И мир стал чистым, бесхитростным и прекрасным. Ольга Полуэктова

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия

В Третьяковской галерее на Крымском валу открылись две выставки, посвященные светлой памяти последнего российского императора и его семьи: «Романовы. Семейные хроники» и «Акварели великой княгини Ольги Александровны».

В ознаменование 100-летия трагического для нашей страны события из запасников музея впервые выставлены для обозрения уникальные материалы из архива дома Романовых, которые включают постановочные и репортажные фотографии, запечатлевшие лица и события в период правления трех государей: Александра II, Александра III и Николая II. Коллекция Третьяковской галереи была составлена из личных архивов членов императорской семьи, часть фотографий поступила из Гатчинского дворца, где после смерти Александра III жила вдовствующая императрица Мария Федоровна, часть — из Александровского дворца в Царском селе, последнего дома семьи Николая II.

Неизвестный фотограф. Императорская семья у кормового салона яхты «Штандарт». 1910. Бумага, серебряно-желатиновый отпечаток.

Некоторые памятные альбомы, преподнесенные членам императорской фамилии, представляют собой произведения ювелирного искусства. Например, альбом «Меджибож», подаренный Великой княгине Ольге Александровне, шефу 12-го гусарского Ахтырского полка, по случаю посещения ею штаб-квартиры в замке Меджибож в 1908 году.

А.Л. Гудшон, В.Л. Гудшон, А.М.Губчевский. Шеф полка великая княгиня Ольга Александровна. 1908.

Наряду с парадными фотопортретами, выполненными в фотоателье или в залах дворцов и загородных резиденций, на выставке показаны кадры из частной жизни царской семьи, сделанные ее членами во время прогулок, путешествий на поездах и яхтах, в минуты отдыха в тесном кругу самых близких людей. Увлечение фотографией было свойственно обеим императрицам — Марии Федоровне и Александре Федоровне, а также младшим членам монаршей семьи. На малоформатных фотографиях, вклеенных в альбом цесаревича Алексея, можно увидеть его родителей, сестер, друзей по детским играм. Эти малоизвестные кадры пронизаны обезоруживающим очарованием и лучше любых слов свидетельствуют нам о той теплой и бесконечно гармоничной атмосфере любви, в которой жила семья последнего русского императора. Удивительно простые и безыскусные мотивы, скромный и строгий быт, веселые праздники в кругу милых лиц, чистые и серьезные, а порой шаловливые детские глаза захватывают с первых же минут.

Неизвестный фотограф. Императрица Александра Федоровна, император Николай II, цесаревич Алексей (с фотоаппаратом) в Александровском парке. Начало 1910-х. Бумага, серебряно-желатиновый отпечаток.

В силу очевидных причин экспонировать все фотографии, вклеенные в альбом, невозможно, но специально к выставке были сняты очень подробные фильмы с исчерпывающими пояснениями, прекрасно демонстрирующие на больших экранах кадры из альбомов цесаревича Алексея и великой княгини Ольги Александровны.

Фотоальбом наследника цесаревича Алексея Николаевича. 1909-1914.

Вторая выставка, логически продолжающая первую, демонстрирует акварели и масляные картины кисти великой княгини Ольги Александровны (1882-1960), сестры Николая II, младшей дочери Александра III. Ученица знаменитых художников и педагогов В.Е. Маковского, С.Ю. Жуковского, С.А. Виноградова, К.В. Лемоха, Ольга Александровна рисовала с самого раннего детства и до конца своих дней, не прекращая своих занятий и в самые тяжелые годы Гражданской войны, когда она скрывалась на Кубани с мужем и двумя новорожденными сыновьями, и в эмиграции в Дании, а затем в Канаде. Княгиня также была активной благотворительницей, покровительствовала Императорскому обществу русских акварелистов и созданному на его основе Обществу художников имени А.И. Куинджи, устраивала выставки молодых авторов. В годы Первой мировой войны на свои средства Ольга Александровна устроила Первый Евгеньевский госпиталь, в котором трудилась сестрой милосердия наравне с другими.

