МИЛОСЕРДИЕ И МУЛЬТФИЛЬМЫ. Мария Минаева

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия

На шкафчиках в нашем детском саду приклеены картинки с героями мультфильмов. Там есть девчонки из «Сказочного патруля» и робокары, Щенячий патруль и Барбоскины, Смешарики и Фиксики, доктор Плюшева и свинка Пеппа. Моя дочь по дороге домой рассказывает, кому из детей кто достался.

Вообще эти яркие фигурки с неправдоподобно большими глазами, непомерно длинными ногами и кучей необычных приспособлений заполонили всё, что каким-то боком имеет отношение к детям. Одежда, еда, спортивный инвентарь, канцтовары, ну и игрушки, конечно же. Очень сложно, по крайней мере у нас, в провинции, найти что-то для детей, не имеющее отношения к современной мультиндустрии.

И не то чтобы мне она однозначно не нравилась. Есть в ней и добрые персонажи, и дружба, и взаимопомощь, и восхищение красотой мира, и размышления о жизни. Но мультфильмы эти – как еда с усилителями вкуса: после них воспринимать авторские работы с их тонкими переливами цвета, сложным музыкальным рисунком, неспешным закадровым голосом детям непросто. Вот и возникают такие диалоги у нас:

– Мама, включи мультики.

– Давайте. Что вам? Могу про дедушку Мазая, про Рыбака и Рыбку, про царя Салтана, про Буратино, – листаю то, что скачано на жесткий диск.

– Ладно, мам, а потом про Щенячий патруль, – осторожно говорит старшая.

– А мне про Роя, – заявляет средний.

Младшая пока еще заявлять не умеет. Но и она усиленно хлопает в ладоши и приседает под задорные песенки из современных мультиков.

Нет, они любят и Чебурашку, и капельку Капитошку, и черепаху со львенком, и героев Сутеева. Но… Есть в этом вопросе «но».

И оно меня волнует. Потому что я не хочу действовать со своими детьми по принципу «запрещать и не пущать» и хорошо знаю: если они захотят – найдут и посмотрят. Не сейчас, так года через три, пять, десять. Не дома, так у друзей. А лучше всё-таки дома и с родительскими комментариями.

В моем окружении мультфильмы смотрят все дети, причем преимущественно современные. И мои дети их смотрят тоже. И появилось у меня несколько размышлений на сей счет, которыми хотелось бы поделиться.

Самое важное

Все родители хотят, чтобы дети смотрели только хорошие мультфильмы. А какие из них считать хорошими? Добрые – скажет большинство. А добрые – это какие?

Для родителя-христианина доброта имеет другой, важный и более глубокий понятийный пласт – милосердие. Милосердие – одна из добродетелей, и мы учим своих детей по мере сил исполнять ее.

Христианское милосердие имеет одну особенность. Быть милосердным – не просто щедрым жестом смахнуть объедки со своего стола нуждающимся. Это значит отдавать, отрывая что-то от себя.

Милосердие – это когда порой трудно. Стыдно. Жалко. Нет, не его вот жалко, кто нуждается, а отдавать жалко. Но отдаешь. Потому что а как же иначе? Как ты жить будешь дальше с этим, зная, что не помог тому, кто нуждался? А самое главное – зная, ЧТО отдал ради тебя Спаситель.

И вот на примере советских мультиков объяснять эти вещи детям проще. Там эта добродетель проявляется наглядно, выпукло. Не нужно нащупывать, искать подтекст, двойное дно. Вот же всё, на ладони.

Быть милосердным – это отдавать, отрывая что-то от себя. На примере советских мультиков объяснить это проще

Вот заяц из мультика «Мешок яблок». Типичный такой неудачник, нарожал кучу зайчат, «наплодил нищету», и сидят они голодные в избушке. И вот тащит он этот мешок с яблоками, а ворона ему, между прочим, правду говорит: «Все яблочки другим рассовал, а родным – голодным – ничего не оставил!»

А он, и правда, не оставил. Он и бельчат угостил, и козлят, и медведя, и крота, и ёжика. И даже вороне вредной предложил. И остался с пустым мешком.

Только добро вернулось ему сторицей. Все, кого угостил заяц – добрая душа, принесли подарки в его дом. И плачет вредная ворона, глядя на полный стол и веселых зайчат, потому что не понимает, почему с ней такого не происходит.

А вот Гена с Чебурашкой. Это тоже типичные неудачники. Я даже на одном авторитетном портале читала мнение, что, дескать, это деструктивные образы: они не мотивируют ребенка на успех. Конечно, чего же тут успешного: и маршировать не умеют, и скворечники делать, и даже вредную старушонку с ее кознями отвадить не в силах.

