Под игом: права русского духовенства во времена Золотой Орды

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия

Правовое положение русского духовенства с момента завоевания Руси определялось установлениями ханов Золотой Орды. В расчете на то, что православие поможет удержать местное население в покорности, монголы освободили русскую православную церковь и монастыри от дани и других повинностей, предоставив священнослужителям самые широкие права из всех сословий населения.

О процессе накопления русской церковью в период ига богатств и ресурсов, а также успешном использовании их для обеспечения освободительных процессов, когда монголы приняли ислам, рассказывает в четвертом эпизоде своего расследования кандидат исторических наук, депутат Госдумы первого созыва Александр Минжуренко.

Печальным следствием феодальной раздробленности Древней Руси явилась утрата ею своей независимости. Отдельные княжества не смогли противостоять нашествию захватчиков с востока. Установившееся надолго татаро-монгольское иго наложило глубокий негативный отпечаток на всю последующую русскую историю.

Православная церковь и духовенство, как и русские города с другими людьми, серьезно пострадали в момент нашествия. По словам летописца, захватчики «много же святых церквей огневи предаша, и монастыри и села пожгоша». Было от завоевателей и «поругание черницам и попадиам», а в Рязани монахов и монахинь безжалостно рубили мечами, расстреливали стрелами и «во огонь метаху». В Переяславле, говорится в летописи, татаро-монголы разграбили и разрушили церковь архангела Михаила, а епископа Семиона убили.

Однако в дальнейшем монголы проявили себя довольно толерантными к православной церкви. Объясняется это, наверное, во-первых, тем, что они сами к тому времени еще не приняли ислам и были язычниками, причем совсем не фанатичными в своей вере. И, во-вторых, предводители Золотой Орды сравнительно быстро сообразили использовать церковь в своих интересах.  Им импонировало то, что православие проповедовало идеи смирения и покорности перед любой властью, ибо, это учение гласило: «нет власти не от Бога».

Многие исследователи считают, что судьба Руси могла бы сложиться намного трагичнее, если бы к моменту завоевания русских земель монголы уже приняли ислам. Тогда бы захватническая война могла превратиться в «священную» религиозную войну с истреблением «неверных». А язычники по определению были достаточно терпимыми к другим верованиям, так как при многобожии даже соседние родственные племена порой ставили во главе своего пантеона разных богов, и это не вызывало отторжения и неприятия у соседей. Они, таким образом, были практикой жизни приучены уважать другие божества и верования.

Правовое положение русского духовенства с момента завоевания Руси определялось установлениями ханов Золотой Орды. Ханы же в свою очередь опирались на Великую Ясу Чингисхана, принятую на курултае еще в начале XIII века. Этот документ представлял собой нечто вроде свода правил, на базе которых полагалось регулировать отношения в монгольском государстве. Здесь-то и было изложено положение о веротерпимости монголов по отношению к религиям захваченных народов. Чингисхан прямо предписал проявлять уважение ко всем верованиям и не отдавать предпочтений ни одной религии.

Через 30-40 лет после завоевания Руси монгольские ханы взялись за управление и руководство русской церковью, подчинив ее себе. Они присвоили себе полномочия одобрять назначение митрополитов православной церкви. Ханы выдавали претенденту ярлык – документ, разрешающий ему занять пост митрополита. До нас дошли два сборника ханских ярлыков, данные митрополитам в XIV-XV вв.

Решив использовать русскую православную церковь в интересах удержания местного населения в покорности, золотоордынцы предоставили духовенству большие льготы и наделили их особыми правами. Церкви и монастыри полностью освобождались от дани и других всевозможных поборов и повинностей. Они сохранили все свои земельные угодья, храмы и другие объекты движимого и недвижимого имущества.

Следуя заповедям Ясы Чингисхана лидеры Золотой Орды не включали русских настоятелей, монахов, священников и пономарей в число «сосчитанных» во время переписи, проводимой в целях обложения населения данью. А затем по ярлыку Менгу-Темира были утверждены и другие привилегии духовенства как социальной группы, включая и членов их семей.

