О православном музыкальном воспитании и образовании

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия
Мнение композитора и преподавателя …

   Владимир Николаевич Успенский за роялем   

Поводом для написания данной статьи послужило удручающее состояние музыкального образования в светских школах, с которым я столкнулся воочию, и полное отсутствие даже проблесков духовного аспекта в общешкольном образовании, где даже ОПК можно встретить в виде исключения...

Проблема православного музыкального воспитания и образования неотделима от проблемы всеобщего музыкального образования, и потому первоначально об этой (последней) проблеме и пойдёт речь... Проблема действительно существует, и непростая, и более чем серьёзная, ибо в реалии, на практике, полнокровное и самодостаточное музыкальное воспитание на 90% подменено жалкими и вялыми «усилиями», которые лишь подчёркивают МАСШТАБНЫЙ КРИЗИС в данной области, не смотря на кучу министерских документов, пособий, бумаг и прочей макулатуры. Мы. как минимум, уже потеряли два поколения молодёжи, что стала жертвой массовой антикультуры, активно культивируемой и внедряемой в сознание средствами массового оглупления, либеральными СМИ и ТВ, жёлтой прессой, порно-интернетом и т. д. и т.п. Мне лично неоднократно приходилось убеждаться в полной музыкальной несостоятельности подавляющей части нынешних школьников, посаженных на иглу массовой потребительской антикультуры, которая сегодня безраздельно и бесконтрольно, цинично и во всеобщем масштабе ПРАВИТ БАЛ.

За последние 25 лет практически была полностью уничтожении та культурно-этическая, методическая и материальная база, что служила хоть каким-то подспорьем в музыкальном образовании. Вместо неё была насильственно навязана аморфная расплывчатая, горе-либеральная, прозападная «культурная платформа», суть которой - БЕЗРАЗДЕЛЬНОЕ УНИЧТОЖЕНИЕ ВСЕХ ЛУЧШИХ ПРАКТИЧЕСКИХ НАРАБОТОК В ВОСПИТАНИИ И ОБРАЗОВАНИИ... Дело спорилось и сегодня мы... у разбитого корыта. И дабы придать хоть какое-то обоснование своим (по сути дела преступным) амбициям, нерусские либералы, оккупировавшие минкультуру и минобразование, предложили узаконить ситуацию, издав «нормативные документы», обязательные к исполнению, т. н. «программы». В этих документах делается попытка угодить всем и вся, свалив в одну кучу всё, что имеет хоть какое-то отношение к не традиционному и не государственно-национальному образованию. С лёгко-тяжелой руки печально известного Фурсенко и его усидевших соратников из образовательных и музыкально-образовательных программ выхолощены все конкретные ценностные методические установки и наработки, национальные и духовные факторы и аспекты, подменённые экуменическими обобщениями в духе фарисейской либеральной «толерантности» (Рудольф Штайнер) и сознательного игнорирования Православия, как исторически ведущей и определяющей духовной основы России во все времена... Эта идеологическая диверсия не преодолена и сегодня, когда, наконец, устами Президента провозглашён курс на возвращение к национально-государственному строительству - и в экономике, и в материальном производстве, и в духовном воспитании и образовании...

