Что заставляет Патриарха Варфоломея разрушать украинское Православие? Кирилл Александров

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия
Патриарх Варфоломей намерен дать украинским раскольникам автокефалию

Сомнительные инициативы Фанара в Украине вызывают все больше недоумения. Но свободен ли Патриарх Варфоломей в своих действиях?

Во многих публикациях, посвященных теме украинской автокефалии и соответствующего Томоса, озвучивается идея о том, что Фанар с целью утверждения своего верховенства и исключительности в православном мире решил воспользоваться благоприятной ситуацией в Украине. Воспользоваться для того, чтобы объявить себя «каноническим главой» всего украинского Православия, этаким Вождем, «который придет и порядок наведет». Тот самый «порядок», который уже более 25 лет якобы не способна навести Русская Православная Церковь на своей канонической территории.

Сторонники этой идеи утверждают, что ходатайство украинского Президента об автокефалии упало в Константинополе на благоприятную почву и что в этой инициативе Петра Порошенко Фанар увидел для себя возможность проявить на деле свои притязания на главенство. Такая точка зрения имеет право на существование, и многие обстоятельства говорят в ее пользу. Но рассуждения о том, что путем вмешательства в церковные дела в Украине Константинополь действительно пытается стать эдаким православным «Ватиканом», будут верны только в одном случае. А именно: если все остальные Поместные Православные Церкви согласятся с правомерностью действий Константинополя. Выражаясь простым языком, если они «проглотят» выходку Фанара в Украине. Если же это будет не так, то Константинополь однозначно проиграет в этой религиозно-геополитической игре и утратит даже то положение в православном мире, которое он занимает сейчас.

В самом худшем для Патриарха Варфоломея варианте развития событий может собраться в какой-либо форме Всеправославный Собор, на котором Вселенский Патриарх будет подвергнут осуждению за свои «папистские» притязания, за грубое вмешательство в дела не своей Поместной Церкви и за экуменические богослужения с католиками. Константинопольский (Стамбульский) Патриархат вполне могут просто упразднить за ненадобностью. Просто восстановить историческую справедливость. И приняв во внимание, что Константинополь уже не «город царя и синклита», а Стамбул, что он уже очень давно не «царствующий град», а турецкая провинция, передать его снова в подчинение митрополита Ираклийского, в котором он и находился до 381 года.

Какой же вариант развития событий представляется более вероятным? Возвышение Константинополя на уровень православного «Ватикана» с 300-миллионной православной паствой или же низведение до уровня «Турецкой Православной Церкви»? Для того чтобы ответить на этот вопрос, имеет смысл обратить внимание на реакцию Поместных Православных Церквей на события, происходящие в Украине, и на уровень поддержки этих Церквей канонической Украинской Православной Церкви». Вот некоторые заявления Предстоятелей Церквей и иерархов:

Патриарх Иерусалимский Феофил: «Мы самым категорическим образом осуждаем действия, направленные против приходов канонической Православной Церкви в Украине. Не зря святые отцы Церкви напоминают нам, что разрушение единства Церкви есть смертный грех».

Патриарх Александрийский и всея Африки Феодор II: «Давайте помолимся ко Господу, который все делает для нашего блага, который наставит нас на путь разрешения этих проблем. Если раскольник Денисенко хочет вернуться в лоно Церкви, он должен вернуться туда, откуда ушел. Господь милостив ко всем, кто покаялся, Церковь прощает и принимает в свои материнские объятия всех покаянных».

Патриарх Антиохийский и всея Востока Иоанн X: «Антиохийская Патриархия выступает совместно с Русской Церковью и высказывается против церковного раскола в Украине».

Патриарх грузинский Илия: «Его Святейшество Патриарх Кирилл расходится во мнении с Вселенским Патриархатом касательно Украины, так как он поддерживает только законную Церковь во главе с митрополитом Онуфрием».

Священный Синод Сербской Православной Церкви: «Собравшиеся здесь выражают полную солидарность и сострадательную братскую любовь со своей сестрой-мученицей украинской Церковью, которая подвергается жесточайшим гонениям со стороны киевского режима».

