Некрестовый поход

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия
Почему ислам всё успешнее завоевывает Европу

Около тысячи мусульман молятся перед Колизеем, после того как муниципальная полиция закрыла три мечети из-за отсутствия разрешений, 21 октября 2016 года, Рим, Италия. Фото: Getty Images/Stefano Montes

Несколько столетий назад ислам проиграл Европу христианству. Однако тихая война религий, представляемая как простое соперничество в борьбе за умы, души и территории, на этом не закончилась. Как отмечают европейские СМИ, ислам продолжает наступление на Старый Свет, используя самое надежное из всех видов оружия — деньги. Подробности — в материале портала iz.ru.

В течение нескольких десятков лет Европа, провозгласившая толерантное отношение к любым религиозным взглядам одной из главных гуманитарных ценностей, старалась не замечать разрастание исламистской и мусульманской общин.

Однако угроза терроризма, кажется, стала подталкивать европейцев к пересмотру своих взглядов. В прессе Евросоюза замелькали термины вроде «религия коренного большинства» и вопросы: «А откуда, собственно говоря, у ислама в Европе деньги?» Дабы не вызвать ни у кого подозрений в нетерпимости к альтернативному (в том числе и религиозному) мнению, Европа, похоже, склоняется к американскому варианту контроля за процессами.

Суть его отчетливо проявилась в деле главы чикагской мафии 20–30-х годов прошлого столетия Альфонсо Габриэля Аль Капоне. «Великий Аль», как его звали сподвижники, противники и даже литераторы, описывавшие его преступления, занимался бутлегерством, сутенерством, контролировал игорный бизнес, руководил похищением людей, заказывал убивать неугодных. А посадить его смогли только за то, что удалось доказать. За неуплату налогов.

Европа в отношении исламистской общины начинает движение по тому же пути. Во всяком случае, недавно анонсированная высылка из Австрии нескольких десятков религиозных деятелей с формулировкой «за нарушение закона о запрете финансирования мечетей и имамов из зарубежных источников» наводит на мысль об этом.

Ползучая революция

На данный момент, согласно статистике, которую приводят различные британские, испанские, французские и итальянские издания, «толщина» мусульманской прослойки в общем населении стран Евросоюза колеблется от 2,5 до 7%. При этом количество мест отправления исламского культа уже вполне позволяет говорить, что соперник христианству уже состоялся.

Во Франции число мечетей, по разным источникам, составляет от 2 тыс. до 2,5 тыс., в Великобритании — более 1,7 тыс., в Испании — превышает 1,4 тыс. Парижская Le Figarо приводит интересную статистику, отражающую динамику роста любви к исламу в стране: в 1976 году во Франции существовало всего 150 мест отправления мусульманского культа. В 1985-м их было уже 900, в 2001-м — 1555.

Вся эта махина существует, конечно же, не только и не столько на скромные пожертвования местных верующих. О чем в Европе наконец-то начали задумываться всерьез.

Около 140 тыс. мусульман во время молитвы по окончании священного месяца Рамадан в Малом хит-парке в Бирмингеме. Фото: REUTERS/Henry Nicholl

Катарский дипломатический кризис, случившийся около года назад (момент, когда семь арабских государств объявили бойкот восьмому, обвинив его в финансировании терроризма. — iz.ru), вдруг заставил Евросоюз заняться поисками ответа на вопрос: «Кто платит за мечети, открываемые в Старом Свете?»

Деньги — главное оружие

Единой политики ЕС, направленной на обеспечение равных условий для существования разных религий в пределах европейского сообщества, до сих пор не разработано. Поэтому в каждом из государств, решивших навести порядок в вопросах создания условий для честной конкуренции между христианством, исламом, иудаизмом и другими течениями теологической мысли, ищут свои пути.

Министр внутренних дел Франции периода правления Франсуа Олланда Бернар Казнев предложил пару лет назад перспективную, на его взгляд, программу создания «мягкого европейского ислама». Идея заключалась в том, чтобы открыть на территории Франции академию, в которой бы готовили имамов. Через этих евроориентированных имамов Франция, по словам Казнева, «смогла бы сблизиться с живущими в стране 5 млн мусульман».

Мысль Казнева, надо сказать, возникла не на пустом месте. Несколькими месяцами ранее тогдашний французский премьер Мануэль Вальс предлагал просто «запретить внешнее государственное финансирование и взамен этого переключиться на внутреннее». То есть допустил возможность выделения мусульманским общинам субсидий из бюджета Франции. Парламентарии страны от идеи отказались, так как не знали, «как объяснить народу выделение денег на отправление религиозного культа в тот момент, когда в стране сокращаются расходы на социальные программы».

Финансирование академии европейских имамов и деятельности ее выпускников предлагалось производить через специально создаваемый Фонд поддержки ислама во Франции (Fondation pour l’islam en France). В который должны были поступать пожертвования от частных лиц и организаций. Ситуация, однако: государственная институция будет функционировать на частные средства, законность которых еще и проверить будет нельзя (церковь во Франции, как известно, отделена от государства). Какое предположение возникает при прочтении данной информации? Правильно: под маркой заботы о чистоте идеологии создается «прачечная», через которую пойдут серьезные денежные объемы. В общем, идея тоже постепенно сдулась.