Отныне монгольским чиновникам под страхом смерти запрещалось отбирать что-либо или требовать от русского духовенства выполнения какой-либо службы. К смерти приговаривался так же любой, кто был виновен в клевете и поношении греко-православной религии. Чтобы усилить действие этой хартии Менгу-Темира, в ней содержалась ссылка на установки самого Чингисхана.

В качестве платы за такие большие привилегии православному духовенству Менгу-Темир требовал от русских священников возносить молитвы Богу за него, за его семью и за наследников. В ярлыке особо подчеркивалось, что молитвы и благословения должны быть «ревностными и искренними».

И русская церковь довольно успешно использовала свои особые права, предоставленные ей Золотой Ордой. Прежде всего это касалось ее земельных владений, которые в эти годы постоянно расширялись.

Приобретение духовенством прав на землю происходило различными способами. Это были и дарения, и покупки, и переход земли по завещаниям бояр и дворян. Практиковалось и произвольное замежевание крестьянских угодий в пределы церковных владений.

Вполне возможно, что такой бурный рост церковного землевладения объяснялся тем, что, оказавшись в собственности храмов, эти земли выводились из-под обложения в пользу ханов. Поэтому можно предположить, что многие случаи приобретения земли священниками были фиктивными сделками.

Некоторые исследователи считают, что накопленные русской церковью в этот период богатства и ресурсы затем сыграли свою роль в обеспечении освободительных процессов, начавшихся с объединения русских княжеств вокруг Москвы. Но до поры до времени церковь проявляла лояльность по отношению к властям Золотой Орды, и священники продолжали пользоваться самыми широкими правами из всех сословий населения.

В эту эпоху русские священники подчинялись двум центрам: Константинопольскому патриархату и хану Золотой Орды. Руководимая греческими митрополитами, посвященными в сан в Византии и защищенная ханской грамотой, церковь на Руси тогда меньше зависела от княжеской власти, чем в какой-либо другой период русской истории. Слово митрополита часто было более весомым, чем слово очередного номинального великого князя, которых Золотая Орда намеренно часто меняла.

Однако в 1320 году монголы принимают в качестве государственной религии ислам и ситуация для русского духовенства в их правовом положении начинает меняться к худшему. Правда, распространение ислама среди кочевников заняло длительное время, и потому сразу после его официального принятия русские священники не ощутили этих изменений и их права не были ущемлены.

Сам Узбек-хан, при котором и был принят ислам, отличался гибкостью и веротерпимостью. Так, в 1317 году он выдал замуж за московского князя Юрия Даниловича свою родную сестру Кончаку, разрешив ей принять православие.

Но уже к 1380 году священники русской церкви все больше оказываются в оппозиции ханам Золотой Орды и все больше поддерживают московских князей в их деле освобождения Руси от иноземного ига. Для духовенства отныне борьба с захватчиками сливается с борьбой против носителей иной веры – ислама.

Самый авторитетный из священников игумен Сергий Радонежский отказывается от поста митрополита и благословляет московского князя Дмитрия на битву на Куликовом поле. Он же, несмотря на запрет инокам участвовать в боях под угрозой отлучения от церкви и гибели бессмертной души, благословляет на битву с оружием в руках двух схимонахов Пересвета и Ослябю.

После Куликовской битвы русское духовенство уже не призывало к смирению и терпимости по отношению к монгольским завоевателям, а помогало московским и другим князьям мобилизовать народ на сопротивление иноземцам и иноверцам.

Соответственно, отношения между православными священниками и Ордой изменились, и права духовенства во всех отношениях стали ущемляться монголами. Уже хан Тохтамыш в 1382 году во время своего набега на Москву не воздерживался от грабежей монастырей и убийства священнослужителей. Однако русское духовенство теперь стало использовать полученные ранее обширные права уже в целях собирания сил народа на национально-освободительную войну.

25 декабря 2018 г.

Продолжение будет опубликовано на сайте РАПСИ 15 января

Источник: РАПСИ