Священный Синод Польской Православной Церкви: «Мы, как Польская Православная Церковь, высказываем четкую позицию, а именно, что церковная жизнь канонической Церкви должна быть основана на догматах и святых канонах Православия. Нарушение этих принципов ведет к хаосу в церковной жизни. <…> В Украине существуют определенные группы раскольников, которые сперва должны покаяться и вернуться в лоно Канонической Церкви. Только после этого станет возможным обсуждение автокефалии. <…> Мы не можем руководствоваться политической конъюнктурой в вопросах догм и канонов».

Митрополит Ростислав, Предстоятель Православной Церкви Чешских земель и Словакии: «Раскол, спровоцированный человеческим эгоизмом, можно исцелить только покаянием и возвратом в лоно Церкви. Новая автокефалия должна быть результатом общего консенсуса».

Патриарх болгарский Неофит: «У меня всегда были очень хорошие отношения с Митрополитом Онуфрием. Мы знаем, что он любит народ Украины и смиренно работает на благо народа и всех православных христиан. Мы молимся, чтобы Господь даровал ему сил и здоровья, дабы вынести все те испытания, что Господь ему послал и которые он преодолевает с достоинством».

Митрополит Китросский, Катеринский и Пталамонский Георгий, Элладская Церковь: «Греческая Православная Церковь, как и все остальные Церкви мира, признает только каноническую украинскую Православную Церковь, главой которой является Митрополит Онуфрий».

Митрополит Лимассольский, Афанасий, Церковь Кипра: «В первую очередь вопрос предоставления автокефалии должен решаться Патриархом Московским, в чей юрисдикции находится УПЦ, затем – канонической украинской Церковью, а потом всеми Православными Церквями, при наставлении Вселенского Патриархата. Но первое слово – за Матерью украинской Церкви, коей является Московский Патриархат. Русской Церкви принадлежит первое слово в этом процессе. <…> Какое отношение имеет Вселенский Патриархат к филаретовскому расколу? Как его преодолеть? Мы желаем, чтобы наши братья, ныне схизматики, вернулись в Церковь под руководство Митрополита Онуфрия. Это единственная каноническая Церковь Украины, единая с Московским Патриархатом и со всеми Православными Церквями. Мы молимся за это».

Всего из 15 Поместных Православных Церквей 12 уже высказали однозначную поддержку УПЦ и Митрополиту Онуфрию. Американская, Румынская и Албанская Церкви пока дипломатично не стали обозначать свою позицию по этому вопросу. Но неоспоримым является тот факт, что на данный момент никто не высказался одобрительно по поводу действий Константинопольского Патриархата в Украине.

Таким образом, становится ясно, что для Патриарха Варфоломея риск нарваться на обструкцию всех или почти всех Поместных Православных Церквей весьма велик. Ведь «украинский вопрос» – это очевидный для всего православного мира прецедент. И никому из автокефальных, то есть самостоятельных и независимых в управлении Церквей не хочется, чтобы в их внутренние дела вмешивался гражданин Турции, деятельность которого финансируется из США.

«Украинский вопрос» – это очевидный для всего православного мира прецедент. И никому из автокефальных, то есть самостоятельных и независимых в управлении Церквей не хочется, чтобы в их внутренние дела вмешивался гражданин Турции, деятельность которого финансируется из США.

Есть еще один немаловажный момент который приводит нас к пониманию того, что действия Константинополя не просто антиканоничны. Вселенская Церковь в последние годы явственно претендует на роль единственного и непререкаемого главы всего Православия. Потому имеет смысл проанализировать – а в какие исторические моменты в умах константинопольских предстоятелей (или их зарубежных покровителей) зародилась идея православного «папизма» и в каких исторических условиях она проявлялась.

До начала XX века мы не слышим никаких заявлений о главенстве или исключительности Фанара и никаких претензий на канонические территории других Церквей, прежде всего Русской. Никаких свидетельств, ни прямых, ни косвенных о том, что Константинополь передал Москве Киевскую митрополию временно и намеревается забрать ее обратно, истории не известно. Первое такое заявление относится к 1924 г., когда Константинопольский Патриарх Григорий VII посягнул на каноническую территорию РПЦ и даровал Томос об автокефалии Польской Православной Церкви. Именно на этот документ сослался Патриарх Варфоломей в своей речи 1 июля 2018 г.: «Послушайте, что, в частности, говорится в Томосе об автокефалии, который  Мать-Церковь даровала Польской Церкви: "Написано, что отделение от Нашего Престола Киевской митрополии и зависимых от нее Православных Церквей Литвы и Польши и их присоединение к Святой Московской Церкви никак не было осуществлено в соответствии с нормативными каноническими порядками, и не были соблюдены оговоренные в них же [права] широкой церковной самостоятельности Киевского митрополита, который носил титул Экзарха Вселенского Престола"».

