Иконы Богородицы Нямецкая, Седмиезерная и Лиддская

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия

День празднования: 9 июля

Чу­до­твор­ная Ня­мец­кая ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри в 1401 го­ду бы­ла по­жерт­во­ва­на Ви­зан­тий­ским им­пе­ра­то­ром Иоан­ном Па­лео­ло­гом Яс­ско­му мит­ро­по­ли­ту Иоси­фу. Свя­тая ико­на, пе­ре­дан­ная им в Воз­не­сен­ский Ня­мец­кий мо­на­стырь (ос­но­ван в XIV ве­ке), про­сла­ви­лась здесь мно­го­чис­лен­ны­ми чу­до­тво­ре­ни­я­ми. В 1497 го­ду ста­ра­ни­я­ми мол­дав­ско­го гос­по­да­ря свя­то­го Сте­фа­на Ве­ли­ко­го в оби­те­ли был воз­ве­ден ве­ли­че­ствен­ный храм в честь Воз­не­се­ния Гос­под­ня, став­ший ар­хи­тек­тур­ным об­раз­цом для мно­гих церк­вей Мол­до­вы. В этом мо­на­сты­ре впо­след­ствии под­ви­за­лись и про­сла­ви­лись мно­гие по­движ­ни­ки Рус­ской Церк­ви во гла­ве с ве­ли­ким стар­цем схи­ар­хи­манд­ри­том Па­и­си­ем Ве­лич­ков­ским (1722–1794).

Боль­шим по­чи­та­ни­ем поль­зо­вал­ся чу­до­твор­ный Ня­мец­кий об­раз в оби­те­ли – каж­дая мо­на­стыр­ская служ­ба за­кан­чи­ва­лась пе­ред ним. По мо­лит­вам Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це пе­ред Ее свя­той ико­ной по­лу­ча­ли уте­ше­ние ино­ки и па­лом­ни­ки оби­те­ли.

Спи­сок чу­до­твор­но­го об­ра­за позд­нее был по­жерт­во­ван неким мол­дав­ским кня­зем по­ме­щи­ку Черт­ко­ву, од­но­му из вла­дель­цев сло­бо­ды Ми­хай­лов­ки Бо­гу­чар­ско­го уез­да Во­ро­неж­ской гу­бер­нии. В 1846 го­ду об­раз крест­ным хо­дом пе­ре­нес­ли в Ми­хай­лов­скую цер­ковь в честь Рож­де­ства Хри­сто­ва. На иконе, на­пи­сан­ной на по­лотне древним ис­кус­ным пи­са­ни­ем и по­ме­щен­ной в по­зо­ло­чен­ную с се­реб­ром ри­зу, бы­ла над­пись на мол­дав­ском язы­ке. Пе­ре­вод на об­рат­ной сто­роне об­ра­за гла­сил: «До­сто­вер­ное изо­бра­же­ние чу­до­твор­ныя ико­ны Пре­свя­тыя Бо­го­ро­ди­цы, ко­то­рое на­хо­дит­ся во свя­том мо­на­сты­ре, име­ну­е­мом Ня­мец­ким (Нам­цу­лы), на зем­ле Мол­дав­ской; при­сла­но от бла­го­че­сти­вей­ше­го Кон­стан­ти­но­поль­ско­го им­пе­ра­то­ра Ан­д­ро­ни­ка Па­лео­ло­га Алек­сан­дру, во­е­во­де стра­ны Мол­дав­ской, в 6907 (1399) го­ду».

Дру­гой за­ме­ча­тель­ный спи­сок, оклад для ко­то­ро­го из­го­то­вил луч­ший в те вре­ме­на ху­дож­ник по ме­тал­лу Ф.А. Вер­хов­цев, был сде­лан с чу­до­твор­ной ико­ны для но­во­об­ра­зо­ван­но­го Но­во-Ня­мец­ко­го мо­на­сты­ря. 10 ок­тяб­ря 1864 го­да спи­сок свя­ты­ни был встре­чен в оби­те­ли сло­ва­ми: «В оби­тель на­шу Но­во-Ня­мец­кую при­хо­дит Са­ма Ца­ри­ца и Спа­си­тель­ни­ца ро­да хри­сти­ан­ско­го. На­ша На­деж­да и на­ша За­ступ­ни­ца. При­па­дем к Бо­го­ро­ди­це и воз­не­сем к Ней с со­кру­шен­ным серд­цем свои мо­лит­вы». От этой ико­ны так­же про­изо­шли мно­го­чис­лен­ные чу­до­тво­ре­ния, сви­де­тель­ства о ко­то­рых хра­нят­ся в цен­траль­ном ар­хи­ве г. Ки­ши­не­ва.

