Испанский епископ пророчит превращение страны в «безлюдную пустошь» из-за спада рождаемости

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия
Испанский епископ пророчит превращение страны в «безлюдную пустошь» из-за спада рождаемости
В стране больше 9 млн. людей старше 65 и лишь 7 млн. молодежи младше 15 лет

САН-СЕБАСТЬЯН. Испанский католический епископ выступил в прессе с пророчеством о превращении страны в «безлюдную пустошь» из-за падения рождаемости, когда людей старше 65 лет больше 9 млн., а молодежи до 15 лет лишь 7 млн., сообщает catholicnewsagency.

Хосе Игнасио Мунилья Агирре (José Ignacio Munilla Aguirre), епископ Сан-Себастьянский, выступил со статьей в ежедневной газете El Diario Vasco. В ней он высказавает свою озабоченность проблемами, с которыми сталкивается Испания в связи со снижением рождаемости и повышением смертности. Епископа встревожили новые данные, опубликованные в июне Национальным институтом статистики Испании – за ними ему видится грядущая «безлюдная пустошь из-за ситуации с рождаемостью».

«Рождаемость составляет 1,25 детей [на женщину], причем она упала на 6% по сравнению с предыдущим годом, – с тревогой извещает епископ. – За последнее десятилетие ее падение составило 30%, и этот спад замедлился лишь благодаря притоку иммигрантов, а иначе достиг бы 44% среди коренного населения Испании. Ныне в стране умирает больше людей, чем рождается, причем население старше 65 лет уже превысило 9 миллионов человек, а молодежи до 15 лет у нас меньше 7 миллионов. В стране басков это соотношение молодости и старости еще хуже».

Подобная статистика, по его словам, вызывает вполне логичное беспокойство «за судьбу нашей пенсионной системы», и вполне можно понять тех, кто «выражает страх за будущее нашей цивилизации, поскольку демографическая яма заполняется все более ускоряющимся притоком мигрантов». Епископ поддержал аналитиков и политиков, призывающих к принятию «срочных мер по повышению рождаемости – в частности, нужно дать людям возможность разумно регулировать работу не ущерб для личной жизни, бороться со спекуляцией на рынке жилья, предлагать прямые льготы для многодетных семей и пр.»

Епископ Сан-Себастьянский напоминает, что «мы не впервые сталкиваемся с подобным явлением в истории человечества», поскольку подобные «кризисы рождаемости всегда возникали при упадках тех или иных культур». Он приводит в пример строки Полибия, греческого историка второго века до нашей эры, писавшего: «Народы этой страны пали жертвой тщеславия и привязанности к материальным благам; они возлюбили легкую жизнь и уже не хотят жениться или, если все же женятся, то не желают утруждать себя воспитанием новорожденных, либо воспитывают одного-двух детей максимум, чтобы обеспечить им легкую жизнь и оставить немалое состояние в наследство». Мунилья подчеркивает, что «История» Полибия завершается описанием завоевания «впавшей в декаданс Греции» молодой Римской республикой, хотя «огромная Римская империя через несколько столетий также пришла к упадку, который тоже сопровождался глубоким кризисом рождаемости».

Вот почему, по словам епископа, «будет весьма печально, если в нашей обеспокоенности демографическим кризисом мы не заглянем дальше проблем в связи с сокращением пенсий и наплывом иностранных мигрантов – это еще не самые страшные беды». «Наивно было бы полагать, что правительству по силам переломить эту грозную тенденцию с помощью простых льгот для семей с детьми, хотя они тоже остро необходимы, – пишет епископ. – Богатые классы нашего общества не желают иметь много детей, в то время как в семьях иммигрантов детей намного больше, чем у коренных жителей, даже если их благосостояние ниже – ибо их традиции позволяют им лучше сочетать работу с личной жизнью. Вот почему наш кризис рождаемости следует рассматривать как грозный и явный признак кризиса привычных западных ценностей».

«В нашем обществе качество жизни определяется благосостоянием, а долг материнства и отцовства считается слишком тяжким, – с горечью подмечает епископ. – Нельзя отрицать, что воспитание детей – нелегкий труд, требующий большой самоотдачи, если не героизма. Его нелегко совместить с культурой праздности, виртуальных развлечений в цифровом мире, лихорадочным потреблением, ширящейся безответственностью и беспорядочностью в жизни – то есть с кризисом наших экзистенциальных ценностей. Материнство и отцовство, конечно же, требует определенной жертвенности и самоотречения, а потому за демографическим кризисом скрывается кризис жизненных надежд».

«Для преодоления кризиса нам важно понять, что низкая рождаемость не только ставит под угрозу будущее культуры, но и влияет на ее настоящее, – подчеркивает епископ, – поскольку нехватка детей в наших семьях и обществе обедняет нас гораздо больше, чем мы полагаем. Мы нередко обнаруживаем, что лишь детская невинность способна вытащить нас из отупляющей ракушки комфорта и предотвратить нашу деградацию в тупого буржуа. Она заставляет нас проявлять свои лучшие качества и достигать вершин зрелости, духовности и самоотдачи. Наша культура остро нуждается в детях, поскольку они учат нас невинной радости в жизни, а без них наши радости пусты и ложны».

«Когда мы лишаем наших одиноких детей радости общения с братьями и сестрами, – говорит далее епископ, – ущербность одинокого развития нередко подрывает их способность к обучению, к общению со сверстниками и взрослыми, заставляет их замыкаться в своем болезненном нарциссизме. Ведь если сыновний опыт помогает нам осознать свою единственность и неповторимость, то опыт братства учит нас быть одним из всех, учит взаимному вниманию, общению и заботе, а без это наша жизнь ущербна. Да, отцовство и материнство требуют себе в жертву часть нашей жизни, но ведь жизнь – это нечто большее, чем мы сами. Это чудо, которое мы получили безвозмездно для того, чтобы щедро делиться им с молодой порослью. Именно поэтому мы, верующие в Господа, обычно говорим не о размножении, а о сотворении, ибо родители творят жизнь совместно с Всевышним творцом, наделившим наш мир этой жизнью».


  • Источник: Сергей Игнатов — специально для Седмицы.Ru