воспринимает как что-то жуткое, мрачное, тяжелое, жестокое, а все противоположное этому как какую-то необыкновенную музыку; так и говорят: музыка революции – когда льется кровь, когда сын стреляет в отца, когда рушат, ломают, взрывают, когда без суда расстреливают. Как Маяковский – почитаешь его ранние стихотворения: он упивается, он наслаждается вывороченными кишками, брызгами крови, растерзанным мясом. Взрывать – это нравится, а все противоположное вызывает отторжение, духовное неприятие.

Поэтому когда Господь говорит «не простится», речь идет не о юридическом непрощении, а о том, что человек не только отошел от Бога, а он уже приобрел черты сатанинские. И в этом случае не то что Бог не прощает, что Бог жесток, а человек сам становится активным противником Бога, как такового. И тогда он, конечно, не только Царствие Небесное не может познать, он и на земле-то еле живет, потому что он устремляется в преисподнюю, туда, где его родная стихия. Вот о чем здесь речь. Поэтому фарисеи, которые вели благочестивую жизнь, но, как только видели Спасителя, они ничего, кроме ненависти, не могли испытывать, потому что дух, который в них, был противоположным. Поэтому они Христа и распяли.

Когда Императора Николая Александровича и его жену обвинили в измене, в том, что они заключили с Германией сепаратный мир, и комиссия под руководством Керенского пыталась найти хоть какое-то предательство, хоть что-нибудь, какой-нибудь документик, какую-нибудь записочку в надежде их уличить – она не могла ничего найти. Это были абсолютно непорочные люди, которых совершенно ни в чем нельзя было упрекнуть. Спрашивается: а за что же тогда арестовывать? За что же тогда в Сибирь? А потому что неважно, что ты ни в чем не виноват. Как у Ивана Андреевича Крылова: ягненочек пьет ниже по ручью, а волк стоит сверху и говорит: ты мутишь воду. Ягненок отвечает: послушай, серый, ну как же я могу мутить, когда я ниже, вода-то от тебя ко мне течет. Нет, все равно ты мутишь воду. Ты почему виноват? Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать. Потому что сладость моя заключается в том, чтобы разорвать тебя на куски, превратить тебя в котлету, тебя растерзать, съесть.

Поэтому какая-то логика, аргументы, что это нельзя, это нехорошо, не действуют. Это война духовная, духовное неприятие, духовное желание во что бы то ни стало избавиться от противоположного духа. Тьма хочет загасить свет, потому что, как только свет появляется, она вынуждена убегать. Войдем в темную комнату со свечкой – и вокруг свечки сразу ореол, а тьма жмется по углам. А если сто свечек, то и тьмы уже нет, она осталась только под диваном. А если под диван посветить, то и оттуда она убежит. Но тьма хочет существовать, тьма хочет довлеть, тьма хочет захватить все. Поэтому свет надо загасить. Как? Убить, взорвать; если это невозможно, сослать. И начинается именно духовная война. Это не просто какие-то отношения, не просто люди чего-то не поделили, нет, это неприятие иного духа: духа кротости, смирения, терпения, любви – Духа Божия.

Поэтому Господь сказал «не будет прощения вовек», ни в этом веке, ни в будущем. Не поступок – поступок любой может быть прощен. Вот убил человек другого человека, и он может раскаяться, может стать иным, может так глубоко оплакать свой грех, что Господь ему простит это убийство. Хотя убитого уже не воскресить, поправить этого нельзя, но убийца может покаяться и стать святым. А если человек все духовное не только отрицает, а оно ему невыносимо, тягостно, он не может это переносить? Вот взять какого-то парня, пропитанного музыкой бесовской, и дать ему послушать стихиру шестнадцатого века знаменного распева. Ему это будет невыносимо, тяжело, тоскливо. Но ты же выдерживаешь сто двадцать децибел, когда играют твои любимые музыканты! Это вообще может ум закипеть в голове. А тут спокойная музыка, даже нет гармонии никакой, одна мелодия. Как просто это воспринимать! Почему же ты мучаешься? Дух другой – и человек уже не приемлет. Поэтому война идет прежде всего именно духовная. А потом она может и в физическую превратиться. Это сплошь и рядом. Вот об этом Господь говорит.

И второй эпизод из этого же Евангелия. «И пришли Матерь и братья Его и, стоя вне дома, послали к Нему звать Его. Около Него сидел народ. И сказали Ему: вот, Матерь Твоя и братья Твои и сестры Твои, вне дома, спрашивают Тебя. И отвечал им: кто Матерь Моя и братья Мои? И обозрев сидящих вокруг Себя, говорит: вот Матерь Моя и братья Мои; ибо кто будет исполнять волю Божию, тот Мне брат, и сестра, и Матерь». Баптисты на этом основании говорят: Он Матерь Божию не любил, и мы Ее поэтому не почитаем, почитаем только Господа. Хотя речь здесь не об этом. Если бы Господь Свою Мать не любил, Он бы с Креста к Ней не обратился и Иоанна Богослова не попросил за Ней ухаживать. Просто Господь подчеркивает, что, если мы хотим соединиться с Богом, мы должны исполнять волю Божию.