В на­сто­я­щее вре­мя чу­до­твор­ная ико­на Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, при­вле­кая к се­бе на по­кло­не­ние ты­ся­чи па­лом­ни­ков, пре­бы­ва­ет в ру­мын­ском Ня­мец­ком мо­на­сты­ре.

https://azbyka.ru/days/ikona-njameckaja

Сед­ми­е­зер­ная ико­на при­над­ле­жит к чис­лу икон, поль­зу­ю­щих­ся чрез­вы­чай­ным по­чи­та­ни­ем в ме­стах ее на­хож­де­ния. День празд­но­ва­ния в честь нее яв­ля­ет­ся тор­же­ством не толь­ко для Сед­ми­е­зер­ной пу­сты­ни и Ка­за­ни, но и для все­го При­кам­ско­го По­вол­жья.

В кон­це XVI ве­ка в го­ро­де Устю­ге Во­ло­год­ской гу­бер­нии ро­дил­ся в небо­га­той се­мье Ев­фи­мий. С юных лет он по­чув­ство­вал в се­бе стрем­ле­ние к по­дви­гам ду­хов­ным. Ра­но оста­вил он от­чий дом свой и уда­лил­ся в мо­на­стырь. По­хо­ро­нив ро­ди­те­лей, он с един­ствен­ным на­сле­ди­ем сво­им — Смо­лен­ской ико­ной Бо­го­ма­те­ри — пе­ре­шел в Ка­зань, ку­да пе­ре­се­лил­ся и род­ной его брат. В 17 вер­стах от го­ро­да он вы­брал се­бе уеди­нен­ное ме­сто, окру­жен­ное се­мью озе­ра­ми, ко­то­рые впо­след­ствии сли­лись в од­но. От этих се­ми озер ос­но­ван­ная им пу­стынь и ке­лей­ная его ико­на и по­лу­чи­ли имя «сед­ми­е­зер­ных».

Вы­брав это ме­сто, Ев­фи­мий усерд­но по­мо­лил­ся Бо­гу и при на­ступ­ле­нии но­чи уснул. Во сне он уви­дел огонь, вос­хо­див­ший на небо от то­го ме­ста, где он спал. Ев­фи­мий счел сон счаст­ли­вым зна­ме­ни­ем и во­дру­зил там крест, а близ него по­ста­вил се­бе ке­лью.

Неда­ле­ко от нее сто­ял дуб, по­чи­тав­ший­ся окрест­ны­ми че­ре­ми­са­ми свя­щен­ным. Здесь они при­но­си­ли жерт­вы — за­ко­ла­ли ко­ней и во­лов и ве­ша­ли ко­жи на де­ре­ве. Ев­фи­мий мо­лил Бо­га по­ло­жить ко­нец этой мер­зо­сти, и на­ле­тев­шая бу­ря раз­ру­ши­ла дуб.

Слу­хи о бла­го­че­сти­вой жиз­ни Ев­фи­мия со­бра­ли к нему бра­тию. Сам же Ев­фи­мий был взят в Ка­зан­ский мит­ро­по­ли­чий дом, ку­да он пе­ре­нес с со­бой и ико­ну. Бра­тия про­дол­жа­ла об­ра­щать­ся к нему за со­ве­та­ми, так что он, не жи­вя в пу­сты­ни, по-преж­не­му был на­чаль­ни­ком и по­пе­чи­те­лем об их нуж­дах.

Как ни до­ро­жил Ев­фи­мий Смо­лен­ской ико­ной — ро­ди­тель­ским сво­им бла­го­сло­ве­ни­ем, од­на­ко он по люб­ви сво­ей к бра­тии ре­шил рас­стать­ся с ней и бла­го­сло­вить ею пу­стынь. По же­ла­нию мит­ро­по­ли­та Мат­фея со­бра­лось ка­зан­ское ду­хо­вен­ство, чтобы про­во­дить ико­ну. Ко­гда был от­слу­жен мо­ле­бен, мит­ро­по­лит, пре­кло­нив ко­ле­ни, вос­клик­нул:

— Ты от­хо­дишь от нас, Гос­по­жа на­ша! Бла­го­сло­ви пу­стынь, в ко­то­рую идешь Ты, и спа­си оби­та­ю­щих в ней. Но с ни­ми при­зи­рай и нас ми­ло­сти­во, ибо вся стра­на на­ша, Вла­ды­чи­це, на имя Твое упо­ва­ет!