Французское правительство — правда, уже при президенте Эммануэле Макроне — решило «одомашнить» ислам другим путем. В феврале нынешнего года, пишет испанская АВС, хозяин Елисейского дворца заявил: «Я не хочу больше мечетей с непрозрачным финансированием. Я не хочу, чтобы деньги от паломничества в Мекку использовались для непонятных целей».

Посчитали — прослезились

Тем не менее призыв Макрона был услышан: через четыре месяца в еженедельнике Obs появились «утекшие» из силовых и финансовых структур государства данные, свидетельствовавшие, что как минимум две парижские мечети и еще дюжина исламских центров в Марселе, Ницце, Клиши, Клермон-Ферране и Нантере имеют «параллельные» (читай: официально не регистрируемые) бухгалтерские книги, приходно-расходные данные которых «не фигурируют в налоговых декларациях».

«Через Францию ислам прокачивает огромные суммы, не доступные контролю со стороны государственных органов. Деньги измеряются не тысячами и не сотнями тысяч, а чемоданами налички и векселей, прибывающими регулярно из-за границы», — отмечает обозреватель Obs в статье «Скрытые деньги ислама Франции». — Мусульманские религиозные деятели благодаря этому могут позволить себе не скупиться на подарки «нужным людям» среди французского чиновничества, выбивая землю под строительство храмов, организацию молельных домов».

Инспекторы (как проводилось изучение финансовых потоков — скрытно или открыто, — информация отсутствует), что называется, «посчитали — прослезились». В стране, считающейся христианской, с 67 млн населения зарегистрировано более 250 мусульманских ассоциаций, федераций и некоммерческих организаций. Не имеющее юридического права оказывать финансовую поддержку (а на этом основании и осуществлять контроль) французское государство проигрывает битву за умы Саудовской Аравии, Катару, Алжиру, Арабским Эмиратам и Марокко, практически в открытую финансирующим 2,5 тыс. мечетей и других мест отправления мусульманского культа на территории Франции. Каждое из которых получает в год от €2 млн до €6 млн.

Об эффективности работы можно судить по одной любопытной детали. Примерно два года назад испанская El Mundo публиковала данные анкетирования жителей нескольких стран ЕС на очень своеобразную тему. Респондентам задавали вопрос: «Какую часть населения вашей страны составляют мусульмане?» От отвечающих не требовались знания реальных цифр — нужно было ответить на основе собственных впечатлений от окружающей действительности. Так вот, в Испании (мусульманское население, по официальной статистике, составляет 2,6% от общего) народу кажется, что почитателей Аллаха в стране примерно 5%. А мусульмане Франции (не более 7% от общего населения страны) выглядят на все 33%.

Арабские страны не особо стесняются проявлять свое желание мусульманизировать Европу. В 2015 году Саудовская Аравия заявляла о намерении выделить €200 млн на строительство 200 мечетей в Германии, а Катар в 2016-м выделил €25 млн на строительство 43 мечетей в Италии. В которой тогда этот факт никого не насторожил, за исключением издания Il Giornale, задавшегося вопросом: «До каких пор наше правительство будет закрывать на это глаза?» Вопрос повис в воздухе без ответа.

Кстати, упомянутые выше 200 млн для саудитов — семечки. По данным испанского издания El Confidencial, Эр-Рияд ежегодно тратит от 2 млрд до 3 млрд на поддержку ислама в Европе. Из них лишь 30% идет по «белой» бухгалтерии. Остальное — частные взносы анонимных лиц, пожертвования организаций с ничего не говорящими названиями, зарегистрированными в офшорах. По мнению французской Le Parisien, «государственная составляющая в этих средствах — не менее 20%, но в некоторых странах Персидского залива государственное от частного не всегда можно отделить, ибо принадлежит всё одному и тому же клану».

Австрийский прецедент

Единственной, пожалуй, страной ЕС, где всерьез обеспокоены проблемой поставить ислам и его финансирование в рамки закона, сегодня представляется Австрия. 8 июня нынешнего года австрийское правительство объявило жесткие меры против исламского экстремизма, пообещав закрыть семь мечетей, в которых пропагандировались идеи салафизма, выслать из страны 60 имамов и около ста человек — членов их семей.

Канцлер Себастьян Курц взбудоражил всю Европу, спокойно парировав обвинения Турции (а высылке подлежат граждане этой страны, проживающие в Австрии) в национализме и религиозном протекционизме. С помощью данных, собранных главой австрийского МВД Герберта Кикля, Курц, не напрягаясь, доказал, что нет никаких идеологических предубеждений — не нарушайте закон о запрете финансирования мечетей и священнослужителей из-за рубежа и будет вам счастье.

А главное — получил моментально поддержку от видных европейских политиков. Лидер итальянской партии «Лига» и руководитель МВД Италии Маттео Сальвини отреагировал в своем Twitter словами: «Те, кто исповедует религию, угрожающую безопасности государства, должны быть изгнаны». А экс-кандидат в президенты Франции Марин Ле Пен заявила в той же соцсети: «Австрия показала, чего можно добиться, если захотеть».

Владимир Добрынин

20 июня 2018 г.

Источник: "Известия"