Передо мною программы минобразования по музыкальному воспитанию для общеобразовательных школ с 1-го по 7-й классы + искусствоведение в 8-х, 9-х классах. Тематический профиль «Россия - Родина моя» (2-й - 4-й классы) высосан из пальцев, ибо не понятно какую Родину имели в виду разработчики - либерально-толерантную, «общую» для всех и вся (пользователей) или всё-таки православную Отчизну с опорой на отечественную семантику и традиции. Скорее первое, ибо предлагаемый подбор (скорее набор) музыкального материала включает в себя многочисленные популярные «шлягеры» классической европейской музыки (Бах, Гендель. Гайдн, Моцарт, Бетховен и т. д.) - музыки великой и достойной, но совсем иного духа и содержания, а главное, не имеющая никакого соприкосновения с патриотической отечественной тематикой. Знакомство с этой музыкой, разумеется, необходимо, но совсем в другом месте, другом времени, а главное, в связи с методическим принципом СТИЛЕВОГО ВОСПИТАНИЯ, которое здесь ни одним боком не присутствует. И другой тематический тезис «О России петь - что стремиться в храм» звучит голословно формально и не подкреплён никаким конкретным нотным, музыкальным и методическим материалом. Правда, такие имена, как Прокофьев, Чайковский, Римский-Корсаков, произносятся, но только как бы шепотом. При этом, отсутствие в школах, как правило, квалифицированных преподавателей музыки, негласный запрет на ведение уроков священнослужителями не оставляет для школьников никаких шансов для серьёзного полномасштабного и духовно насыщенного музыкального образования. Можно было перечесть и другие тематические намётки, но лучше не надо: все они страдают отвлечённостью и отчуждённостью от подлинных потребностей музыкального воспитания и прежде всего от так необходимого ПРАКТИЧЕСКОГО НАВЫКА ПЕНИЯ, МУЗЫКАЛЬНОГО ИНТОНИРОВАНИЯ, которые здесь... вообще не рассматриваются. А потому все обязательные рекомендации оборачиваются на деле в лучшем случае «околомузыкальной говорильней», озвучиванием кое-каких сведений, которые мало что прибавляют и которые далеки от главной цели музыкального воспитания - привить стойкие навыки практического пения, научить детей любить и постигать серьёзную музыку, привить хороший музыкальный вкус, дабы отличать музыкальную макулатуру от подлинно высоких и достойных произведений искусства. Прежние программы, несмотря на свою заидеологизированность, всё-таки научали пению, развивали подлинный музыкальный вкус, приучали любить свои русские народные песни, постигать серьёзную музыкальную классику - и отечественную, и зарубежную.

Если принять во внимание драматическую ситуацию с общешкольным массовым музыкальным образованием, то тем паче даже постановка вопроса о православном музыкальном образовании на всероссийском уровне практически представляется, если не преждевременной, то весьма проблематичной, ибо решать её реально могут лишь православные преподаватели да просвещённые служители церкви. Тем не менее, динамика православного воспитания мало-помалу, но прогрессирует, а православие без молитвенного пения, без духовных песен, без праздничных музыкальных представлений на уровне школы теряет существенную часть своего содержания. И можно лишь только приветствовать те немногочисленные инициативы школьных руководителей, что ищут и находят пути к полноценному музыкальному образованию, обогащая его изучением молитвенного пения.

После вышеизложенного понятно, что реально сегодня православное общее музыкальное образование и воспитание возможно лишь в т.н. «русских школах» (?!) (гимназиях), которые можно по пальцам пересчитать, в церковно-приходских школах (пока немногочисленных и слабообеспеченных) и хоровых детских коллективах, при крупных храмах или епархиях. Наиболее перспективными в этом отношении могут быть и есть в крупных городах (Москва, С-Петербург и др.) частные музыкальные инициативы по созданию некоторого подобия Православной музыкальной школы. Однако, в объёме всей России это капля в море, а потому здесь и не будет комментироваться... Надо отметить, что для этого перечисленного образовательного контингента издаётся многочисленная нотная, методическая и литературная продукция, весьма неоднородная по качеству и содержанию, но в руках опытного преподавателя способная приносить посильную помощь. Общих (обязательных) программ по православному музыкальному воспитанию нет и пока не предвидится, поскольку государственные программы начисто эту часть воспитания обходят и игнорируют, а местные епархии, учебно-просветительский отдел Издательского Совета при Московской Патриархии на себя эту обязанность не берёт. Положение с православным музыкальным образованием всё-таки не столь печально, как может показаться, ибо налицо многочисленные инициативы служителей церкви и прихожан по преодолению музыкальной неграмотности и научению элементарному молитвенному пению. Ведь все заинтересованные сегодня понимают, что без преодоления этого музыкального барьера дальнейшее общее православное просветительство становится весьма затруднительным и будет бесконечно тормозиться...