Мит­ро­по­лит ве­лел свя­щен­ни­ку с дву­мя дья­ко­на­ми про­во­жать ико­ну до пу­сты­ни, а за ни­ми по­шли мно­гие граж­дане и по усер­дию к Ца­ри­це Небес­ной, и из же­ла­ния ви­деть вновь воз­ни­ка­ю­щий мо­на­стырь. Во вре­мя пу­те­ше­ствия неко­то­рые уста­ва­ли, но как толь­ко на­чи­на­ли нести ико­ну, уста­лость пре­кра­ща­лась. Ико­на ра­дост­но бы­ла встре­че­на бра­ти­ей оби­те­ли. На­род по­сле это­го стал хо­дить на по­кло­не­ние свя­тыне и при­но­сить по­жерт­во­ва­ния на пу­стынь. Де­ре­вян­ный храм был за­ме­нен ка­мен­ным, учре­жде­но игу­мен­ство и воз­двиг­нут дру­гой храм во имя Смо­лен­ской ико­ны, ко­то­рая там бы­ла по­став­ле­на сле­ва от цар­ских две­рей, где пре­бы­ва­ет и до­се­ле.

В июне 1654 го­да в Рос­сии на­ча­лась мо­ро­вая яз­ва или чу­ма, опу­сто­шав­шая це­лые се­ле­ния. Тру­пы оста­ва­лись непо­гре­бен­ны­ми и по­жи­ра­лись со­ба­ка­ми. В Ка­за­ни так­же сви­реп­ство­вал мор. Граж­дане ре­ши­лись при­не­сти в го­род Сед­ми­е­зер­ную ико­ну, и 24 июня с игу­ме­ном Па­хо­ми­ем при­бы­ли в пу­стынь. На дру­гой день, по со­вер­ше­нии ли­тур­гии, ико­ну под­ня­ли и от­пра­ви­лись в Ка­зань. В ночь на этот день ино­кине Ка­зан­ско­го мо­на­сты­ря Мав­ре в сон­ном ви­де­нии явил­ся ста­рец в ар­хи­ерей­ском об­ла­че­нии, во всем по­доб­ный свя­ти­те­лю Ни­ко­лаю Чу­до­твор­цу, и, кос­нув­шись ру­ки ее, ска­зал:

— Встань ско­рее и ска­жи ви­ди­мое то­бой дья­ку Ми­ха­и­лу Пат­ри­ке­е­ву, а он ска­жет го­род­ским во­е­во­дам и гра­до­на­чаль­ни­кам, чтобы они за­по­ве­да­ли жи­те­лям пост на неде­лю, рас­ка­я­лись в сво­их гре­хах и при­зы­ва­ли в по­мощь Бо­га и Его Пре­чи­стую Ма­терь.

Ска­зав это, явив­ший­ся муж сде­лал­ся неви­ди­мым. Ино­ки­ня Мав­ра, про­бу­див­шись от сна, ужас­ну­лась и не мог­ла рас­ска­зать ни­ко­му о сво­ем ви­де­нии, по­то­му что то­гда бы­ла ночь. На дру­гой день, от­сто­яв утре­ню, она не ис­пол­ни­ла дан­но­го ей по­ру­че­ния, но, со­тво­рив мо­лит­ву, лег­ла несколь­ко успо­ко­ить­ся и за­сну­ла. И вот опять в сон­ном ви­де­нии явил­ся ей тот же ста­рец и с гне­вом ска­зал ей:

— Спать ли сле­до­ва­ло те­бе, Мав­ра? Или не зна­ешь, что град мо­жет по­гиб­нуть от лю­той яз­вы? Встань же ско­рее и иди к то­му, ко­го я ука­зал те­бе, и ска­жи ему: некто в ми­мо­шед­шую ночь два­жды яв­лял­ся мне и ска­зал, что Ца­ри­ца всех идет на из­бав­ле­ние го­ро­да из Сед­ми­е­зер­ной пу­сты­ни. Пусть изы­дут гра­до­на­чаль­ни­ки и все жи­те­ли Ка­за­ни на сре­те­ние Ее об­ра­за. Ибо Гос­подь ра­ди мо­литв Пре­чи­стой Ма­те­ри Сво­ей хо­чет по­ка­зать ми­лость над го­ро­дом сим.

Ино­ки­ня Мав­ра то­гда по­спе­ши­ла рас­ска­зать о сво­ем сно­ви­де­нии гра­до­на­чаль­ни­кам. По объ­яв­ле­нии о сем жи­те­ли Ка­за­ни, взяв чу­до­твор­ную Ка­зан­скую иконе Бо­го­ма­те­ри, с крест­ным хо­дом все, от ма­ла до ве­ли­ка, вы­шли из го­ро­да на­встре­чу Смо­лен­ской иконе Бо­го­ма­те­ри, и за две вер­сты от Ка­за­ни втре­ти­ли ее на том ме­сте, где ныне сто­ит Ки­зи­че­ский мо­на­стырь. Пре­кло­нив ко­ле­на, со сле­за­ми мо­ли­лись, го­во­ря:

— Вла­ды­чи­це ми­ра, спа­си нас, по­ги­ба­ем от мно­же­ства гре­хов на­ших; про­гне­ва­ли мы Сы­на Тво­е­го, Хри­ста Бо­га на­ше­го, мно­же­ством неправд на­ших.