Как люди обычно соединяются? В родстве. Кто ближе человеку, чем мать, дитя, муж? Поэтому Господь этот образ и приводит: «кто будет исполнять волю Божию, тот Мне брат, и сестра, и Матерь». Те же самые слова, что и в первом Евангелии: кто слушает слово Божие и хранит его в сердце, исполняет его, тот блажен. Вот это общение, породнение со Христом и есть блаженство. Мы входим в эту семью: Отец Небесный, Сын Божий, а мы Ему, Сыну Божию, будем братья и сестры. Следовательно, мы станем сонаследниками, унаследуем Царство Небесное, потому что Небесный Отец нам его даст как Своим детям.

Как же усыновиться Богу? Если мать с отцом рождают дитя, оно становится их сыном по крови, по рождению. А Богу человек породняется по духу. По плоти мы принадлежим родителям, а по духу – либо Богу, либо дьяволу. Другого не дано. Отношения сыновства выражаются в послушании: дитя исполняет волю отца и матери. Папа говорит, изъявляет свое желание: делай то-то, не делай того-то – и сын слушается, если он добрый сын. Но даже если сын не слушается, их родство не разрушается, потому что это родство кровное. А родство наше с Богом, если мы не слушаемся Бога, разрушается. Мы сами от него отказываемся. Как только мы отказываемся слушаться Бога, мы лишаемся своего сыновства, потому что в чем это сыновство будет заключаться? Ни в чем. Единственная связь наша с Богом может быть только через послушание Ему. Значит, надо жить так, чтобы Бог нас все время хвалил за наше послушание, то есть жить не самим по себе, не как учат Толстой, Чехов, Достоевский, учительница в школе, соседка по лестничной клетке, еще какие-то тетя, дядя, мама, папа, а жить именно по воле Божией.

А как волю Божию узнать? Как узнать, чего Бог от нас хочет, что Ему от нас надо? Для этого нам, вот таким безумцам, которые потеряли живую связь с Богом и не могут спросить прямо у Бога: Господи, открой нам Свою волю – и Господь тут же ее откроет,– нам, людям окостенелым, дано Священное Писание. Поэтому ум наш должен в Священном Писании просто плавать, чтобы мы его знали наизусть, чтобы мы знали, что же Господь от нас хочет.

Вот из сегодняшнего чтения мы должны были усвоить, что хвалиться нехорошо. Человек, который хвалит себя, отказывается от своего сыновства Богу. А человек, который хвалится о Господе, все доброе, что в нем есть, приписывает Богу, а не себе,– этот человек угоден Богу. Вот хотя бы в этом пункте начать исполнять волю Божию, и уже будет благо. Но это всего одна строчка из Священного Писания, а в нем, слава Богу, сколько страниц? Шестьсот с лишним, и это только Евангелие, а есть еще Ветхий Завет.

И если человек, изучая Священное Писание, молясь Богу, искренно желает волю Божию познать, то она постепенно ему открывается, становится ему ясной. Тогда он начинает понимать и как ему нужно поступить в данном случае, и как ему общаться с людьми. Конечно, сначала он будет ошибаться, обязательно. А когда ошибется, его будет мучить совесть, он почувствует, что сделал неправильно. Господь через совесть ему скажет: вот здесь ты ошибся, ты сделал не так. И если он придет на исповедь, скажет: Господи, прости меня, я ошибся,– Господь простит ему его поступок, потому что он сделал не со зла, а сделал по неопытности духовной. Мы же все дети, мы все только учимся ходить.

И вот так потихонечку человек приобретет духовный опыт, постепенно познает волю Божию. Для этого нам жизнь и дана. И если мы будем так свою жизнь проводить, то тогда мы будем угодными Богу. Только надо этим заниматься не время от времени: вот приспичило, или какая-то тяжесть на душе, или еще что-то случилось – пришел в храм. Нет, этим надо заниматься с утра до вечера и с вечера до утра, постоянно. Что бы мы ни делали, самое главное, что нам надо, – это познавать волю Божию и все время стараться ее исполнять. Конечно, мы будем отвлекаться от этого, но надо все время возвращаться к Богу. И так постепенно мы будем накапливать опыт, зернышко за зернышком. Постепенно мы будем этого блаженства общения с Богом достигать. Аминь.

Крестовоздвиженский храм, 13 сентября 1989 года

https://azbyka.ru/propovedi/propovedi-dimitrij-smirnov.shtml/5