И наконец, общие итоги и выводы к обозначенной теме и проблемам:

1.    Официальные министерские программы по музыкальному образованию, разработанные на экуменической платформе и лишённые конкретных методических предпосылок в духе национально-традиционных приоритетов, размывчатые по содержанию и не фокусирующих внимание на воспитание практических певческих навыков, никак не соответствуют требованиям сегодняшнего дня, а потому уже не могут быть обязательными во искоренение порочной практики фарисейской отчётности и ради раскрепощения местной инициативы.

2.    Признание предыдущего вывода влечёт за собой и признание другого - полного отсутствия в программах по музыкальному воспитанию ДУ-ХОВНОГО ФАКТОРА, способного формированию морально-нравственных устоев в духе Православия, традиционного национального уклада и менталитета. Стилистической экуменической мешанине в духе Штайнера должен быть противопоставлен принцип строгого стилистического отбора музыкального материала - как для ознакомления, так и для выучивания. В целом, эти документы (программы) не могут стать руководством к действию, но в ожидании появления новых разработок - реальных по существу и национальных по содержанию - должно официально откреститься от «либеральных» подходов в разработке столь важных и определяющих документов.

3.    Освободив школьное руководство от тягостных и формальных обязательств, тем самым высвобождается поле действия для реального и действенного музыкального образования, подчинённого не формальным установкам, но конкретным возможностям школьного производства, где основными воспитательными принципами должны стать: НРАВСТВЕННЫЕ И ДУХОВНЫЕ ПРИОРИТЕТЫ, СТИЛИСТИЧЕСКАЯ ВЫВЕРЕННОСТЬ РАБОЧЕГО МАТЕРИАЛА, ОПОРА НА МУЗЫКАЛЬНОЕ НАСЛЕДИЕ РУССКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ШКОЛЫ, ГРАМОТНОЕ И УБЕДИТЕЛЬНОЕ РАЗЪЯСНЕНИЕ ПОРОЧНОСТИ т.н. «МАССОВОЙ КОММЕРЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ» («попса», рок, «рэп» и т.п.). ИЗУЧЕНИЕ И ОСВОЕНИЕ (не ознакомление) ПРАВОСЛАВНОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ, (хоровые молитвы, духовная песня и т.д.), ОТЕЧЕСТВЕННОГО ФОЛЬКЛОРА, ОБУЧЕНИЕ ОСНОВАМ ПЕВЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ (хоровой и сольной), ОЗНАКОМЛЕНИЕ С ШЕДЕВРАМИ МИРОВОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ, ПРИВИТИЕ СПОСОБНОСТИ КРИТИЧЕСКОГО СУЖДЕНИЯ ОБ «АНТИКУЛЬТУРЕ» ВО ВСЕХ ЕЁ ПРОЯВЛЕНИЯХ...

4.    Разумеется, столь обширный, но необходимый для нормального и полноценного школьника, музыкально-образовательные требования могут быть реализованы лишь при условии обучения от первого до последнего класса, а в идеале может включать в себя и освоение игры на одном или нескольких инструментах. На практике, а тем более в сельских школах, где почти всегда отсутствуют квалифицированные преподаватели - музыканты, можно настоятельно рекомендовать «очно-заочную» форму преподавания с приглашением грамотных преподавателей из ближайших районных или городских школ, обеспечивая им проезд и возможные льготы. Весь сопутствующий обучению музыкальный и познавательный материал грамотный и сведущий преподаватель может почерпнуть в интернете, где всё можно найти, исключая, конечно, гадостные курьёзы, при условии, если отбираемый материал будет соответствовать НОВЫМ ПРОГРАММНЫМ УСТАНОВКАМ в ожидании появления полноценных и выверенных программ... По этой причине очень важно иметь дело с проверенными, безусловно верующими музыкантами...