Тро­га­тель­ное бы­ло зре­ли­ще, ко­гда ду­хо­вен­ство и на­род, пре­кло­нив ко­ле­на, пла­ка­ли и мо­ли­лись пе­ред об­ра­зом Бо­го­ма­те­ри!

В тот же день на этом ме­сте в па­мять сре­те­ния ико­ны устро­е­на бы­ла ча­сов­ня и во­дру­жен крест, а впо­след­ствии ос­но­ван был мо­на­стырь Ки­зи­че­ский. Ико­на Бо­го­ма­те­ри бы­ла вне­се­на жи­те­ля­ми в го­род в Вос­кре­сен­ские во­ро­та и об­не­се­на кру­гом все­го ка­мен­но­го го­ро­да. На­род при­хо­дил при­кла­ды­вать­ся к св. иконе, и для освя­ще­ния от нее пре­кло­нял свои го­ло­вы, чтобы над ни­ми бы­ла про­не­се­на свя­ты­ня. В про­дол­же­ние все­го крест­но­го хо­да не умол­кал ко­ло­коль­ный звон по всей Ка­за­ни. Ко­гда обо­шли го­род со св. ико­ной, при­нес­ли ее в Бла­го­ве­щен­ский со­бор.

По мо­лит­вам Пре­чи­стой Де­вы, смер­то­нос­ная бо­лезнь в го­ро­де утих­ла. На­род, ви­дя свое из­бав­ле­ние от смер­ти, при­но­сил бла­го­да­ре­ние Ца­ри­це Небес­ной, Из­ба­ви­тель­ни­це сво­ей.

Ве­че­ром в этот день со­вер­ше­но бы­ло все­нощ­ное бде­ние. На дру­гой день утром взя­ли чу­до­твор­ную ико­ну Бо­го­ма­те­ри с крест­ным хо­дом и обо­шли де­ре­вян­ный го­род. Во вре­мя крест­но­го хо­да уви­де­ли, что за го­ро­дом со­бра­лись мрач­ные ту­чи, а над го­ро­дом бы­ло со­вер­шен­но яс­но: «яко пре­гра­да некая, — го­во­рит ле­то­пи­сец, — ста сю­ду и обо­ю­ду от гне­ва Бо­жия». Это при­ня­то бы­ло за пред­зна­ме­но­ва­ние ми­ло­сти Бо­жи­ей за­ступ­ле­ни­ем Вла­ды­чи­цы Бо­го­ро­ди­цы. То­гда на­ча­ли но­сить об­раз Бо­го­ма­те­ри по до­мам, со­вер­шая мо­леб­ствия, и где толь­ко бы­ли боль­ные, там с при­не­се­ни­ем св. ико­ны они по­лу­ча­ли со­вер­шен­ное ис­це­ле­ние. Ко­гда ико­на Смо­лен­ская бы­ла про­не­се­на по все­му го­ро­ду и по всем до­мам, яз­ва пре­кра­ти­лась со­вер­шен­но.

С то­го вре­ме­ни ка­зан­ские граж­дане име­ют осо­бен­ную ве­ру и лю­бовь к Смо­лен­ской иконе Бо­го­ро­ди­цы, на­хо­дя­щей­ся в Сед­ми­е­зер­ной пу­сты­ни.

Семь дней пре­бы­ва­ла св. ико­на в го­ро­де. По про­ше­ствии это­го вре­ме­ни, ино­ки Сед­ми­е­зер­ной пу­сты­ни про­си­ли гра­до­на­чаль­ни­ков, чтобы они воз­вра­ти­ли св. ико­ну в пу­стынь. Гра­до­на­чаль­ни­ки, по­со­ве­то­вав­шись с ду­хо­вен­ством и граж­да­на­ми, хо­тя и не же­ла­ли рас­стать­ся с чу­до­твор­ным об­ра­зом Бо­го­ма­те­ри, бла­го­да­тию ко­то­ро­го из­ба­ви­лись от смер­то­нос­ной бо­лез­ни, од­на­ко, при­ни­мая во вни­ма­ние, что это­му чуд­но­му об­ра­зу опре­де­ле­но смот­ре­ни­ем Бо­же­ствен­ным пре­бы­вать в Сед­ми­е­зер­ной пу­сты­ни, ре­ши­лись от­пу­стить ее из Ка­за­ни в пу­стынь.