Кстати, упомянув о документе 1924 г. в качестве основания для претензий на Киевскую митрополию, Патриарх Варфоломей признал, что более ранних документов просто не существует, ибо если бы они были, то лучше было бы сослаться на них, а еще лучше – на те и на другие вместе. А так, Его Всесвятейшество признал, что между Томосом 1686 г. о передаче Киевской митрополии и Томосом 1924 г. об автокефалии Польской Церкви, т.е. на протяжении 238 лет, Константинополь вообще не поднимал вопрос о неканоничности или временном характере передачи Киевской митрополии.

На протяжении 238-ми лет, Константинополь вообще не поднимал вопрос о неканоничности или временном характере передачи Киевской митрополии.

Но посмотрим, что происходило в 1924-м и предшествовавших ему годах. В результате поражения в Первой мировой войне (1914-1918 гг.) Османская империя была разделена на несколько территорий под протекторатом Франции и Великобритании. Это современные государства: Сирия, Ливан, Ирак, Палестина, Саудовская Аравия и Йемен. Немного позднее, в 1923 г., образовалась Турецкая Республика во главе с Кемалем Ататюрком. В этом же году произошел обмен населением между Турцией и Грецией, в результате которого Турция стала практически моноэтническим государством, а Вселенский Патриарх вследствие этого лишился почти всей своей паствы. Турецкая Республика провозгласила отделение религии от государства и уже не рассматривала патриарха как главу «рум милет», христианского населения, которого в Турции уже, собственно, и не было.

Таким образом, Фанару пришлось срочно искать обоснования для своего собственного существования, ибо он фактически стал «пастырем без стада». Вот тогда-то и появляются первые претензии на верховенство над всем православным миром. Тогда и начинаются посягания под предлогом своего церковного «материнства» на каноническую территорию Русской Православной Церкви. В 1923 г. Константинополь объявляет о включении в свой состав Финляндской Православной Церкви (ФПЦ), в тот момент автономной в составе РПЦ. Финны просили при этом автокефалию, но греки ФПЦ в свой состав приняли, а про автокефалию, как водится, забыли. В 1924 г. Константинополь заявляет о своем праве даровать автокефалию Польской Церкви, что и делает. И именно тогда вдруг возникает из небытия аргумент о том, что Константинополь в 1686 году Киевскую митрополию Москве не передавал, а так, просто «дал поиграться».

Все эти, по сути, рейдерские захваты Фанаром чужой территории стали возможны по одной простой причине. После Революции 1917 г. в России (с 1922 г. – СССР) на Русскую Православную Церковь обрушились невиданные еще в истории христианства гонения. Физическое уничтожение храмов и священнослужителей советское государство возвело в ранг своей внутренней политики. В то время как Русская Православная Церковь несла свой подвиг исповедничества, когда десятки архиереев и тысячи священнослужителей расстреливали и бросали в тюрьмы, Константинопольский Патриархат объявлял себя хозяином на ее территориях. В это время Фанар запятнал себя еще одним несмываемым пятном позора – поддержкой и признанием «обновленцев», псевдоправославной организации, созданной по инициативе большевиков для борьбы с Русской Церковью, а также призывами к святому Патриарху Тихону уйти в отставку. Действия по аннексии у РПЦ польских епархий Фанар вообще совершал в тот момент, когда святитель и исповедник Патриарх Тихон находился под арестом во внутренней тюрьме ГПУ (Главного политического управления) и ему грозил расстрел.

Разрушенный советской властью православный храм

С 20-х годов прошлого столетия идеи «папизма» последовательно развиваются на Фанаре, воплощаясь в различные инициативы. То Вселенский престол провозглашается главой всей православной диаспоры; то Константинополь наделяет себя полномочиями представлять православный мир в диалоге с католиками и другими религиозными организациями; то Фанар объявляет о своем исключительном праве созывать Вселенские Соборы и даровать автокефалии; наконец, Вселенский Патриархат стал выступать верховным судьей в спорах между Поместными Православными Церквями или в конфликтах епископов с руководством своих Церквей.