5.    Новые программные требования для общеобразовательных школ смогут отвечать духу сегодняшнего дня, если они буду разработаны с позиций нравственных и духовных приоритетов людьми православными, компетентными и истинно государственными. К сожалению, объединения (союзы, ассоциации) православных музыкантов сегодня ещё нет, как нет и коалиции православных музыкальных преподавателей, но завтрашний день может и должен программироваться уже сегодня, и если выше и нижеизложенные размышления и предложения могут показаться преждевременными и нереальными, то сегодня есть многочисленные примеры пока ещё «частных» инициатив, которые опережают время, и не ожидая каких-либо движений сверху, уже сегодня работают на благо современного музыкального воспитания - в общеобразовательных школах, церковно-приходских школах, хоровых коллективах (хоровых школах) при храмах и монастырях и т.п. Пока ещё никто и не попытался обобщить этот опыт, но завтрашний день куётся сегодня...

6.    Программ и программных требований для сугубо православного музыкального образования и воспитания я не видел и не знаю, ибо их, по всей видимости, и не существует. Даже в таких закрытых православных учебных заведениях, как регентские школы, нет единых учебных требований, и все они работают на основе собственных и различных по объёму программных установок (планов). Нет общих методических разработок по музыкальному воспитанию и для церковно-приходских школ, как нет и общей КОНЦЕПЦИИ по музыкальному воспитанию православного юношества. Отсутствуют и столь важные в этом деле учебно-стилистические установки и рекомендации, которые, кстати, отсутствуют и для повседневной богослужебной практики. Есть мнение, что их и не должно быть, но в свете последних разговоров и рассуждений в православной печати, фиксирующих кризисное состояние церковного пения, эта Тема становится сегодня актуальной. Дело в том, что певческо-музыкальная составляющая церковной службы в Православии исторически складывалась не по единому плану, но в соответствии с местными традициями и возможностями, обеспечивая тем самым широту, богатство и разнообразие распевов и напевов. Потому-то нет и обязательного свода служебных песнопений, что с одной стороны существенно раздвигает возможности выбора, но с другой требует от регента широты познаний и хорошего вкуса.

7.    Мне представляется, что сегодня назрела необходимость разработки (создания) КОНЦЕПЦИИ музыкально просветительского образования и воспитания, как для общеобразовательных школ, так и для церковно-приходских школ и хоровых коллективов при храмах, которая бы вобрала в себя опыт современных практических наработок, традиционные методические выкладки прошлых лет, учебно-методическую литературу и общие методические принципы православного обучении. Не надо ждать «лучших времён» и идеальных условий, которых сегодня ещё нет, но уповая на день грядущий, должно уже сегодня быть к нему готовым. Опытные, образованные православные музыканты и методисты уже завтра могут предложить своё конкретное видение (программы и методические предпосылки) православного музыкального просвещения в соответствующие высшие церковные органы для их обсуждения, редактирования и утверждения, после чего они становятся документами официальными, организующими и объединяющими все усилия по православному музыкальному образованию.

8.    В преддверии разработки музыкально - просветительской образовательной КОНЦЕПЦИИ, проектов воспитательных программ и общих программных требований, не подгоняя событий, можно по аналогии с объединениями (союзами, ассоциациями) православных педагогов говорить о возможности и необходимости формирования СОЮЗА ПРАВОСЛАВНЫХ МУЗЫКАНТОВ, который бы объединил в своём составе и преподавателей, и исполнителей, и композиторов, ратующих за упрочение и утверждение Православия в России через музыкальное образование и воспитание. Такие объединения возможны и на региональной основе - там, где наличествует достаточное количество заинтересованных музыкантов, и на общероссийской платформе, как общественное движение, курируемое высшими церковными инстанциями. Но пока это дело сделается Делом, можно рекомендовать православным музыкантам создавать свои профессиональные ячейки на любом уровне и тем самым начать, наконец, преодоление известной отдалённости и порой отчуждённости церковных исполнителей (певчих, православных бардов), музыкантов-преподавателей и композиторов друг от друга и от епархиальных властей с тем, чтобы общими усилиями решать проблемы церковной жизни.