На­ка­нуне от­бы­тия ико­ны Бо­го­ма­те­ри со­вер­ши­ли все­нощ­ное бде­ние в со­бо­ре и во всех церк­вах го­ро­да, а утром жи­те­ли Ка­за­ни во мно­же­стве со­бра­лись про­во­дить свою За­ступ­ни­цу. Как толь­ко по со­вер­ше­нии бо­же­ствен­ной ли­тур­гии ста­ли под­ни­мать св. ико­ну, раз­ра­зи­лась ужас­ная бу­ря над го­ро­дом, на­ста­ла тем­но­та, по­шел дождь и снег, так что невоз­мож­но бы­ло вый­ти из со­бо­ра. Это необык­но­вен­ное яв­ле­ние про­дол­жа­лось не один, а три дня.

Из это­го сде­ла­ли все за­клю­че­ние, что Пре­свя­той Де­ве не угод­но оста­вить го­род, и ре­ши­лись удер­жать св. ико­ну еще на неко­то­рое вре­мя, за­тем ико­ну вер­ну­ли в пу­стынь. На­род еще усерд­нее на­чал при­бе­гать к ней.

При­быв­ший в кон­це 1654 го­да в Ка­зань мит­ро­по­лит Кор­ни­лий, ви­дя паст­ву свою со­хра­нен­ной за­ступ­ле­ни­ем Бо­жи­ей Ма­те­ри от смер­то­нос­ной бо­лез­ни, воз­бла­го­да­рил Гос­по­да и Его Пре­чи­стую Ма­терь, одоб­рил на­ме­ре­ние граж­дан при­не­сти к се­бе чу­до­твор­ную ико­ну Смо­лен­ской Бо­го­ма­те­ри и оста­вил ее в Ка­за­ни на це­лый год, по ис­те­че­нии ко­то­ро­го, воз­вра­тив­шись с Мос­ков­ско­го со­бо­ра, пре­про­во­дил тор­же­ствен­но ее в Сед­ми­е­зер­ную пу­стынь.

Но вско­ре по­сле это­го, имен­но в 1656 го­ду, 25 июня, смер­то­нос­ная бо­лезнь сно­ва по­яви­лась в Ка­за­ни и на­ча­ла сви­реп­ство­вать силь­нее преж­не­го. Граж­дане опять при­нес­ли св. ико­ну из пу­сты­ни в Ка­зань, ве­руя в ско­рую по­мощь и за­ступ­ле­ние Пре­чи­стой Вла­ды­чи­цы. Дей­стви­тель­но, по при­не­се­нии ико­ны бо­лезнь пре­кра­ти­лась. С 1658 го­да уста­нов­ле­но на­все­гда при­но­сить еже­год­но св. ико­ну в Ка­зань 26 июня, что и те­перь ис­пол­ня­ет­ся. На тор­же­ство пе­ре­не­се­ния Сед­ми­е­зер­ной ико­ны из пу­сты­ни в Ка­зань сте­ка­ет­ся мно­же­ство на­ро­да не толь­ко из окрест­ных гу­бер­ний, но и из даль­них мест. Ико­на вы­но­сит­ся из пу­сты­ни 25 июня по­сле обед­ни; на ночь оста­нав­ли­ва­ют­ся в Ки­зи­че­ском мо­на­сты­ре и вы­сту­па­ют да­лее утром по­сле обед­ни. В Ка­за­ни дру­гой крест­ный ход с ико­на­ми и хо­руг­вя­ми и со мно­же­ством на­ро­да, на­чаль­ству­ю­щих лиц и ду­хо­вен­ства ожи­да­ет при­бы­тия ико­ны за ре­кой Ка­зан­кой. Кре­пост­ная сте­на, буль­вар и оба бе­ре­га Ка­зан­ки за­ли­ты тол­пой. Встре­тив ико­ну, слу­жат мо­ле­бен, и ар­хи­ерей осе­ня­ет ею во­сток и за­пад, юг и се­вер, а за­тем при ко­ло­коль­ном звоне во всех церк­вях го­ро­да, ба­ра­бан­ном бое и вой­ско­вой му­зы­ке при Ива­нов­ской го­ре ше­ствие про­хо­дит к со­бо­ру и в тот же день в опре­де­лен­ной по­сле­до­ва­тель­но­сти ико­ну на­чи­на­ют но­сить по го­ро­ду. 27 июля ико­ну тор­же­ствен­но воз­вра­ща­ют в Сед­ми­е­зер­ную пу­стынь.

Сед­ми­е­зер­ная ико­на, кро­ме пре­кра­ще­ния мо­ро­вой яз­вы, про­сла­ви­лась еще ис­це­ле­ни­ем боль­ных раз­лич­ны­ми бо­лез­ня­ми и сле­пых.

