КАК ОТТАИВАЮТ ДУШИ. Евгения Тутукова

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия

Несколько слов о фильме «Мужики!» (1981)

Приближается 75-летие замечательного, талантливого советского и российского актера Александра Михайлова (род. 5 октября 1944 г.). В связи с этим хотелось бы вспомнить один из самых узнаваемых фильмов с его участием – «Мужики!» (режиссёр Искра Бабич, 1981).

Кадр из фильма «Мужики!»

Кадр из фильма «Мужики!»

Кинокартина «Мужики!» с Александром Михайловым в главной роли – это тот фильм, который я всегда пересматриваю с комом в горле. И думаю, что не одна я. Это сильный фильм о сильных людях. Возможно, кто-то возразит: «Какие же они сильные? Заварили кашу, теперь расхлёбывают!» Вот именно: «расхлёбывают», сначала неуверенно, а потом смело и не оглядываясь.

Это сильный фильм о сильных людях

Посмотрев картину более 20 раз, я вдруг обратила внимание на то, что все несчастья героев исходят от одного порока – гордыни. Настя, невеста главного героя Павла Зубова (Александр Михайлов), не сообщила своему избраннику, что ждёт от него ребёнка. В свою очередь, в Павле была так сильна обида на мнимую измену невесты, что он не верил письмам даже своего лучшего друга и сослуживца Сергея (Александр Павлов). А мать Павла, Полина Зубова (Вера Альховская), из страха замарать честь сына оклеветала потенциальную невестку. И вот беспощадное колесо гордыни закрутилось. Кто следующий?

После рождения дочери Полины жизнь у Насти понемногу складывается. Она выходит замуж за художника-пьяницу и рожает от него сынишку Павлика. Одновременно Настя забирает из роддома брошенного мальчика Стёпку, который теперь растёт в любящей семье. Но потом она с детьми всё же уходит от пьющего мужа и возвращается в деревню. Зубов же перестаёт верить женщинам («После неё ни одной бабе не верю!») и больше десяти лет не появляется в родной деревне из-за своей обиды на «измену» невесты и горечи предательства. Когда отец (Пётр Глебов) сообщает, что у того есть дочь, Павел несколько секунд как будто радуется, но гордыня и надменность затыкают рот этой радости, и герой начинает нести то, что вступает в резкое противоречие с той радостью, которая только что осветила его лицо:

– А, ну пойми и ты меня! Я в этой ситуации либо гад, либо дурак! Гад, если от родного дитя бегал, а дурак, если я чужую девчонку за свою приму!.. Только я, батя, в дураках-то ходить не привык.

Таяние начинается дома, с правды, через признание и боль

Заметьте, какое рассуждение. В обоих вариантах самооценки (либо гад, либо дурак) в его словах сквозит именно гордыня: либо я такой-сякой отец, от родного ребёнка бегал, либо надо мной посмеются… В этом эпизоде Александр Михайлов отлично передаёт мельчайшие оттенки душевного состояния героя (впрочем, как и во всех остальных!).

Двенадцать лет (двенадцать!) отделяли его от всего того, что может быть так дорого любому человеку: любимой женщины, дочери, родителей, друзей, родного дома. Двенадцать лет угрызений совести матери, оклеветавшей невесту сына. А ведь для кого-то эти годы стали целой жизнью. Напрасно и сам Павел всё это время был оторван от отчего дома и жил на Севере. «Душу заморозил на своем севере!» – восклицает отец.

А таяние начинается дома, с правды, через признание и боль. Но по-другому и быть не может. Оно начинается, как только Зубов решается на настоящий мужской поступок, вслед за которым наступает преображение главного героя, и не только его. Как много значит всего одна перемена!

Сцена встречи Павла с инспектором соцслужбы РОНО (Светлана Тормахова) – сильнейшая по накалу чувств, до слёз и отчаяния. Особенно ярко она выглядит на контрасте с эпизодом приезда Павла Зубова домой. Вспомните, как он входит в хату: настоящим героем, весельчаком, в отличном настроении, щедро одаривая родных подарками. А здесь он впервые за весь фильм просит о помощи, просит, не глядя в глаза из-за собственного стыда. Это не просто просьба, это почти мольба. Слова, которые Зубов произносит, низко пустив голову, глядя в колени: «Поверь, сестра, серьёзно это. Помоги!» Его переход на «ты» быстро и просто сокращает дистанцию между двумя незнакомыми людьми, потому что это момент истины – не до пиететов и реверансов. И героиня снимает маску принципиального соцработника, прощает Павлу его короткую эмоциональную вспышку и соглашается ему помочь. Как замечательно и невероятно просто: за искренность и уверенность своём выборе Павел тут же получает поддержку чужого человека.

Я не буду особо останавливаться на помощи друга Павла (мотоцикл, железнодорожные билеты и просто дружеские разговоры), отца, который напутствует сына добрым словом, и многих других, хотя в контексте темы и они чрезвычайно важны.

Вспомню только один значимый для меня эпизод с угрюмой проводницей (Татьяна Махова) у вагона, которая не пропускает нашу многодетную семью в поезд, потому что по правилам собака должна ехать в отдельном собачьем вагоне, но отвести её туда до отхода поезда времени уже нет. Рекс подползает, кладет голову на её ноги, и проводница замирает от этой неожиданно умной и доброй просьбы пса. Это умягчение ещё одного сердца – награда всем. Мне думается, что даже верный пёс для главного героя – награда за то, что тот не бросил его «где-нибудь на станции». Павел понимает это уже в Никеле: «Ну, зверь! Не зря я тебя вёз всё-таки, а?»

Как мужественно Полина борется за свою семью: «Если дома оставлять нельзя, то не разлучайте

В фильме «Мужики» потрясает ещё одна героиня – дочь Павла Полина (Ирина Иванова). И если Павел Зубов – главный герой, то Полина – главная участница перемен в его судьбе. По сюжету она становится причиной приезда Зубова домой. Весь фильм Полина находится рядом с ним, но в то же время как будто в тени, в тихой ежедневной заботе о своих братьях, о доме. Она не держит обиды на отца, но и не строит иллюзий по поводу своего будущего. И как мужественно Полина борется за свою семью: «Если дома оставлять нельзя, то не разлучайте. Это моё условие», «Если не вместе, то никуда мы отсюда не поедем. Такое наше последнее слово», а Зубову она говорит: «Вы не обижайтесь, Павел Матвеевич. Мне без них нельзя… никак». Уверенная прямота и рассудительность четырнадцатилетней девочки побуждает Павла принять поистине мужское решение и, надо полагать, становится началом его духовного возрождения.

Итак, детей не разлучают! Более того, вера Полины, этой спокойной, доброй, хрупкой, но сильной духом девочки, в то, что Стёпка заговорит, по-настоящему вознаграждается в конце фильма. Стёпкино «Муужиикиии!» теперь становится неожиданным подарком и всеобщей радостью для тех, кто уже успел полюбить эту ораву.

Оттаивание идёт тем быстрее, чем ближе тёплые сердца родных и друзей. Хочется сказать: «Зубов, ты молодец! И ты точно не один! Смелее!» Да, на пути судьбоносных решений будут и потери, но будет и радость, которая только подпитает уверенность в правильном выборе и даст силы идти вперёд.

https://pravoslavie.ru/123811.html