9.    В связи с положительной динамикой в деле расширения церковно-приходской деятельности, увеличения количества школьных классов и учащихся, при централизованных подходах, можно рекомендовать раз-работку «музыкального минимума», где были бы объединены требо-вания теоретического и практического порядка, а также конкретный музыкальный материал для разучивания и ознакомления. Привлекать здесь в качестве ориентира программы светских ДМШ категорически неприемлемо, ибо методическая основа в православном обучении совершенно иная. Так можно предложить в качестве учебного пособия «Гласовое Сольфедио», а в ритмическом воспитании следует изначально не опираться на танцевальные чётные ритмы, но привлекать в качестве основы силлабическое ударение... Всё это послужит со временем созданию чётких официальных программ для приходских школ, при условии благословения высших церковных инстанций.

10.  Оживлению деятельности различных по возрасту и возможностям хоровых коллективов, специализирующихся на музыке духовной и богослужебной, может послужить формирование единой репертуарной политики с включением обязующих рекомендаций (принцип единого стилевого воспитания), и в тоже время не ограничивающий поиска своего оригинального репертуара. Разумеется, для этого поля деятельности необходима и специфическая методология, объединяющая методические принципы «старорусской» методы и современные позитивные наработки. Следует напомнить, что среди огромного моря неконтролируемой и не просматриваемой печатной продукции частная инициатива зачастую, увлечённая материальным прибытком, забывает о том, что духовная составляющая возвышается да преобладает над всеми мирскими заботами. А потому руководители хоровых и церковных коллективов (в том числе, и служебных хоров) должны очень бдительно относится к новым печатным изданиям, если они выпущены без благословения церкви. Объединению усилий по повышению исполнительского мастерства и прицельности репертуарной политики могли бы способствовать и регулярные смотры (региональные и всероссийские) хоровых коллективов с организацией для них на местах семинаров и консультаций. Заботу же об организации подобных мероприятий обязаны взять на себя местные епархии.

11.  Совершенно очевидно, что для повышения исполнительского уровня и качества церковного богослужебного пения необходимы постоянно действующие учебно-консультативные пункты либо при крупных храмах или монастырях, либо при местной епархии. Опыт показывает, что там, где такие пункты налажены и действуют, существенно повышается требовательность к качеству церковного пения, которое больше зависит не от количественного состава клира, но от возможностей регента и надлежащей заботы и понимания настоятеля храма. Можно говорить и о постоянно действующих курсах повышения регентской квалификации при солидных регентских школах или семинариях там, где это возможно, где есть профессиональные обучающие кадры соответствующего профиля и уровня. Во всех случаях проблема регентского образования и повышения квалификации, особенно в глубинке и в сельских храмах, на сегодняшний день никак не решена, а время не ждёт: открываются всё новые храмы, приходит новое поколение прихожан, сменяется священство, а культура церковного пения по-прежнему нуждается в серьёзнейшем улучшении...

12.  В заключение хочется отметить, что большинство пожеланий и рекомендаций здесь носит перспективный характер. Реалии сегодняшнего дня одними пожеланием не перешагнёшь. Тем не менее, выстраивать завтрашний день должно и можно уже сегодня, и быть к нему готовым - вовсе не значит обгонять время. Автор выражает уверенность, что Тема православного музыкального образования является и затребованной и актуальной, а все перечисленные проблемы так или иначе решаемы. Наша Вера, наше долготерпение, наша решительная и динамичная позиция по всем обсуждаемым проблемам приведут нас завтра к всеобщему музыкальному просвещению во всероссийском объёме и формате, где духовная музыка во всех её жанрах и формах непременно найдёт своё достойное место.

Владимир Успенский, композитор, преподаватель, публицист

http://ruskline.ru/analitika/2014/12/29/o_pravoslavnom_muzykalnom_vospit...