Но все эти идеи Фанар продвигал на фоне значительного, если не сказать больше, ослабления Русской Православной Церкви и ее влияния в мире.

Однако сегодня мы наблюдаем совсем иную ситуацию. Конечно, сегодняшнее значение РПЦ и ее положение в государстве совсем не такое, как до Революции 1917 г., но тем не менее, Русская Церковь, можно казать, восстала из пепла и возродилась как самая многочисленная Поместная Православная Церковь в мире. Примерно 150 млн человек (по некоторым данным, до 180 млн) относят себя к пастве РПЦ. В этой Церкви служат около 40 тыс. священнослужителей, существует более 1 тыс. монастырей, 72 духовных семинарии и училища, 11 высших духовных учебных заведений. При этом РПЦ динамично развивается.

За 2017 год число духовенства возросло на 521 клирика, число приходов – на 1340, открылось 18 монастырей. Влияние РПЦ в мире несоизмеримо увеличилось по сравнению с советским периодом. Огромное значение имело воссоединение РПЦ и Русской Православной Церкви Заграницей в 2007 г. В начале 1990-х годов возобновило масштабную деятельность Императорское Православное Палестинское Общество, которое сегодня имеет отделения и представительство в 11 странах и оказывает большую помощь христианам на Ближнем Востоке и в других регионах. В Израиле РПЦ была возвращена значительна часть церковного имущества, принадлежавшего ей до 1917 г. В 2016 г. в Париже был освящен вновь построенный монументальный Свято-Троицкий собор вместе с культурно-просветительским центром. Собор находится в центре Парижа, в нескольких сотнях метров от Эйфелевой башни.

Картинки по запросу париж Свято-Троицкий собор

Свято-Троицкий собор РПЦ в Париже

В советский период РПЦ совершенно никак не могла отвечать на рейдерские захваты своих канонических территорий и сколько-нибудь эффективно противиться «папистским» притязаниям Фанара. Но сейчас ситуация кардинально иная. Сейчас РПЦ вполне может организовать противодействие попыткам Константинополя стать православным «Ватиканом».

12 сентября секретарь по межправославным отношениям ОВЦС РПЦ протоиерей Игорь Якимчук заявил, что в Московском Патриархате поддерживают регулярные контакты со всеми Поместными Православными Церквями, и «ни одна из них не поддерживает затеянный Константинополем проект украинской автокефалии».

Независимые религиозные эксперты не столь оптимистичны, но и они говорят о том, что, возможно, при некоторых условиях и оговорках, действия Фанара могут поддержать только те Поместные Церкви, которые являются греческими по своему этническому составу.

И все это Константинополю прекрасно известно, поскольку его представители побывали с визитами практически во всех Поместных Православных Церквях и выяснили их отношение к возможной украинской автокефалии.

Возникает недоумение: так какие же причины заставляют Патриарха Варфоломея затевать заведомо проигрышную религиозно-политическую игру?

Ответ прост – это не совсем его игра. Инициаторы и кураторы этого проекта действуют не стесняясь и не скрываясь.

По всей видимости, куратором проекта украинской автокефалии является Сэмюэль Браунбэк, который сегодня является послом США по вопросам международной религиозной свободы, а в недавнем прошлом был губернатором штата Канзас, членом Палаты представителей США, сенатором, а в 2008 г. даже баллотировался на пост президента США от Республиканской партии.

Петр Порошенко и посол США по вопросам международной религиозной свободы Сэмюэль Браунбэк

Именно Сэм Браунбек проводил в апреле переговоры об украинской автокефалии с Патриархом Варфоломеем, а 11 сентября был в Киеве и беседовал о том же с украинским Президентом. В Администрации Президента содержание беседы скрывать не стали: «посол Браунбэк заверил, что Соединенные Штаты и в дальнейшем будут поддерживать Украину в борьбе за восстановление суверенитета и территориальной целостности и праве иметь единую Украинскую Автокефальную Православную Церковь».

