Епископ Виктор и «недовольные люди». Екатерина Иванова

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия
Свято-Троицкий храм с. Золотое
Его нашли на сельском кладбище небольшого села Нерица Усть-­Цильмского района, в Республике Коми, 1 июля 1997 года. На деревянном кресте было нацарапано еле­еле, не разобрать: «Епископ Виктор (Островидов)». Время не пощадило захоронение: даже гвозди, которыми была прибита крышка гроба, проржавели. Отслужили панихиду, осторожно приоткрыли гроб и увидели, что мощи святителя Виктора нетленны. Местные жители, которые до этого момента позволяли себе отпускать ехидные замечания, замерли, потрясенные. Нетленные мощи святителя перенесли в Вятский Свято-Троицкий Макариевский женский монастырь, где они и пребывают по сей день.

 Миссионер для всех

В семье псаломщика Троицкой церкви села Золотое Камышинского уезда Саратовской губернии (ныне — Красноармейского района) Александра Островидова и его супруги Анны было семеро детей. Трое из них стали священниками, двоих впоследствии расстреляли: Венедикта — в 1921‑м, Николая — в 1938‑м. Третий же — Константин (1875 г. р.) — стал монахом, епископом и исповедником веры.

Юноша отличался блестящими способностями в области философии и вообще гуманитарных наук. Он окончил Саратовскую духовную семинарию, затем — Казанскую духовную академию. Сразу же после окончания учебного заведения Константин Островидов был пострижен в монахи с именем Виктор.

После пострига и рукоположения в священный сан иеромонах Виктор вновь вернулся на Саратовскую землю — в город Хвалынск, куда он был назначен настоятелем Свято-Троицкого общежительного подворья саратовского Спасо-Преображенского монастыря. Подворье было создано для миссионерских нужд, с перспективой преобразования в самостоятельный монастырь. Миссию предстояло вести среди старообрядцев, коих в этих краях проживало очень много. Однако миссионерская деятельность иеромонаха Виктора не ограничилась полемикой со старообрядчеством. В феврале 1904 года состоялось его первое знакомство с саратовской образованной публикой. В зале музыкального училища города Саратова иеромонах Виктор прочитал три открытые лекции, посвященные творчеству Максима Горького: «Психология “недовольных людей” в произведениях М. Горького», «Жизненные условия появления “недовольных людей”» и «Возможность обновления “недовольных людей” и путь к нему». Выступление священника сопровождалось феноменальным успехом: все проходы между рядами, хоры и фойе были заняты. На лекции присутствовали правящий архиерей — епископ Гермоген (Долганёв), саратовский губернатор Петр Аркадьевич Столыпин с женой и дочерью, директора гимназий, духовенство и миряне.

Однако на Саратовской земле талантливый миссионер находился недолго. Указом Святейшего Синода от 25 января 1905 года иеромонах Виктор был зачислен в состав Иерусалимской духовной миссии и выехал на Святую Землю. В Иерусалиме его поразило сочетание внешнего богатства, благоустроенности миссии и полного отсутствия миссионерской деятельности как таковой. А между тем он ясно видел, как нуждаются в духовном укреплении наши православные братья из Сирии и Палестины, подвергавшиеся тогда мощному инославному влиянию со стороны католического Рима и антихристианскому влиянию со стороны социалистов всех мастей.

Иеромонах Виктор был отозван из Иерусалима в 1909 году. Некоторое время он исполнял обязанности инспектора Архангельского духовного училища, однако, не чувствуя призвания к такому служению, подал прошение об увольнении. В октябре того же года он поступил в число братии Свято­-Троицкой Александро­Невской Лавры. Восемь лет — с 1910 по 1918 год — отец Виктор являлся настоятелем Зеленецкого Свято-­Троицкого монастыря Санкт­Петербургской епархии, а затем, в течение почти двух лет, — наместником Александро­-Невской Лавры.

