По совету старца, или Чем грозит неофиту неразумное воцерковление

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия
Фото: pravoslavie.ru

Эта история о том, как может навредить человеку неразумное воцерковление, с подачи «всезнающих» церковных активистов и под руководством «опытных» духовников.

О таком явлении как лжестарчество написано и сказано уже много. Однако время от времени то тут, то там возникает слух о появлении какого-то очередного «духовного наставника» или «прозорливца», который все про всех ведает, а самое главное – знает, кому и как надо спасаться. Наибольшую опасность такие «духовные учителя» представляют для людей новоначальных в Православии, для тех, кто еще не совсем утвержден в истинной вере, и только вступил на путь спасения. Чем могут обернуться для самого неофита и его близких «наставления» такого «старца», нетрудно догадаться.

История, рассказанная мне моей бывшей одноклассницей – неоспоримое подтверждение того, как может навредить человеку неразумное воцерковление, с подачи «всезнающих» церковный активистов и под руководством «опытных» псевдодуховников.

Помнится, когда последний раз мы виделись, Аня еще была атеисткой.

События пятилетней давности, которые стали причиной нестроений в ее семье и едва не привели к непоправимым последствиям, Аня вспоминает уже с некоторой долей иронии, подшучивая над своим религиозным невежеством и чрезмерной доверчивостью. Однако тогда ей было не до смеха.

Помнится, когда последний раз мы виделись, Аня еще была атеисткой, правда, все же крещенной вопреки протестам родителей верующей бабушкой в младенчестве. Но серьезный диагноз и  перенесенная тяжелая операция заставили переосмыслить многое в жизни и обратиться за помощью к Богу. Душа затосковала по горнему, а сердце – по храму.

Зайдя первый раз в церковь, Аня в растерянности осознала, что она ничего не знает. Где поставить свечу о здравии, как молиться Богу и просить помощи у святых, не говоря уже о том, что ей был абсолютно непонятен ход богослужения.

Тут же у церковной лавки ее подметила одна прихожанка и решительно взяла под свою опеку.

Она обратилась в церковную лавку к торговавшей там женщине за разъяснениями. Та ей кое-что объяснила, посоветовав поговорить со священником и записаться в воскресную школу при храме. Но ничего этого Аня сделать не успела. Тут же у церковной лавки ее подметила одна прихожанка и решительно взяла под свою опеку. Они познакомились, разговорились, и Ксения Ивановна, так звали эту женщину, взялась наставлять и вразумлять начинающую прихожанку.  

Именно от нее моя одноклассница узнала, что и ей, и всей ее семье сначала необходимо правильно воцерковиться. А постигать азы православного спасения лучше не в воскресной школе, а под руководством опытного духовника или старца. Оказалось, что и старца такого Ксения Ивановна знает и непременно познакомит с ним Анну.  

Представление о том, кто такие эти самые старцы или духовные наставники у Ани, на тот момент, были самые туманные. Ее воображение рисовало фигуру некого длиннобородого седого старика, на подобие тех, что она видела когда-то на картинах Васнецова и Нестерова, живущего где-то в лесной глуши в ветхой хижине.

Представление о том, кто такие эти самые старцы или духовные наставники у Ани, на тот момент, были самые туманные.

Доверившись своей новой знакомой, Анюта в ближайшие выходные отправилась вместе с ней к «духовному наставнику». К ее счастью жил он недалеко от города и вовсе не в дремучем лесу, а в довольно цивилизованном поселке в благоустроенном доме. Вид у отца Михаила тоже был вовсе не старческий.

Первый раз беседовал он с Анной спокойно и ненавязчиво. Расспросил ее о семье, поинтересовался ее проблемами и посочувствовал бедам. При прощании сказал, что болезнь ей послана за безбожие и для вразумления. Затем добавил, что если она не хочет погибнуть сама и желает помочь своим близким, то должна без раздумий становиться на нелегкую стезю спасения и быть готова к всевозможным искушениям и испытаниям.

В течение нескольких недель Анюта пополнила свой «духовный» багаж, узнав о всевозможных дьявольских уловках, о том, что осталось очень мало верных Богу священнослужителей, готовых говорить правду народу.