Только безнадежно заангажированный человек может поверить в то, что бывший кандидат в президенты США приехал в Украину для того, чтобы сообщить нашему Президенту о праве на свою Церковь. Об украинском суверенитете вообще нельзя говорить без горькой усмешки, так как этот суверенитет при нынешней власти приобретает весьма условные формы. И прилет из-за океана «большого начальника», скорее, говорит о следующем: он здесь для того, чтобы контролировать ход своего собственного проекта. Заявления Браунбека о том, что «США не вмешиваются в решение о Томосе для украинской Церкви, но помогут его воплотить в жизнь», – это просто похвальная скромность, с помощью которой американская администрация пытается скрыть свою роль в проекте.

Поверить в то, что «США не вмешиваются в решение о Томосе», может тоже только весьма наивный человек. Да и фраза о том, что США «помогут воплотить его в жизнь», уже выдает их намерения с головой. Если в создание Церкви (согласно Конституции) не имеет права вмешиваться даже родное государство, то госчиновники другой страны и подавно не могут в этом никак участвовать. Но тем не менее, Браунбэк собрался помогать.

А в это время американский чиновник рангом пониже поехал в Грузию, объяснять тамошней Церкви, что ей не надо поддерживать РПЦ, а лучше слушаться Соединенные Штаты. Помощник государственного секретаря США по Европе и Евразии Уэсс Митчелл, находясь с визитом в Тбилиси, заявил: «Сегодня наши усилия направлены главным образом на города Грузии. Но в стране много людей, которые вообще не используют социальные сети. Православная Церковь для них – косвенный проводник влияния России. Мы должны сделать больше, чтобы объяснить этим людям: Запад неравнодушен к традициям и убеждениям грузинского общества. В долгосрочной перспективе необходимо выиграть у России. У нас много дел, однако ясно, что грузинский народ выбрал западное будущее, и ему нужно помочь».

Иными словами, вот этот человек

Уэсс Митчелл, помощник госсекретаря США по Европе и Евразии

учит вот этого человека

Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II

тому, какой должна быть Грузинская Православная Церковь.

О том, что Константинопольский Патриархат находится под покровительством американской администрации, штатовские чиновники говорят открытым текстом.

В том же самом апреле 2018 г. бывший посол США в Украине, а ныне посол в Греции Джеффри Пайетт посетил Афон и, совершенно не таясь, написал у себя в Твиттере, что он «обсудил важные вопросы Православия во всем мире и поддержку Соединенными Штатами Константинопольского Патриархата».

Скриншот твиттер-аккаунта Джеффри Пайетта

Безобидные, на первый взгляд, слова о поддержке на самом деле обозначают фактическое руководство Фанаром из Соединенных Штатов. Если посмотреть на политику Константинополя последних десятилетий, то можно  увидеть, что она  полностью отвечает интересам США. И едва ли это случайность. Положительным для Фанара в этом взаимодействии является то, что под давлением турецких властей и без поддержки американской администрации Константинопольский Патриархат давно бы прекратил свое существование.

Но за все надо платить. Американское государство – это не Святая Русь, которая могла столетиями посылать в Константинополь огромные денежные суммы, строить храмы и проливать свою кровь за братьев-христиан. Америка – это очень прагматичное государство, которое умеет считать свои деньги и выгоду, которую за них получает: «ничего личного, только бизнес».

Ни для кого не секрет, что Фанар имеет давние и очень тесные связи с администрацией США. Настолько тесные, что в 1949 году американский президент Гарри Трумэн весьма способствовал тому, чтобы Вселенским Патриархом стал Афинагор (Спира), и даже выделил свой президентский самолет для его перелета из Америки в Стамбул.

Огромнейшее влияние на Константинополь имеет греческая община в США, а Американская Архиепископия – самая многочисленная и самая богатая часть Константинопольского Патриархата. Именно эта структура является основным источником финансирования Фанара. И именно она оказывает существенное влияние на решения, принимаемые константинопольскими иерархами. Однако сама греческая община довольно тесно интегрирована в высшие финансовые и политические круги США. И естественно, что православные греки не могут себе позволить действовать вопреки той политике, которую проводит американская администрация в целом.

Кроме того, общественные нравы, царящие в «прогрессивном» американском обществе, влияют и на самосознание членов Американской Архиепископии. Хочется верить, что простые православные греки в США действительно живут по заповедям Христа и стараются «уклоняться от зла и творить благо». Но вот два штриха, характеризующие нравы верхушки руководства Американской Архиепископии. Здесь следует заметить, что традиционно в ее управлении очень важную роль играют миряне, как правило, бизнесмены или политики.

