ПОЧЕМУ ПОЛЬСКАЯ ЦЕРКОВЬ ВОЗВРАТИЛАСЬ К ЮЛИАНСКОМУ КАЛЕНДАРЮ

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия

В день церковного новолетия мы беседуем с польским священником-богословом, деканом кафедры православной теологии Белостокского университета отцом Марком Лаврещуком о том, почему Польская Церковь приняла беспрецедентное решение о возвращении к юлианскому календарю, были ли какие-то трудности при переходе на «старый стиль» и насколько вообще значим вопрос календаря для православных поляков.

Напомним, что 18 марта 2014 года Архиерейский Собор Польской Православной Церкви отменил соборное решение от 12 апреля 1924 года о введении в Церкви «нового стиля» и постановил вернуться к «старому», то есть к юлианскому календарю.

Большинство приходов и значительная часть верующих жили по «старому стилю»

– Отец Марк, были ли какие-либо трудности с переходом Польской Православной Церкви на юлианский календарь? Или же Архиерейский Собор 2014 года только подтвердил существующий на приходах порядок?

– Возвращение юлианского календаря в Польскую Церковь не привело ни к каким переменам в жизни большинства приходов. Невзирая на официально принятое определение, что Церковь в Польше придерживается «нового стиля», большинство приходов и значительная часть верующих жили по «старому стилю». Перед принятием соборного решения о возвращении к юлианскому календарю приходы Варшавско-Бельской, Белостоцко-Гданьской и Перемышльско-Новосондетской епархий, за исключением нескольких общин, опирались на «старый календарь». В епархиях Люблинско-Холмской, Вроцлав-Щецинской и Лодзинско-Познаньской ситуация была менее однородна. Решение принимали собрания приходов.

– Есть ли статистика, сколько приходов сменили календарь?

– Статистические данные не были опубликованы и, по-моему, еще до сих пор не обработаны до конца. В епархии Белостоцко-Гданьской прежде по «новому стилю» жили только в трех-четырех приходах, при том что в этой епархии 57 приходов. На сегодняшний день «новый стиль» сохранила только одна община этой епархии – таково было решение приходского собрания.

Cвященник Марк Лаврещук
Cвященник Марк Лаврещук

– А были противники юлианского календаря в среде православных?

– Многие указывают на проблемы в зарубежных диаспорах, связанные с сохранением юлианского календаря в Церкви. Особенно в больших городах, где график работы затрудняет празднование православных праздников в будние дни. Там люди просили не переходить на «новый стиль» или сохранить его.

– Предпринимались ли в Польской Церкви попытки ввести юлианский календарь прежде, после 1924 года, когда Церковь официально объявила о следовании «новому стилю»?

– На практике само решение о смене календаря в 1924 году в значительной степени не было реализовано на большинстве приходов. По этой причине в послевоенный период (после 1945 г.) приходы организовывали свою литургическую жизнь согласно с потребностями верных. Весь северо-восток, где проживает большинство православных, сохранил старый календарь.

В сознании верующих календарь никогда не был подстроен «под Москву»

– Не было ли обвинений в том, что Польская Православная Церковь в слишком большой дружбе с Русской Церковью, слишком привязана «к Москве»?

– Думается, что верующие вряд ли когда-либо считали, что календарь подстроен «под Москву». В сознании верующих «новый» или «старый» стили календаря не связаны с географическим положением той или иной Поместной Церкви. Для верующих и духовенства важнее, что и в Московском Патриархате, и в Сербской Церкви, и в монастырях Афона праздники отмечаются в те же дни, что и у нас, в Польской Церкви. Русофильский аргумент, объясняющий переход на юлианский календарь, скорее надуманный, чем действительный.

Не стоит забывать, что Польская Православная Церковь в момент получения автокефалии подвергалась преследованиям со стороны государственной власти и вынужденно приняла решение о переходе на так называемый «новый стиль». Кроме того, тогда же были начаты работы по переводу литургических текстов на польский язык. После Второй мировой войны эти инициированные властями действия не были продолжены, и тем более никто не заставлял Церковь продолжать процесс перехода на «новый стиль» календаря, менять литургический язык. Таким образом, на решение Архиерейского Собора следует смотреть как на само собой разумеющееся решение Церкви, ничем не вызванное, являющееся прежде всего констатацией фактов, а не творением новой реальности.

– Как вы думаете, почему в Польше была реакция торможения на введение «нового стиля»? В Греции тоже имело место сильное противодействие переходу на «новый стиль», но все-таки большинство приходов на него перешло. В Польше же приходы проигнорировали нововведение. Откуда такая разница? В чем причина?

– Православные в Польше многократно испытывали на себе трудности соседства с инославными: Брестская уния, конфискация православных храмов… Напряжение выросло после разделов страны, когда Православие в Польше стало идентифицироваться с русским царским режимом.

А в XX веке люди стали опасаться, как бы смена календаря в 1924 году не привела «явочным порядком» к введению «новой унии», иначе говоря – к поглощению православных общин Римско-католической церковью.

Со священником Марком Лаврещуком
беседовал Сергей Иванов

Историческая справка:

В объединенной Речи Посполитой в период с 1569 года до первого раздела страны в 1772 году Римско-католическая церковь была самой многочисленной, однако она охватывала лишь половину населения страны. На 100% католической страна не была никогда, чему косвенно способствовали разделы Польши, в которых участвовали страны протестантские и православные. Православным в 20-е годы прошлого века помогла исторически присущая Польше со времен Речи Посполитой толерантность к другим исповеданиям.

http://www.pravoslavie.ru/97009.html