Семейная история княгини была непростой. В 1901 году она сочеталась браком с принцем П.А. Ольденбургским, но замужество оказалось несчастливым. Разрешение на развод от государя поступило в 1916 году, и Ольга Александровна наконец смогла выйти замуж за дворянина и офицера Николая Александровича Куликовского, а в августе 1917 году в Крыму у четы родился сын Тихон. Второй сын, Гурий, появился на свет двумя годами позже в станице Новоминской на Кубани, где семья скрывалась от ужасов Гражданской войны. Только в 1920 году, последней из Романовых, Ольга Александровна с семьей эмигрировала из горячо любимой России в Данию. После Второй мировой войны семье Куликовских пришлось переехать в Канаду, где великая княгиня жила как скромный фермер и постоянно занималась любимым делом — живописью.

Открытки работы великой княгини Ольги Александровны. Репродукции. Около 1900.

Уже в своих ранних акварелях Ольга Александровна предстает как талантливый мастер и тонкий наблюдатель. Ее открытки 1900 года интересны живыми и остроумными сюжетами, выдающими способности яркого художника-иллюстратора.

Осень в парке. Около 1916. Картон, акварель.

Пейзаж. 1920. Дар О.Н. Куликовской-Романовой Государственной Третьяковской галерее в 2007.

Пейзажи художницы полны светлой поэзии и душевного тепла, каждый незамысловатый мотив передан на бумаге с удивительной любовью и любованием. Богатство оттенков и мастерство в передаче эффектов солнечного света выдают руку талантливой ученицы лучших русских пейзажистов эпохи.

Портрет сына великой княгини Ольги Александровны Тихона. 1940. Картон, масло.

Тихон и Гурий у забора Видора. 1923. Бумага, акварель.

В портретном жанре Ольга Александровна проявила свою тонкую душевную чуткость и мастерство в передаче оттенков настроения. Ее авторский взгляд полон любви и нежности к изображенным, особенно это касается портретов ее детей и внуков, — в этом жанре ее работы заслуживают сравнения с лучшими детскими образами в русской живописи кисти Зинаиды Серебряковой и Валентина Серова.

Художественные дарования Ольги Александровны были оценены и в Дании, и в салонах Парижа, Лондона и Берлина, где проходили выставки ее картин. Средства, вырученные от продажи работ, великая княгиня использовала на дела милосердия. После переезда в Канаду продажа произведений Ольги Александровны стала основным средством существования семьи. Иконы, написанные ею, она всегда только дарила.

Рододендроны. 1952. Бумага, акварель.

До самых последних лет жизни великая княгиня осталась верна своему стилю. Легкие, нежные касания кисти, положенные как будто с осторожностью и даже трепетом, яркие, жизнерадостные цвета и особенная воздушность живописной фактуры говорят о ее незаурядном мастерстве в многослойной акварели, ведь при такой технике особенно сложно сохранить прозрачность и чистоту цвета.

Пасхальный стол. 1930. Бумага, акварель.

Особенной щемящей нежностью пронизаны праздничные пасхальные и рождественские натюрморты, полные воспоминаний о России, семье, доме и любимых русских традициях.

Рождество у великой княгини Ольги Александровны. 1950-е. Бумага, акварель.

Удивительным портретом памяти выглядит композиция «Рождество у великой княгини Ольги», где за радостной елочной мишурой мы видим портрет венценосного отца, императора Александра III, горячую преданность которому великая княгиня хранила всю свою жизнь.

Станица Новоминская. Весна 1919. Картон, акварель.

Городские и деревенские виды, весенние цветущие деревья и тихие жанровые мотивы появляются в произведениях и русского, и датского, и канадского периодов жизни Ольги Александровны, и в страшные годы Гражданской войны. Удивительно радостные пейзажи станицы Новоминской полны свежести и неподдельной гармонии. Чистые, ясные цвета без теней тонко и верно передают ощущение утреннего прохладного воздуха, звонкого и прозрачного. Эти незамысловатые виды производят сильнейшее воздействие на зрителя, как будто наш взгляд, привыкший к запыленному мареву критического реализма, вдруг протерли от пыли ненужных наслоений, и мир стал чистым, бесхитростным и прекрасным. Потому что ни тяготы Гражданской войны, ни гибель любимого августейшего брата и его семьи, ни другие превратности жизни не могут затуманить душу, если она по-настоящему чиста. И никакие кандалы не помешают свободе, если она живет в сердце.

О том, что давало великой княгине силы пережить все трудности и не потерять чистоты взгляда на мир, мы спросили ее невестку, Ольгу Николаевну Куликовскую-Романову, которая привезла выставку в Россию.

http://www.matrony.ru/i-mir-stal-chistyim-beshitrostnyim-i-prekrasnyim/