Одним из таких влиятельных политиков в греческой общине является Майкл Хаффингтон, видный член Республиканской партии, член Палаты представителей США от Калифорнии в 1993-1995 гг., основатель влиятельного медиа-ресурса «The Huffington Post», который в 2012 г. был назван самым популярным политическим интернет-сайтом в США. Майкл Хаффингтон был сначала членом Пресвитерианской Церкви, затем перешел в Евангелическую, а в 1996 г., после поездки в Стамбул и переговоров с фанариотами, принял Православие. Однако это совсем не помешало ему через два года открыто заявить о своем гомосексуализме и даже выпустить в 2007 г. фильм, пропагандирующий однополую «любовь» с очень красноречивым названием: «Все мы ангелы».

Кроме православной Американской Архиепископии, М. Хаффингтон спонсирует также различные проекты пропаганды ЛГБТ-сообществ и экуменические проекты. В целях сближения православных и католиков он создал при Университете Лойола Маримонт в Лос-Анджелесе целый экуменический институт имени себя, «Huffington Ecumenical Institute», и заявил, что его мечтой является увидеть католиков и православных, причащающихся вместе. Учитывая, что ему самому уже 71 год, он надеется, что это произойдет достаточно скоро.

И вот этот человек в июне 2018 года открыто призвал уйти в отставку архиепископа Димитрия, Предстоятеля Американской Архиепископии.

Скриншот интернет-ресурса США «The Pappas Post»

Поводом для таких призывов послужил скандал с исчезновением из казны Американской Архиепископии огромных сумм, выделенных на строительство Собора свт. Николая в Нью-Йорке, и некоторые другие моменты. Влиятельное американское издание «The National Herald» опубликовало статью, посвященную разбору скандала в Американской Архиепископии на недавнем Синаксисе.

Скриншот греческого интернет-ресурса «The National Herald»

В публикации приведены слова архиепископа Димитрия, которыми он отреагировал на упрек в нецелевой растрате средств и утверждение, что после этого спонсоры Архиепископии ему уже не доверяют. Он сказал, что спонсоры не имеют права спрашивать у него, куда он дел деньги, поскольку он не спрашивает у них, каким образом они их заработали.

Конечно, слышать такие сентенции от православного архиерея крайне непривычно. Но есть основания думать, что американские власти прекрасно знают, кто и как расходовал эти средства, и архиепископ Димитрий подобной риторикой благородно пытается вывести из под удара некоторых своих высокопоставленных собратьев.

Таким образом, США, похоже, имеют немало рычагов давления на Вселенскую Церковь – ту самую, которая так настойчиво претендует на роль безусловного лидера и главы всего православного мира.

В октябре 1998 года в Софии прошел Всеправославный Собор, на котором присутствовали главы и представители почти всех Поместных Церквей. Собор положил начало уврачеванию раскола Болгарской Церкви, на нем раскольники пришли к иерархам Поместных Церквей с покаянным письмом. То есть произошел возврат раскольников в Церковь согласно ее канонам, через покаяние. То самое покаяние, которое, как сейчас рассказывают украинские раскольники, их «унижает» и которое, как они уверяют, в нынешней ситуации «невозможно».

14 сентября 2018 года Синод РПЦ принял решение обратиться к Поместным Церквям с призывом провести Всеправославный Собор по ситуации в Украине. Удивляет, что Патриарх Варфоломей, тот же предстоятель, который ровно 20 лет назад активно (и успешно) уврачевывал Болгарский раскол, в случае с Украиной занял прямо противоположную позицию и сейчас, очевидно, собирается раскол не уврачевывать, а легализовывать. Может ли иерарх мирового Православия настолько изменить свою позицию в принципиальнейших и важнейших вопросах жизни Церкви? И если нет, то что заставляет предстоятеля Константинопольской Церкви действовать таким образом? Очевидно, что прямого ответа нам никто не даст. Но в любом случае, в ближайшее время и Украину, и весь православный мир ждут большие потрясения.

http://spzh.news/ru/zashhita-very/55941-chto-zastavlyajet-patriarkha-var...