Крестовые походы – несбывшаяся мечта Средневековья. Андрей Зайцев

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия

Считается, что 22 июля 1099 года в оккупированной крестоносцами Палестине было создано первое государство европейских рыцарей. К 913-ой годовщине этого события историк и публицист Андрей Зайцев о том кем были крестоносцы и что они искали в Палестине?
Крестоносцы. Гравюра Гюстава Доре

В самом конце XI века нищий отшельник из Европы Петр Пустынник побывал на Голгофе и у Гроба Господня. Он увидел, как на Святой Земле мусульмане притесняют паломников-христиан. Получив от местного патриарха письма с просьбой о помощи, Петр отправился к Папе Урбану II. Встретившись с Папой, Петр оделся в рубище и стал обходить европейские города с призывом помочь христианам на Святой Земле. Его проповедь имела столь оглушительный успех, что в 1095 году Урбан II созывает церковный собор, участники которого решают помочь византийскому императору Алексею Комнину отразить нападение турок-мусульман. По всей Европе бедняки и рыцари начинают собираться в отряды, и начинается одна из самых значительных эпох в истории Средневековья – время крестовых походов. Под впечатлением от проповеди Урбана II люди стали нашивать себе на одежду красные кресты, бросать родные дома и семьи и идти освобождать неизвестную им Святую Землю.

Душевный порыв крестоносцев часто сопровождался полным незнанием географии. Некоторые крестьяне брали себе в провожатые гуся, считая, что птица приведет их в Иерусалим по воле Божией. Приходя в любой город, такие «воины» спрашивали: «Не это ли Иерусалим» и могли ограбить населенный пункт или, напротив, попасть в плен к мусульманам или работорговцам. Однако желание освободить Гроб Господень было так велико, что на место одних крестоносцев приходили другие. Воодушевление было столь велико, что Первый крестовый поход закончился взятием Иерусалима и созданием 22 июля 1099 года одноименного королевства.

Причины такого успеха человеку Нового времени понять очень непросто, но для Средневековья рубежа тысячелетий трудно найти что-то более соблазнительное, чем освобождение Святой Земли. Идея крестовых походов должна была помочь преодолеть одну из самых больших психологических травм средневекового воина.

Рыцарь, с рождения обучавшийся военному искусству, часто страдал от того, что ощущал себя вольным или невольным убийцей. На протяжении столетий Церковь предлагала воинам замаливать свои грехи, жертвовать значительные суммы или уходить перед смертью в монашество. Урбан II впервые объявил спасительной саму идею войны. Участникам крестовых походов прощались грехи и обещалось спасение. Бедные рыцари - младшие сыновья, которым никогда не доставалось наследство, могли перейти от грабежа и разбоя на дорогах Европы к походу, сулившему в случае успеха богатство, славу и честь. Впервые воин мог чувствовать себя благочестивым христианином, занимаясь своей профессией. Отметим, что крестоносцы не называли себя воинами. Они считались паломниками, освобождающими святыни, за которых и вместе с которыми воюет Бог. Если посмотреть записки участников даже IV крестового похода, осаждавших Константинополь, то можно увидеть, что православные греки и католические рыцари взаимно считали друг друга нехристианами, и считали, что Бог сражается на их стороне.

Эта убежденность в собственной избранности часто приводила к трагическим последствиям. Во время I Крестового похода пилигримы позволяли себе немыслимые зверства – ворвавшись в исламский город, они убивали взрослых и варили в котлах и жарили младенцев, бедняки варварски разграбили Никеи, несмотря на то, что это был христианский город. Во время захвата Иерусалима город в буквальном смысле слова утопал в крови, и убийства не прекращались даже в храме Гроба Господня. Это была оборотная сторона религиозного экстаза, охватившего почти всех жителей Европы.

Еще одной причиной поразительного успеха крестоносцев стала экономическая ситуация в Европе. На рубеже тысячелетий впервые появилось достаточное число продуктов, чтобы угроза голода, в которой постоянно жило Средневековье, ненадолго отступила. Появление ветряной и водяной мельниц, а также тяжелого плуга привели к росту урожая, и произошел демографический взрыв. Множество бедняков все еще жили впроголодь, но людей уже было слишком много. Не хватало земли под пашни, резко сократилось число лесов, поскольку дрова и угль были основным топливом и строительным материалом. Потенциальных работников стало слишком много, и им можно было платить гроши. Крестьяне бросали свои хозяйства и отправлялись на поиски лучшей жизни. Святая земля казалась им раем, где течет молоко и мед. Желание быстро разбогатеть толкало вперед не только обедневших рыцарей, но и бедняков, искавших лучшей доли. Стремление к чуду подпитывала и Церковь, рассказывая не только о том, как страдают христиане, но и о том, какие богатства ожидают паломников в святой Земле. Соблазн резко изменить свою жизнь был слишком велик, и многие паломники отправились в опасное путешествие, не имея с собой ни денег, ни оружия. Все это привело к тому, что под стенами Константинополя в октябре 1097 года собралось очень разношерстная толпа паломников в 300 тысяч человек. Византийскому императору такая помощь была не нужна, и он постарался как можно быстрее переправить пилигримов через Босфор на земли мусульман. Профессиональными воинами среди них была лишь малая часть, но это не помешало крестоносцам меньше чем через два года овладеть Иерусалимом.

Здесь мы должны немножко отвлечься от ратных дел и поговорить о том, почему средневековый человек оказался так легок на подъем. Без карт и компаса, без денег, без знания географии и оружия бедняки устремлялись в далекие земли. Эти перемещения не были чем-то необычным для той эпохи. Напротив, люди постоянно были в пути и с легкостью меняли свой маршрут. Долгое время в Европе не было нормальных дорог, паломники еще до крестовых походов с котомками за плечами перемещались от одной христианской святыни к другой. Француз мог предпринять далекое путешествие в Испанию в Сантьяго-де-Компостелу к мощам апостола Иакова. Целый день он шел от одной церкви апостола к другой, и находил там приют. Путешествия были опасными, в лесах и у дорог были разбойники и феодалы, желавшие взять с путника деньги за проход, но это не останавливало людей, желающих помолиться у святынь. В день они проходили не больше 20 километров, так что странствия были долгими. Мода брать с собой багаж в путешествие появилась через пару столетий, и это означало конец беспокойному движению пилигримов. В XIII веке и в Церкви стали раздаваться голоса о том, что лучше не ходить в паломничество в далекие края, а работать и молиться там, где ты живешь. Но до этого времени человек с котомкой за плечами оставался почтенным членом общества, совершавшим благочестивый подвиг ради Христа, а потому большинство участников I крестового похода воспринимали его как паломничество, способное изменить их жизнь.

Жизнь оказалась не похожей на благочестивую сказку: византийцы и франки не доверяли друг другу, вожди крестоносцев ссорились между собой за право владеть тем или иным освобожденным городом, бедняки умирали от голода и болезней, а вместо освобождения Святого Града получилась кровавая резня.

В крестовых походах Средневековье на какое то время нашло идеал и смысл своего существования, но это была призрачная надежда – насилие над людьми невозможно было оправдать высокими целями. Отношения христиан и мусульман, православных и католиков стали ухудшаться, и затея Петра Пустынника и Папы Урбана II вместо оздоровления общества повлекло за собой начало жесточайших кризисов цивилизации средневековой Европы. Расшатав привычный уклад средневековой жизни, забрав сотни тысяч жизней, крестоносцы не только не смогли помочь христианам на Святой Земле, но и принесли дух войны и бедствий в сердце Европы.


Источник: Нескучный сад