В следующее посещение «старца» Аня в числе прочих духовных чад уже слушала более строгую речь отца Михаила о приближении последних времен исповедничества и мученичества и о подготовке к приходу антихриста. Мою одноклассницу, мало знакомую с текстом Евангелия, эти слова не просто озадачили, но и напугали. Но всезнающая Ксения Ивановна поспешила ее успокоить и сказала, что со временем, по мере ее «воцерковления», истинный смысл слов «старца» Ане станет понятен. А еще, добавила она, очень важно исполнять послушание «наставнику» и делать все только по его благословению.

Так в течение нескольких недель Анюта пополнила свой «духовный» багаж, узнав о всевозможных дьявольских уловках, направленных на то, чтобы обманом заставить человека отречься от Христа, о том, что осталось очень мало верных Богу священнослужителей, готовых говорить правду народу. Отец Михаил призывал пасомых держаться только своей общины и окормляться у своего духовника.

Тогда же впервые она услыхала о печати Антихриста в виде штрихкодов на товарах, продуктах питания и на банковских карточках, о тайных технологиях навязывания пагубной идеологии посредством компьютера, о вреде мобильных телефонов и много другой «ценной» информации для своего спасения.

Отец Михаил призывал пасомых держаться только своей общины и окормляться у своего духовника.

Во избежание греха «старец» советовал не покупать продукты питания в магазинах и супермаркетах, где стоят аппараты для сканирования, чтобы не принять помимо своей воли печати Антихриста, а только на базаре у крестьян. Призывал своих духовных чад навсегда избавиться от мобильных телефонов, компьютеров и телевизоров, потому что в противном случае спастись будет невозможно.

Накануне Прощеного воскресения отец Михаил в личной беседе сообщил Ане, что для укрепления своей веры, на должна строго попоститься, исповедаться и причаститься. Благословил ежедневно для исцеления ее недуга читать акафист, выучить определенные молитвы и ни в коем случае не обращаться к врачам и не соглашаться на очередной курс химиотерапии. Кроме того, дал понять, что хорошо бы привлечь к посту и молениям своих домашних, если они желают ей добра и выздоровления.

В чистый понедельник в доме не было ничего кроме квашеной капусты, постного супа и гречневой каши.

Надо сказать, что семья у Ани была хорошая и дружная – любящий трудяга-муж, послушные дети. Однако известие о посте ее домашние встретили без особого энтузиазма, потому что до тех пор никто и никогда в семье не постился. Но чтобы не огорчать Анну, решили все же пойти ей на уступки.

В чистый понедельник в доме не было ничего кроме квашеной капусты, постного супа и гречневой каши. Параллельно с постом моя одноклассница, по совету «старца», начала настойчиво проводить просветительскую работу с детьми и мужем на предмет того, что нужно отказаться от телевизора, компьютера и мобильных телефонов. Кроме этого Аня стала регулярно привлекать их к своим домашним молениям и намекать, что неплохо бы всем членам семьи посетить «старца» с целью получить от него наставления.

Впрочем, муж Аню как-то сразу остановил и сказал, что если у него возникнет какая-то необходимость в наставлениях, то он лучше пойдет в церковь через дорогу. Но пост молча принял.

Аня стала регулярно привлекать их к своим домашним молениям и намекать, что неплохо бы всем членам семьи посетить «старца» с целью получить от него наставления.

Первой же взбунтовалась, не выдержав Аниного напора, старшая дочь-студентка. Она отказалась поститься, выслушивать непонятные ей тексты акафиста и уж тем более не пользоваться нужным ей для обучения компьютером. Младший сын-подросток через неделю «бросился во все тяжкие» – стал в невиданных доселе количествах употреблять шоколадные батончики, восполняя ими недостаток мяса и молочных продуктов, чем немало себе навредил, вызвав пищевую аллергию.

Самым стойким оказался муж. Правда дней через десять он как-то погрустнел, а затем однажды ночью Анюта застала его в кухне за поеданием колбасы. Супруг работал на двух строительных объектах и привык к ежедневной порции мяса или котлет, которыми его всегда снабжала на обед Аня. Работал он тяжело, перемерзая зимой на холоде, а потому нуждался в калорийном питании.

Все это моя одноклассница осознала спустя какое-то время, а тогда она восприняла такое поведение детей и мужа, как предательство, как нежелание ее поддержать. А тут еще и всеведущая Ксения Ивановна как-то обмолвилась в разговоре с ней, что «враг рода человеческого – диавол, не дремлет, а ходит всюду, как рыкающий лев, ища, кого поглотить», потому нет ничего удивительного в том, что Аннушку не понимают, ведь и Слово Божие говорит о том, что «враги человеку домашние его».

