Как украинские униаты принимали участие в Волынской резне

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия
.
Но были греко-католики и православные, которые осудили агрессивный национализм


Польша готовится отметить 75-летний юбилей трагического события — 11 июля 1943 года. День, связанный с геноцидом польского населения на Волыни, который во время Второй мировой войны осуществили украинские националисты из ОУН-УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ) при поддержке местного крестьянства. Одним из эпизодов этой драмы стало активное участие в Волынской резне на стороне убийц греко-католического духовенства. Напомним, что привело к этому.
 
Территории, которые по Рижскому миру в 1921 год достались Польше, отличались большим религиозным разнообразием, чем этническим. Человек здесь мог быть последователем латинского обряда, греко-католиком (таких насчитывалось 480 тысяч человек) или православным (около 200 тысяч человек). Однако силу взял средневековый принцип — чья власть, того и вера. Благодаря в том числе усилиям митрополита Андрея Шептицкого, который возглавлял украинских униатов с 1900 по 1944 год. Поляк по матери и отцу, он так скажет о себе: «Я люблю Польшу, ее литературу, но речь народа, среди которого я вырос, стала моей речью, его песня стала моей песней. Я, как и святой апостол Павел, который был евреем для евреев и греком для греков, стал всем для всех, чтобы всех спасти». В обществе утверждается четкая идентификация, в соответствии с которой украинец оказывается синонимом греко-католика и наоборот. Митрополит поддерживал идею независимой Западной Украины, за что арестовывался польскими властями. Политический этнофилетизм предводителя униатов активно влиял на формирование молодой украинской нации, у которой огромное место занимала ненависть к полякам.
 
«Польским патриотам греко-католического обряда» украинские публицисты напрямую советовали перейти в латинский обряд и не заморачиваться проблемами Церкви, которая принадлежит украинцам. Польские газеты писали о деятельности униатских монахов из Креховского монастыря Святого Николая, расположенного неподалеку от Львова, которые печатали и распространяли письма, в которых осуждалось католическое духовенство латинского обряда, были призывы к погромам поляков. При этом многие греко-католические священнослужители одновременно являлись членами районных и городских советов, что помогало им использовать свое служебное положение против поляков и Католической церкви, особое рвение проявляли военные капелланы. Больной темой был земельный вопрос. 17 декабря 1920 года Сейм Польши принял закон «О предоставлении земли солдатам Войска Польского», породив тем самым осадников, колонистов из бывших военных, которым в преимущественном порядке предоставляли землю, на которую претендовали украинские аграрии. Следует сказать, что земледельцы из бывших военных вышли неважные, многие из них разорялись, были вынуждены продавать полученные наделы, которые переходили в руки украинцев, преследующих не только экономические интересы, но и национальные.
 
Помощь последним оказывало украинское униатское духовенство, активно участвовавшее в работе различных политических и просветительских организаций типа «Просвиты», «Сича» и «Сокола». Явление это приобрело такой масштаб, что в итоге греко-католический епископ Станислава Григорий Хомишин своим решением запретил духовенству под угрозой канонических прещений состоять в светских ассоциациях и политических партиях, что вызвало критику в адрес Хомишина со стороны украинской прессы, видящей своим духовным лидером Шептицкого. По окончании Первой мировой войны один из униатских священников напишет в газете «Золочевское слово»: «Кто в Бога верит, кто имеет достаточно сил, чтобы поднять ружье или нож, иди против ляховских пиявок, и Бог простит тебе твои грехи. Помните, что недопустимым грехом будет дать хотя бы воды раненому ляху. Убивайте их во сне в квартирах». Старейший польский журнал Myśl Polska в этой связи подчеркивает, что униатские священники использовали кафедры и церковные службы для воспитания в украинцах ненависти ко всему польскому и убеждали верующих, что национализм находится в рамках христианской этики. Быстро прогрессировала украинизация Греко-католической церкви: в 1938 году по случаю 950-летия крещения Руси возводились кресты с надписью: «В память 950-летия крещения Украины».
 
