Этот мир придуман не нами. Марина Макеева

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия
Удивительное прозрение поэта Леонида Дербенёва
Этот мир придуман не нами
«Есть только миг», «Всё пройдёт», «Этот мир придуман не нами» — это ставшие классикой песни с удивительными, глубокими текстами. В последние 10 лет жизни их автор — поэт Леонид Дербенёв — писал и духовные стихи. О том, как он пришёл к вере, нам рассказала жена поэта Вера Дербенёва.

Стена в иконах

Одна из стен в их квартире вблизи проспекта Мира почти сплошь завешана иконами.

— Они появились у нас в начале 1980-х, когда композитор, с которым Лёня много работал и дружил, решил уехать в Америку, звал и нас, — говорит Вера Ивановна. — Иконы планировалось взять с собой как источник средств к существованию: чтобы продавать и жить на это первое время.
Тогда ещё Дербенёв был очень далёк от веры и ничего плохого в этом не видел.

Но Вера Ивановна эмигрировать категорически отказалась. Чемоданные настроения Леонида Петровича постепенно стихли. Наступило очень непростое для супругов время. Духовные поиски многих столичных интеллигентов в те годы часто начинались с восточных практик.

— Лёня увлёкся йогой — это было модно, — продолжает Дербенёва, — причём не только стоял на голове, но и читал литературу, изучал восточную философию. В книжных шкафах — они стояли прямо напротив стены с иконами — появлялось всё больше и больше книг по оккультизму, магии.

Интерес к этому Дербенёв стремился привить и жене, и двадцатилетней дочке Лене: читал им вслух книги, учил «выходить в астрал».

— Но мы этого не принимали. Леночка к тому времени уже глубоко прониклась верой, ходила в церковь. Я тоже православная христианка, и никакой другой веры мне не надо: бабушка водила меня в храм Божий, когда я была ещё совсем маленькой.

Казалось, лики сейчас заговорят

Обстановка в доме была тяжёлая: почти каждый день ссоры, крик, слёзы. Вера Ивановна на время уехала погостить к подруге, чтобы обдумать, как жить дальше.

— Возвращаюсь, а Леонид Петрович встречает меня с таким просветлённым лицом, какого я у него никогда не видела, — вспоминает она. — Захожу в комнату, где было это противостояние: с одной стороны иконы, а с другой — йога. Мне там всегда так тяжело было, а тут вдруг легко, радостно. Спрашиваю: «Вы что, квартиру освятили?» Он: «Да, и знаешь, что произошло? Когда батюшка начал кропить иконы, я увидел, что лики завибрировали! Казалось, вот-вот заговорят».

Отец Павел, который освящал квартиру, объяснил, что это сошла Божия благодать. Многие верующие годами молятся, постятся, чтобы им хотя бы на миг открылось Царство Божие. А Дербенёву это было даровано в тот момент, когда он впервые обратился к вере.

Обвенчались потихоньку

Это событие коренным образом изменило жизнь Леонида Петровича, его взгляд на мир и на себя самого.

— До этого он был как все, обычный, мог выпить, закурить, сказать грубое слово, — говорит Вера Ивановна. — А после как отрезало, он стал совсем другим.

Утро у нас начиналось с молитвы и чтения акафиста и Евангелия, вечером тоже молитва. По средам и пятницам — пост. Каждую субботу ходил ко всенощной, мы прихожане храма в честь иконы Божией Матери «Знамение» на Рижской, каждое воскресенье — на литургию. Ни одной недели не было, чтобы пропустил.
Духовным наставником Дербенёва стал отец Павел.

Через некоторое время по предложению Леонида Петровича супруги обвенчались.

— Мы сделали это потихоньку, в маленьком храме под Москвой, кроме нас, была только дочка. Если бы узнал кто-нибудь из посторонних, Лёне могли закрыть доступ на телевидение. Позже он уговорил обвенчаться и своих родителей, Ольгу Пахомовну и Петра Александровича. И наша дочка Лена тоже потом венчалась.

«Тогда появится поэтесса Вера Колоскова!»

Своё обращение в православие Дербенёв не афишировал. Власть относилась к Церкви и к верующим по-прежнему с подозрением. Однажды накануне большого церковного праздника случилась неприятность: на квартиру к отцу Павлу, где собрались верующие, нагрянула милиция. Отца Павла задержали и увезли. Всех, кто был в квартире, в том числе Дербенёва, переписали и пообещали, что вызовут куда следует.

— Лёня много думал, что отвечать, если ему зададут прямой вопрос: верит ли он в Бога? Отречься, как апостол Пётр? Но как потом вымолить прощение за отступничество? А если признаться, что верит, перекроют кислород, запретят исполнять его песни…

В конце концов помогло чувство юмора. Он сказал, что если его запретят, то появится поэтесса Вера Колоскова (девичья фамилия Веры Ивановны), которая будет писать не хуже, а может, и лучше, чем он.

Заповедь, выраженная в стихах

Отец Павел очень многое сделал для Дербенёва, когда тот неизлечимо заболел.

— Навещал его в больничной палате в Онкоцентре на Каширском, беседовал, успокоил, дал силы смиренно принять всё, что пошлёт Господь.

После прихода в Церковь поэт написал свои лучшие стихи и песни, где выражены мысли, созвучные православной вере.

— Всем известная строка «Но можем мы любить друг друга сильней» — это закон духовной жизни, заповедь Христова, — говорит Вера Дербенёва.

Текст: Марина МАКЕЕВА

Источник: Крестовский мост