Ка­зан­ский ко­мен­дант, ге­не­рал Ка­стел­лий, стра­дал но­га­ми так, что не мог хо­дить без по­мо­щи че­ты­рех че­ло­век. Тщет­но ис­про­бо­вав вра­чеб­ные сред­ства, он ре­шил ис­кать по­мо­щи у Ца­ри­цы Небес­ной. По сво­ей долж­но­сти он мог оста­вить го­род лишь с осо­бо­го Вы­со­чай­ше­го раз­ре­ше­ния, ко­то­рое и бы­ло по­лу­че­но 24 ян­ва­ря 1804 го­да. В тот же день его при­вез­ли в пу­стынь. Чет­ве­ро под­нес­ли его к иконе, к ко­то­рой он при­ло­жил­ся. В мо­на­стыр­ской ком­на­те, где он про­во­дил ночь, на­сто­я­тель пред­ло­жил ему по­ма­зать но­ги еле­ем из неуга­си­мой лам­па­ды пе­ред чу­до­твор­ной ико­ной. На дру­гой день он вы­слу­шал утре­ню, ли­тур­гию и ака­фист, стоя на но­гах. По­ло­же­ние его все улуч­ша­лось, и через несколь­ко дней он так же вла­дел но­га­ми, как и до бо­лез­ни.

---
26 июня празд­но­ва­ние Сед­ми­е­зер­ной ико­не со­вер­ша­ет­ся в па­мять из­бав­ле­ния г. Ка­за­ни от чу­мы. Празд­не­ство это уста­нов­ле­но в 1656 го­ду ар­хи­епи­ско­пом Ка­зан­ским Лав­рен­ти­ем

https://azbyka.ru/days/ikona-odigitrija-sedmiezernaja

Про­по­вед­ни­че­ская де­я­тель­ность св. апо­сто­лов Пет­ра и Иоан­на Бо­го­сло­ва, до их от­ше­ствия на про­по­ведь Еван­ге­лия вне пре­де­лов Па­ле­сти­ны, со­сре­до­то­чи­ва­лась глав­ным об­ра­зом в го­ро­дах, близ­ких к Иеру­са­ли­му. Меж­ду про­чим они по­се­ти­ли и го­род Лид­ду, на­зван­ный впо­след­ствии Ди­оспо­лем. Там они мно­гих об­ра­ти­ли ко Хри­сту и воз­двиг­ли храм во имя Пре­чи­стой Бо­го­ма­те­ри. В то вре­мя го­не­ние на хри­сти­ан, по­сле уби­е­ния св. ар­хи­ди­а­ко­на Сте­фа­на, на вре­мя пре­кра­ти­лось. Ти­ве­рий ке­сарь, слы­шав­ший мно­гое о Хри­сте, да­же за­пре­тил пре­сле­до­вать хри­сти­ан, о чем и упо­ми­на­ет­ся в кни­ге Де­я­ний: «Церк­ви же по всей Иудеи, и Га­ли­леи, и Са­ма­рии име­я­ху мир, и бя­ше той мир до кон­чи­ны Ти­ве­ри­е­вы» (Деян.9:31).

Устро­ив об­ще­ство но­вых хри­сти­ан в Лид­де, апо­сто­лы вер­ну­лись в Иеру­са­лим и умо­ля­ли Бо­го­ма­терь прид­ти в Лид­ду, по­смот­реть храм и бла­го­сло­вить его. Де­ва Ма­рия на это от­ве­ча­ла им:

— Иди­те с ра­до­стию: Я бу­ду там с ва­ми.

Апо­сто­лы вер­ну­лись в Лиддский храм и в нем на од­ном из стол­пов его уви­де­ли изо­бра­же­ние Бо­го­ма­те­ри, сде­лан­ное не че­ло­ве­че­ски­ми ру­ка­ми. Лик Ее и одеж­ды бы­ли изо­бра­же­ны со­вер­шен­но сход­но с дей­стви­тель­но­стью.

В IV ве­ке рим­ский им­пе­ра­тор Юли­ан От­ступ­ник, воз­двиг­ший го­не­ния на цер­ковь Хри­сто­ву, по­слал в Лид­ду сво­е­го срод­ни­ка для уни­что­же­ния неру­ко­тво­рен­но­го об­ра­за Бо­го­ма­те­ри. Ка­ме­но­сеч­цы раз­лич­ны­ми ору­ди­я­ми пы­та­лись сте­сать и вы­ру­бить это изо­бра­же­ние, но крас­ки лишь глуб­же вре­зы­ва­лись внутрь стол­ба. Это при­ну­ди­ло их оста­вить свою без­успеш­ную ра­бо­ту.

