Иоасаф Белгородский о любви, или Что нужно знать о двуединой заповеди. Протоиерей Владимир Долгих

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия
Святитель Иоасаф Белгородский. Фото: wikimedia.org

О любви мы говорим часто и много, но что это за разговоры? Есть ли в них зерно истины? Послушаем же, что говорил о любви святитель Иоасаф Белгородский.

17 сентября Церковь празднует день памяти весьма почитаемого и любимого народом святителя Иоасафа Белгородского. Если говорить о святительском письменном наследии, то оно далеко не самое обширное. Но церковный народ на такие вещи внимания не обращает, для него гораздо важнее добродетельная жизнь святого и его близость к человеческому сердцу. А потому обойти вниманием личность святителя Иоасафа Белгородского в день его памяти было невозможно. Но в этот раз давайте все-таки наше внимание сосредоточим не на его житии, а на его размышлениях. Тем более, что из них можно почерпнуть массу интересного и душеполезного.

«О ней все сказано...»

Разговор пойдет о любви. Для начала напомним всем известную двуединую заповедь: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя» (Лк. 10, 27). Именно на ней строит свои рассуждения святитель Иоасаф.

Советы полюбить себя от «авторитетных» и не очень психологов (и не психологов) сегодня звучат из каждого утюга. Этот лейтмотив «полюби себя» современного секулярно-либерального общества уже добрался и до Евангелия. Сегодня уже можно услышать мнение о том, что самолюбие чуть ли не первая ступень любви к ближнему и Богу, мол, не полюбишь себя, не полюбишь и их.

На самом деле мы все понимаем, что двуединая заповедь о любви потому и названа двуединой, что никакая ее часть не может существовать в отрыве от другой. Тем более мы не можем ее мыслить в качестве некой последовательности действий. Но святитель Иоасаф добавляет здесь еще одно очень важное положение: «Любить Бога закон велит в четыре раза более, чем любить ближнего: и от всего сердца, и от всей души, и всею крепостию, и всем помышлением, а ближнего – однажды и так, как самого себя».

Далее святитель пишет, что здесь перечислены не просто черты, но именно свойства любви к Богу, причем свойства эти находятся в близком родстве друг с другом. Сердечное действие неразрывно связано с душевным, душевное – рождается от мысли, а все они в совокупности формируют крепость. Любить Бога всем сердцем – значит любить Его как Создателя, любить от всей души – как Царя, всей крепостью – как Отца, а всем помышлением – как Судью. Создатель, Царь, Отец и Судья – если мы глубоко задумаемся над каждым их этих свойств Бога, что они означают конкретно для нас, то они действительно станут крепким основанием для обретения подлинной любви. Но важно еще помнить, подчеркивает святитель Иоасаф, что, прежде всего, Бог возлюбил нас (1 Ин. 4, 19).

Любить Бога всем сердцем – значит любить Его как Создателя, любить от всей души – как Царя, всей крепостью – как Отца, а всем помышлением – как Судью.

О любви к Богу говорит все творение, созданное ради человека. Даже в том изуродованном виде, которое приобрела природа в результате грехопадения – она прекрасна. Несмотря ни на что, она сохранила в себе отпечаток своего Творца, она постоянно говорит нам о Нем, но говорит тихонько, не кричит и, как в песне Константина Никольского: «Ветерком в листве, среди людского шума еле уловима».

Никакой необходимости, пишет святитель, не было у Бога создавать всю эту красоту, Он действовал исключительно из любви к человеку, возлюбив его еще прежде творения. Но какова наша благодарность? В своем стремлении быть как Бог человек уравнялся с сатаной: «Господин твари переменяется в её раба. Хотевший сравняться с Богом осуждается с диаволом». Вдумайтесь в эти слова, насколько они одновременно и глубоки, но и ужасны.

Но Господь не оставляет Свое любимое творение. Святитель напоминает нам историю Израиля, когда установленным суровым законом, постоянными бедствиями Бог пытается удержать человека от окончательного забвения вечности и погружения в порок. Кто-то при такой постановке вопроса, возможно, начнет вспоминать стандартные заявления скептиков, что «злой» Бог Ветхого Завета попросту насилует человека.

Всегда ли насилие – это плохо?

Слово «насилие» стало чуть ли не ругательным в современном либеральном обществе. Однако, как показывает практика, насилие насилию рознь. Разве не применяют родители насилие в отношении своих детей в процессе воспитания? Разве не насилует человека врач, разрезая его тело во время операции? Разве не насилует учитель ученика, ставя ему двойку за невыученные уроки или делая запись о плохом поведении в дневнике? Если Бога нет, то использование липовых, обусловленных чьей-то гордыней или выгодой поводов для насилия над человеком действительно неоправданно. Но если Господь существует, а на кону стоит вечность, то и постановкой человека «в угол» не обойтись, ведь мы просто наплюем на это и будем дальше совершать свои беззакония. «Двойка в дневнике» бессильна против разврата, убийств, ненависти, зависти и прочих страшных пороков.

Святитель Иоасаф пишет, что мы все время теряем Его любовь, а Он ее упорно в нас восстанавливает. И вот для того, чтобы мы снова не теряли любви к Богу, чтобы постоянно имели ее перед своими глазами, Господь учреждает вторую любовь – к ближнему.

Вот и святитель Иоасаф говорит, что если бы Бог применил относительно человека все правила справедливости, то никто не оправдался бы. Но Господь являет нам еще большую милость: «Как Отец, Он положил твёрдую любовь, Благий, Он послал в мир Единородного Своего Сына в очищение, да будет Он Примирителем и Ходатаем пред Ним за нас. Он, придя, закон Моисеев, начертанный перстом Отчим, подписал кровию Своею, нещадно за нас излиянною; запечатлев Своею смертию, преподал нам новый милосерднейший закон, без громов, без страха и в меньшем числе – только в семи Таинствах, и тем воссоединил нас в такую любовь, что не только примирил нас с Богом, Отцом Своим, но исходатайствовал нам ещё и сыновство».

Святитель Иоасаф пишет, что мы все время теряем Его любовь, а Он ее упорно в нас восстанавливает. И вот для того, чтобы мы снова не теряли любви к Богу, чтобы постоянно имели ее перед своими глазами, Господь учреждает вторую любовь – к ближнему. Ради ближнего мы можем теперь любить Бога, теперь не нужно много речей о любви к Нему, все сказано в двуединой заповеди. «О Боже наш, – восклицает святитель, – возлюбил нас и любишь, пребудь же в нас неотлучно. Когда любовь Твоя в нас пребывает, и Ты пребудешь».

Не думаю, что в этой статье мне удалось сказать о чем-то совершенно новом, но все же обращение к трудам святых иногда помогает взглянуть на духовную жизнь немного с иного угла, освежить в памяти важные вещи, часто попросту забываемые нами. В этом плане рассуждения святителя Иоасафа как нельзя важны.

Молитвами святителя Божия Иоасафа да научимся и мы любить по-настоящему.

https://spzh.news/ru/chelovek-i-cerkovy/82628-ioasaf-belgorodskij-o-lyub...