Однажды ночью Анюта застала мужа на кухне за поеданием колбасы.

Тогда Аня решила на какое-то время, по совету «старца», пожить вместе со своей знакомой в его общине. Супруг Владимир сначала возражал, но, видя, что Аня настроена решительно на то, чтобы, как она выразилась, «привести в упорядочивание свои чувства и мысли» уступил, дети же вообще как-то даже обрадовались своей полной свободе. Впрочем, Володя был уверен, что Анино «послушание» продлится недолго.

О своем пребывании в общине отца Михаила Анюта не очень любит вспоминать. Она говорит об этом, как о каком-то наваждении. Строжайший пост, длительные моления и бдения, минимум сна – такой режим было трудно выдержать даже вполне здоровому человеку, а уж ей-то (с ее проблемами и диагнозом) – тем более. Но Аня, одержимая желанием исцелиться, настолько доверилась «старцу» и своей покровительнице, что ни на миг не задумывалась о последствиях своего такого стремительного «воцерковления». К концу первой недели отец Михаил позволил ей посетить родных. В доме, благодаря дочери, был полный порядок, а потому Аня засобиралась быстро обратно, тем более что ей показалось, как она вспоминала впоследствии, что ее домашние «стали какими-то не такими».

О своем пребывании в общине отца Михаила Анюта не очень любит вспоминать. Она говорит об этом, как о каком-то наваждении.

Через три недели пребывания Анюты в общине младший сын стал задавать отцу вопросы о том, а не бросила ли мама их вообще. На телефонные звонки Аня не отвечала – «старец» запретил. Муж Володя стал волноваться. Тем более, что он знал -  Анне, по времени, пора принимать очередной курс химиотерапии.

Когда в выходные дни Аня не приехала домой, Володя насторожился и решил посоветоваться со священником из близлежащего храма, в котором Аня когда-то встретила свою «наставницу». Вердикт отца Геннадия был неутешительным.

– Надо спасать жену, – сказал он, – любым способом забрать ее из общины.

На следующий день Володя отправился в поселок, где жил «старец».

Беседа с «духовным» учителем не заладилась с самого начала и закончилась большим скандалом. Володя почти силой «выдернул» Аню из общины и увез домой. Дома, увидав детей, бросившихся к ней на шею, и, выслушав растерянного и расстроенного мужа, она расплакалась. В воскресенье все вместе отправились в церковь к отцу Геннадию.

«Меня, наверное, если бы не моя семья и отец Геннадий, уже не было бы в живых»

В воскресную школу записались всей семьей. Отец Геннадий оказался очень добродушным и мягким человеком, как раз таким, какой нужен был на тот момент Ане и всей ее семье. Он сказал ей не сомневаться, а незамедлительно, положась на волю Божию, пройти очередной курс химиотерапии, а затем потихоньку, не торопясь, всей семьей без всякого напора начать познавать азы Православия.

«Меня, наверное, если бы не моя семья и отец Геннадий, уже не было бы в живых», – сказала при встрече мне Анюта, заулыбавшись. Она благополучно прошла все этапы лечения, вышла опять на работу и живет полноценной жизнью. То, что случилось с Аней, заставило ее супруга пересмотреть свои отношения с Богом. Как говорится, не было бы счастья…

История Аниного «воцерковления» закончилась благополучно. Однако могло бы быть все иначе.

– Я все время думаю, – как-то сказала мне она,- как сложились судьбы тех доверчивых женщин, которые вместе со мною находились  в подчинении у этого «старца»? Ведь были там и совсем молоденькие незамужние девушки.

Впрочем, спустя какое-то время, моя подруга узнала, что общиной отца Михаила заинтересовались правоохранительные органы и «послушницы» разбежались. Но вот вопрос: не станут ли они искать себе нового «старца»? Ведь пребывание в подобных замкнутых сообществах, похожих на секту, не проходит бесследно для сознания тех, кто в них находился. И тут, наверное, от нашего с вами внимательного и чуткого отношения к таким пострадавшим будет зависеть, куда они пойдут дальше.

Валентина Чернышева

https://spzh.news/ru/chelovek-i-cerkovy/63343-po-sovetu-starca-ili-chem-...