Как работали артели иконописцев на Руси?

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия
Как работали артели иконописцев на Руси?
Отвечает Дмитрий Трофимов, руководитель творческих мастерских «Царьград»

В XVII веке в русском государстве активно строились и возрождались храмы, росло и число артелей. Одни иконописцы состояли в штате Оружейной палаты. Положение этих мастеров было стабильным: они получали постоянное жалование и потому назывались «жалованными». А большинство изографов получало так называемый «корм», то есть сдельную оплату за заказы. Кормовые мастера проходили аттестацию с присвоением статей: первой, второй и третьей. Когда в крупном городе начиналась роспись, сюда вызывали иногородних иконописцев. Например, на росписи Архангельского собора Московского Кремля трудилось более ста человек из Тулы, Костромы, Ярославля и других городов.

Если вы были в храме Илии Пророка в Ярославле, то наверняка обратили внимание на удивительную чистоту красок, тщательную проработку деталей и ритмичность стенной живописи. Уникальный фресковый ансамбль создала костромская артель иконописцев. На протяжении тридцати лет ее возглавлял «иконник» Гурий Никитин, мастер первой статьи. Костромская артель под его руководством расписывала храмы в Переславле-Залесском, в Ростове и Костроме. Сейчас это знаменитые памятники церковного искусства. 
Особенностью артели было то, что Гурий Никитин не только руководил росписью. Он сам выполнял наиболее ответственную работу, даже когда стал старостой. Гурий Никитин был знаменщиком: размечал контуры будущей росписи, то есть создавал основу композиции. У стенописцев есть традиционная специализация: «личники» пишут лики и другие открытые части тела части тела, «доличники» пишут все остальное. Исследователи полагают, что Гурий Никитин делил артель на несколько групп. В каждой работал один знаменщик, один личник, два доличника и травщик, который писал узоры и орнаменты. Благодаря такой организации труда костромской артели удавалось выполнять работу в срок.

За артель Гурия Никитина часто разгоралась борьба между заказчиками. В Данилов монастырь за ними даже приехал пристав с требованием вернуться в Москву. А в 1689 году архимандрит Новоспасского монастыря Игнатий Новоспасский пожаловался государю на то, что Гурий Никитин и другие иконописцы уклонились от работы в монастырском соборе и расписывают стены в церкви Спаса в Евфимиеве монастыре Суздаля.

Чем закончился спор — неизвестно, но церковь Спаса была расписана за короткий срок. Красота фресок, скрытая под записями XIX века, в полном объе­ме открылась только в 2014 году, после полувековой реставрации. Это живое, гармоничное библейское повествование.

https://foma.ru/kak-rabotali-arteli-ikonopisczev-na-rusi.html