Епископат униатов во главе с Шептицким приветствовали вторжение Германии в Советский Союз в 1941 году, воспринимая это как новый шаг по пути создания «соборной и независимой Украины». Но когда нацисты начали расстреливать евреев, глава УГКЦ увидел в этом «катастрофическое влияние», оказываемое на украинскую молодежь. В ноябре 1942 года Шептицкий даже выпустил пасторское обращение «Не убий», в котором говорилось: «Христианин обязан следовать Закону Божьему не только в частной, но и в политической, и в общественной жизни. Проливающий невинную кровь своего врага, политического противника, является таким же человекоубийцей, как человек, делающий это для грабежа, и точно так же заслуживает наказания Божьего и проклятия Церкви». Однако когда в то же время на Волыни и Полесье банды Украинской повстанческой армии (организация, деятельность которой запрещена в РФ) с благословения греко-католического духовенства начали убивать польских крестьян, митрополит промолчал. Латинский ординарий Львова архиепископ Болеслав Твардовский умолял Шептицкого возвысить свой голос и потребовать остановить геноцид, но безрезультатно, тот ответил, что за истребление несут ответственность «банды дезертиров, евреев, большевистские партизаны, члены польских организаций и деградировавшие элементы».
 
В апреле 1943 года с главой украинских униатов встретился комендант львовской зоны Армии Крайовой генерал Казимеж Савицкий, сказавший по итогам общения, что больше не будет разговаривать с «человеком, держащим нож в руке». Участник польского сопротивления на Восточных Кресах в годы Второй мировой войны Александр Корман приводил следующие истории. Греко-католический отец Палагицький, настоятель храма в Монастыриске (Тернопольская область), возглавлявший отряды ОУН-УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ), совершил 28 февраля 1944 года нападение на население в селе Коростятин. Священник принимал непосредственное участие в массовом убийстве, во время которого большей частью люди пострадали от ударов топорами. Погибло 78 человек, 5 были ранены. 20 марта 1945 года его отряд, состоящий из 350 человек, был пойман близ поселка Коропец. Вместе с униатским священников в банде состояли его дочь и несколько монахинь. Священник Романовский был одним из организаторов массового убийства в селе Бычковцы, где погибли 63 поляка. Их рубили топорами, кололи вилами, душили шнурками, жгли живьем.
 
Польская церковь не забыла об этом. В 2013 году краковский католический журнал Polonia Christiana опубликовал интервью с профессором Католического университета имени Иоанна Павла II Йозефом Марецким. Ученый подчеркнул тогда, что агрессия украинских националистов была направлена в основном на польское католическое духовенство латинского обряда. Кульминацией убийств не случайно стал воскресный день, 11 июля 1943 года, поскольку украинские греко-католики точно знали, что «латиняне» пойдут в свои храмы. И поэтому католические костелы забрасывали гранатами. Помимо рядовых прихожан, основную часть которых составляли женщины и дети, пострадало много священников, которых зачастую подвергали страшным пыткам. В Восточной Галиции, где служили 120 ксендзов, только на Волыни погибло около 20 святых отцов. Конечно, подчеркивает Марецкий, следует помнить, что Римско-католическая церковь на Украине восстанавливается и у нее хватает других проблем, «но не теряем надежды, что, как и жертвы гражданской войны в Испании, волынские мученики будут причислены к лику блаженных, а после канонизированы». В это воскресенье, 8 июля, в Луцке латинский архиепископ Львова Мечислав Мокшицкий отслужил мессу в память жертв геноцида. На ней присутствовал президент Польши Анджей Дуда, прибывший на Волынь. Монсеньор напомнил, что тогда погибли не только римско-католические священники и монахини, но и те греко-католические и православные, что осуждали национализм. Однако, похоже, об этом ныне помнят хорошо в Польше, а не на Украине.
Станислав Стремидловский

Источник regnum.ru