Весть об этом чу­де и о дру­гих бес­чис­лен­ных зна­ме­ни­ях от ико­ны быст­ро рас­про­стра­ни­лась по всем кон­цам все­лен­ной, и ото­всю­ду в Лид­ду ста­ли сте­кать­ся ве­ру­ю­щие для по­кло­не­ния неру­ко­тво­рен­но­му об­ра­зу Бо­го­ма­те­ри.

В VIII ве­ке Кон­стан­ти­но­поль­ский пат­ри­арх Гер­ман (714–730 гг.), преж­де чем при­нять пат­ри­ар­ше­ство, при­был в Иеру­са­лим на по­кло­не­ние Гро­бу Гос­под­ню и, по­се­тив Лид­ду, при­ка­зал снять спи­сок с неру­ко­тво­рен­но­го об­ра­за Бо­жи­ей Ма­те­ри на дос­ке. Этот спи­сок он при­вез в Кон­стан­ти­но­поль и хра­нил его, как дра­го­цен­ную свя­ты­ню, мо­лясь пред ним еже­днев­но. Ко­гда вспых­ну­ла ересь ико­но­бор­че­ская, пат­ри­арх Гер­ман был низ­ло­жен со сво­ей ка­фед­ры и с бес­че­сти­ем из­гнан из хра­ма ере­ти­ка­ми за свою рев­ност­ную за­щи­ту ико­но­по­чи­та­ния.

Рас­ска­зы­ва­ют, что во вре­мя сво­е­го из­гна­ния пат­ри­арх по­чув­ство­вал свою ско­рую кон­чи­ну. Он, на­пи­сав пись­мо к па­пе Рим­ско­му Гри­го­рию и вло­жив его в дос­ку ико­ны, пу­стил са­мую ико­ну в мо­ре и со мно­ги­ми сле­за­ми вос­клик­нул:

— Гря­ди, Вла­ды­чи­це, и спа­сай­ся ныне не от Иро­да в Еги­пет, но от зве­ро­име­ни­то­го вра­га (ра­зу­ме­ет­ся Гре­че­ский им­пе­ра­тор ико­но­бо­рец Лев Ис­ав­ря­нин) в Рим к бла­го­че­сти­вым, дабы там укрыть­ся с Пред­веч­ным Мла­ден­цем от мер­зост­ных рук ико­но­бор­че­ских; прейди сие мо­ре ве­ли­кое и про­стран­ное пла­ва­ни­ем без­бед­ным.

На дру­гой день ико­на чу­дес­ным об­ра­зом до­стиг­ла Ри­ма. Па­па св. Гри­го­рий II (715–731 гг.) в ту же ночь был свы­ше из­ве­щен о ее при­бы­тии. На утро он вы­шел вме­сте с ду­хо­вен­ством сво­им на бе­рег мо­ря и уви­дел ико­ну Бо­го­ма­те­ри сто­я­щей на во­де при устье ре­ки Тиб­ра. Ико­на неви­ди­мой си­лой бы­ла под­ня­та и опу­ще­на на про­стер­тые ру­ки па­пы. С ве­ли­кой ра­до­стью св. Гри­го­рий по­нес об­раз в го­род, раз­мыш­ляя и удив­ля­ясь чуд­ным де­лам Бо­жи­им. Но он был еще бо­лее удив­лен, ко­гда на­шел пись­мо св. Гер­ма­на и из него узнал, что ико­на пу­ще­на на во­ду толь­ко на­ка­нуне. Ико­на тор­же­ствен­но бы­ла вне­се­на в цер­ковь св. Пет­ра и по­став­ле­на внут­ри ал­та­ря. Здесь Вла­ды­чи­ца по­да­ва­ла через Свой об­раз нема­ло чу­дес­ных ис­це­ле­ний.

Через сто с лиш­ком лет на Во­сто­ке бы­ло вос­ста­нов­ле­но ико­но­по­чи­та­ние и ересь бы­ла при им­пе­ра­то­ре Ми­ха­и­ле (842–867 гг.) окон­ча­тель­но по­беж­де­на. В это вре­мя жи­те­ли Ри­ма бы­ли встре­во­же­ны и удив­ле­ны неод­но­крат­ны­ми ко­ле­ба­ни­я­ми ико­ны Бо­го­ма­те­ри. Во вре­мя од­но­го слу­же­ния па­пы Сер­гия (844–847 гг.) ико­на осо­бен­но силь­но за­ко­ле­ба­лась. По­том на ви­ду всех она сня­лась с сво­е­го ме­ста и над го­ло­ва­ми ве­ру­ю­щих вы­шла из церк­ви. На­род во гла­ве с па­пой со скор­бью про­во­дил свя­тую ико­ну. Меж­ду тем, чу­до­твор­ный об­раз спу­стил­ся на во­ды ре­ки Тиб­ра и по­плыл по мо­рю. То­гда па­па Сер­гий со сле­за­ми возо­пил:

— Увы нам, о Ца­ри­ца и Гос­по­жа! Ку­да от­хо­дишь Ты от нас! Бо­им­ся, как бы и нас не по­стиг­ла ико­но­бор­че­ская ересь, по при­чине ко­то­рой Ты уда­ли­лась из Кон­стан­ти­но­по­ля; и не по­се­му ли са­мо­му Ты уда­ля­ешь­ся из Ри­ма? О, Все­мо­гу­щая, до­ко­ле не укро­тишь ере­ти­че­ской бу­ри, воз­му­ща­ю­щей цер­ковь Хри­сто­ву?