Добрые они. Смотрят внимательно и видят, кому нужна помощь, – и помогают

Только добрые они. Смотрят внимательно и видят, кому нужна помощь, и помогают. Сами одинокие, а строят домик для друзей. Пионеры их выгоняют, они смиренно уходят и… делают детскую площадку – потому что видят, что ребятам играть негде.

А вот еще один удивительный образ – Ёжик из мультфильма по мотивам сказок Сергея Козлова. Сидит он у кровати глупого заболевшего медвежонка, который объелся снега, не спит, не ест, только компресс ему на лбу меняет. А снегирь ему пеняет: дескать, зачем ты этому дураку помогаешь?! А ёжик молчит, только отжимает в тазике тряпочку… (м/ф «Зимняя сказка», 1981 г.).

Нет, не все советские мультфильмы такие. Есть, например, надутая от гордости курица с цыплятами, которая поучает своих соседей – щенка и котенка: не помогали нам, пни на поле не выкорчевывали, пшеницу не садили, так и пирога не получите (м/ф «Пирожок», 1956 г.). Такой грубый дидактизм. Ветхозаветное, прямо-таки, «око за око, зуб за зуб».

Но мы же понимаем, что среди огромной массы советских мультфильмов немало проходных. И, наверное, не все из них стоит показывать детям. Но в лучших образцах старых мультфильмов есть главное (помимо мощной художественной составляющей) – глубокое нравственное чувство, внимание к своим поступкам и голосу совести, бескомпромиссная честность и самопожертвование без надежды на похвалу и признание.

А что сейчас?

Открываем известный видеохостинг, вбиваем название популярного мультфильма, например «Свинка Пеппа». Поисковая строка заканчивает за нас: «Смотреть все серии подряд». Это удобно, конечно, если надо нейтрализовать ребенка, но в этом есть и серьезная опасность. Вот какая.

Изначально мультипликационный фильм – это произведение искусства. А произведение искусства – штучный товар. Заглатывать их десятками сложно. Над хорошим фильмом хочется думать, смаковать впечатление от него, рефлексировать. Так и с мультипликацией. Например, мультики по сказкам Пушкина или русским народным сказкам – все разные, их рисовали разные художники, а музыку писали разные композиторы, озвучивали разные актеры. У каждой такой картины – свое неповторимое лицо.

А современные мультсериалы – это массмаркет. Серии делаются по одному лекалу, во всех используется одна и та же музыка, одни и те же слоганы, разыгрываются похожие ситуации. И маленький зритель глотает их, как попкорн или чипсы, не чувствуя вкуса, и может делать это часами.

Современные мультсериалы – это массмаркет: серии делаются по одному лекалу, с одними и теми же слоганами и музыкой

А что с нравственной составляющей этих мультфильмов, с пресловутым милосердием? Есть ли там оно? И вот здесь можно увидеть очень интересные вещи.

То, что надо помогать другим, в современных мультсериалах подчеркивается, и не раз. Более того, герои часто избирают это своей профессией. Взять хотя бы «Щенячий патруль» – это спасатели. У них есть все приспособления для оказания помощи, начиная от штаб-квартиры, напичканной гаджетами, и заканчивая машинами-трансформерами и рюкзаками с крыльями.

И всё это здорово, и они очень ловко гоняют и летают, и вытаскивают застрявших где-нибудь котят и цыплят, только… милосердие-то где?

Ведь приходить на помощь важно, даже когда у тебя нет суперрюкзака и гоночной машины. А в жизни зачастую случается именно так. Помощь – она далеко не всегда оказывается приятной, а часто приносит проблемы тому, кто ее оказывает. Мне рассказывали, и не раз, как, вызвав полицию к пьяному, замерзающему в сугробе человеку, получали кучу проблем, заполнение бумажек, ожидание на морозе, а потом нецензурную ругань от самого объекта спасения.

Герои большинства современных мультсериалов – это люди и зверушки, которые живут в абсолютно комфортных условиях. У них всё есть, всё размеренно, предсказуемо и удобно. И помогают они только «от щедрот», только убедившись в том, что это безопасно. Милосердие ли это? Вопрос остается открытым.

Чтобы не оказаться со своими рассуждениями в белом пальто, скажу: да, я поддаюсь на уговоры и тоже включаю детям современные мультсериалы. Это и моя проблема тоже, и она меня волнует и тревожит. И хочется найти золотой, серединный путь, без резких и категоричных запретов, которые породят если не открытое сопротивление, то обман.

После просмотров надо говорить с детьми, моделировать ситуации по-другому, рассуждать о поступках героев

Мне кажется, что, включая детям современные мультсериалы, нужно давать альтернативу. Говорить с ними, моделировать ситуации по-другому, рассуждать о поступках героев. Сравнивать с историями из советских мультфильмов. Читать книги. И применять, по возможности, опыт, данный нам в Священном Писании. Думать, искать и находить примеры истинного, настоящего, пусть даже и «мультяшного» милосердия.

https://pravoslavie.ru/118698.html