«Недовольные люди» у власти

Первое знакомство епископа Виктора с новой властью состоялось в 1919 году — его впервые арестовали, но в этот раз ненадолго. В январе 1920 года он был рукоположен во епископа и назначен викарием в Уржум, на Вятскую землю, где был арестован вторично, по обвинению в «агитации против медицины». Трудно сказать, что могло послужить поводом для столь странного обвинения. Но истинная причина была проста: местным коммунистам не понравилось ревностное служение подвижника.

В мае 1922 года был арестован епископ Вятский Павел (Борисовский). Управление Вятской епархией временно перешло к епископу Виктору. После этого ему направил письмо один из лидеров обновленцев — епископ Антонин (Грановский). Он призвал Владыку присоединиться к «новому церковному строительству», то есть ликвидировать в среде верующих контрреволюционные тенденции и отказаться признавать власть Патриарха Тихона. Епископ Виктор категорически отверг это предложение и составил письмо к вятской пастве, в которой призвал верующих «не иметь какого-либо духовного общения со всеми безблагодатными лжеепископами и лжепресвитерами».

Ответный ход не заставил себя ждать. 25 августа 1922 года епископы Павел (Борисовский) и Виктор (Островидов) и с ними несколько священников были арестованы и доставлены в Москву. Владыка Виктор был приговорен к трем годам ссылки в Нарымский край Томской губернии.

Ссыльные архиереи вернулись в Вятскую епархию весной 1926 года. За время их отсутствия епархия пришла в плачевное состояние. Многие священнослужители и даже один из викариев епархии перешли к обновленцам. Архиереи обратились к пастве с посланием, в котором призвали отойти от раскольничьих группировок и объединиться вокруг митрополита Петра — Местоблюстителя Патриаршего престола. После этого епископы Виктор и Павел снова были арестованы — на этот по обвинению в создании нелегальной епархиальной канцелярии — и приговорены к трем годам ссылки. Владыка Виктор поселился в маленькой деревеньке в Томской области, добраться в которую можно было лишь по реке.

Против Декларации

В 1927 году была опубликована Декларация митрополита Сергия (Страгородского), который призвал православных христиан к лояльности по отношению к советской власти. Это воззвание разделило верующих и духовенство на два лагеря, и бывшие союзники и соузники — епископ Виктор и епископ Павел — оказались по разные стороны намечающегося раскола. История показала, что своя правда была и у той, и у другой стороны; и среди первых, и среди вторых были люди, до конца исполнившие свой долг пастыря и христианина, жизнью своей доказавшие верность Христу. Выступив против Декларации, епископ Виктор твердо выбрал путь исповедничества, за что и получил очередной срок — на этот раз он был отправлен в Соловецкий лагерь особого назначения.

Храм под открытым небом

Владыка прибыл на Соловки в июле 1928 года. Он был далеко не единственным епископом, сосланным туда. Гонимые архипастыри, в числе которых были епископы Иларион (Бельский), Нектарий (Трезвинский), Максим (Жижиленко), рискуя своей жизнью, совершали тайные Литургии и даже тайные хиротонии. Их храмом стали соловецкие леса. Вот как описывает это богослужение один из его участников: «В глубине леса, на расстоянии одной версты, была полянка, окруженная березами. Эту полянку мы называли кафедральным собором нашей Соловецкой Катакомбной Церкви, в честь Пресвятой Троицы. Куполом этого собора было небо, а стенами — березовый лес. Здесь изредка происходили наши тайные богослужения».

Последним приютом в жизни Владыки стало село Нерица в Северном крае. Там он заболел воспалением легких и 2 мая 1934 года скончался. В августе 2000 года, на юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви, епископ Виктор (Островидов) был канонизирован в лике священномученика и причислен к Собору новомучеников и исповедников Церкви Русской для общецерковного почитания. В день обретения его нетленных мощей — 1 июля — Православная Церковь празднует его память.

Газета «Православная вера» № 10 (654), июнь 2020 г.

https://eparhia-saratov.ru/Articles/episkop-viktor-i-_nedovolnye-lyudi_