Дол­го рим­ляне смот­ре­ли вслед за уда­ля­ю­ще­ю­ся ико­ной и разо­шлись толь­ко то­гда, ко­гда она со­вер­шен­но скры­лась с глаз. Па­па Сер­гий при­ка­зал за­пи­сать это чу­до.

Св. ико­на вско­ре при­бы­ла в Ца­рь­град и оста­но­ви­лась у при­ста­ни про­тив цар­ских па­лат. Там взя­ли ее и при­нес­ли к ца­ри­це Фе­о­до­ре. У всех бы­ла мысль, что это од­на из тех икон, ко­то­рые бы­ли бро­ше­ны ико­но­бор­ца­ми в мо­ре с при­вя­зан­ны­ми к ним кам­ня­ми. При­вя­зан­ный ка­мень, оче­вид­но, ото­рвал­ся, и ико­на всплы­ла на­верх.

Папа Римский поклоняется Лиддско-Римской иконе Божией Матери

Меж­ду тем, им­пе­ра­тор Ми­ха­ил и пат­ри­арх Ме­фо­дий (842–846 гг.) от­пра­ви­ли в Рим по­слов с из­ве­сти­ем о со­сто­яв­шем­ся в Кон­стан­ти­но­по­ле по­мест­ном со­бо­ре, вос­ста­но­вив­шем ико­но­по­чи­та­ние. Вер­нув­ши­е­ся из Ри­ма по­слы рас­ска­за­ли им­пе­ра­то­ру и пат­ри­ар­ху о чу­дес­ном уда­ле­нии ико­ны Бо­го­ма­те­ри из рим­ско­го хра­ма свя­то­го Пет­ра. То­гда вспом­ни­ли о недав­но об­ре­тен­ной у цар­ских па­лат иконе, и у всех неволь­но воз­ник во­прос: из Ри­ма ли она при­плы­ла? Этот важ­ный для ве­ру­ю­щих во­прос был раз­ре­шен рим­ски­ми по­сла­ми, при­быв­ши­ми от па­пы к им­пе­ра­то­ру и пат­ри­ар­ху в Кон­стан­ти­но­поль. Ко­гда им по­ка­за­ли эту ико­ну, они тот­час же не ко­леб­лясь за­яви­ли, что это имен­но и есть тот са­мый об­раз Бо­го­ма­те­ри, ко­то­рый не так дав­но чу­дес­ным об­ра­зом уда­лил­ся из Ри­ма.

То­гда пат­ри­арх во гла­ве с сво­им ду­хо­вен­ством и в со­про­вож­де­нии им­пе­ра­то­ра и его са­нов­ни­ков тор­же­ствен­но пе­ре­нес об­раз Вла­ды­чи­цы из цар­ских па­лат на пло­щадь Хал­ко­пра­тию и там по­ста­вил в хра­ме Бо­го­ро­ди­цы.

С это­го вре­ме­ни этот чу­до­твор­ный об­раз стал на­зы­вать­ся Рим­ским, и ему уста­нов­ле­но бы­ло празд­но­ва­ние 26 июня, то­гда как Лиддской иконе Бо­го­ма­те­ри празд­но­ва­ли 12 мар­та.

Пре­да­ние го­во­рит, что в Лид­де был еще и дру­гой неру­ко­тво­рен­ный об­раз Бо­го­ма­те­ри. На­хо­дил­ся там он в хра­ме, ко­то­рый был воз­двиг­нут Эне­ем, по­лу­чив­шим ис­це­ле­ние от ап. Пет­ра (Деян.9:32-35). Ко­гда иудеи и языч­ни­ки хо­те­ли от­нять этот храм у хри­сти­ан, он по при­ка­за­нию пра­ви­те­ля был за­перт на три дня, чтобы яви­лось зна­ме­ние для раз­ре­ше­ния спо­ра. Через три дня храм от­кры­ли и уви­де­ли в нем неру­ко­тво­рен­ное изо­бра­же­ние Бо­го­ма­те­ри.

https://azbyka.ru/days/ikona-liddskaja-rimskaja