Чернобыльская катастрофа и судьбы старообрядчества

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия

В мае 2019 года состоялась премьера пятисерийного исторического драматического мини-сериала «Чернобыль», созданного американским телеканалом HBO совместно с британской телесетью Sky и посвященного аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году. Создатель и сценарист фильма Крэйг Мазин и режиссёр Йохан Ренк рассказывают о событиях, предшествующих и последовавших за крупнейшей техногенной катастрофой XX века — аварией на Чернобыльской атомной электростанции. Сценарий фильма концентрируется на событиях, связанных с непосредственными причинами и последствиями аварии. Также достаточно скрупулезно рассказано о первых шагах по ликвидации последствий аварии, героической работе так называемых «ликвидаторов». 

Кадр из сериала «Чернобыль»

Сериал получил высокие оценки зрителей, хотя в прессе звучали и критические комментарии. Очевидцы событий в целом положительно оценивают проект. Так, ликвидаторы Валентин Данилов и Геннадий Зацепин называли правдоподобными сцены, посвящённые работе ликвидаторов, а также посчитали, что в сериале точно передана политическая атмосфера скрытности и бездействия высших органов. При этом они указывают на различные неправдоподобные, с их точки зрения, моменты и исторические неточности, в целом оценив сериал «на четвёрку, не больше». Лев Бочаров, главный инженер УС-605, руководивший строительством «Саркофага» осенью 1986 г., в интервью радио Sputnik назвал  хоррор-составляющую сериала оправданной и полезной: «То, что они хотели показать — тот страх, ужас, — это действительно надо было сделать… фильм даст толчок, представление, что это была за авария». Генерал-майор Николай Тараканов, руководивший операцией по удалению высокорадиоактивных элементов, высоко оценил сериал, назвав его «блестящей работой». Тараканов также высоко отозвался и об игре британского актёра Ральфа Айнесона, воплотившего на экране его образ: «Я даже в него влюбился; прямо один в один генерал, даже не к чему придраться».

Политобозреватели и кинокритики задаются вопросом: «Почему подобный фильм не был снят в нашей стране?» Ответ прост: кинематографические отображения ряда исторических событий не одобряются и не поддерживаются. В случае с аварией на ЧАЭС не только в кино, но и в прессе очень мало информации об уроне, которое понесло население регионов, подвергшихся радиоактивному заражению. Сегодня сайт «Русская вера» рассказывает о совсем малоизвестной теме — о трагедии старообрядческих поселений Стародубья и Ветки, попавших в зону последствий аварии на Чернобыльской АЭС. На наши вопросы отвечает Кочергина Марина Викторовна, кандидат исторических наук, исследователь истории старообрядчества, гг. Москва-Брянск.

Кочергина Марина Викторовна

 Скажите, как вы узнали об аварии? Как это случилось, какие эмоции были?

Я так же, как и все, не знала о прошедшей трагедии в Чернобыле в апреле 1986 г. В нашу семью эту новость принес мой отец. Он работал на военном заводе в Брянске, пришел и говорит: «Произошел взрыв, очень сложная радиационная обстановка в Брянской области. Закрывайте форточки, закрывайте двери, промывайте всю квартиру». Вот мы с мамой этим и занялись.

Но в средствах массовой информации об аварии и радиационной опасности ничего не сообщалось. На территории Брянской области так же, как и в Киеве, проходили первомайские демонстрации. Информация по событиям конца апреля 1986 года стала поступать позже, после выступления М.С. Горбачева по телевидению. В 1986-1987 гг., то есть в конце перестройки, стало приезжать большое количество различных врачей, в том числе и зарубежных, медицинских представителей всех служб с исследовательскими целями. В Брянской области происходило изучение и обследование физического состояния населения. Ленинградские, московские специалисты тщательно обследовали жителей юго-западных районов Брянской области. Данные обследования особенно широко не публиковались, но населению предоставлялись чистые продукты, детей увозили на лето в оздоровительные лагеря, к морю.

 Отразились ли эти события на вашей жизни?

К сожалению, трагические события 1986 года отразились и на нашей семье. В 1987 году умерла от онкологии мама, в этом же году очень тяжело заболел мой старший сын.

Последствия аварии наблюдаются и сегодня. В прошлом году от онкологического заболевания умерла уставщица Новозыбковской общины РПсЦ Надежда Помелухо. Хоронили ее по старообрядческой традиции, всей общиной, несли гроб на носилках на кладбище через весь город.

Надо понимать, что эта трагедия касается не только юго-западных районов Брянской области, а практически всей большой территории нашей страны. Эта беда действительно поразила огромную территорию России, Украины и Белоруссии, входивших тогда в единое государство — Советский Союз.

 А сейчас, спустя 30 лет, есть какие-то улучшения?

К тем данным, которые предоставляются, относиться надо критически. Для полноценного решения вопроса нужны ощутимые финансовые затраты, а  государство не в состоянии их выделять. Даже знаменитые «гробовые», то есть «чернобыльские деньги», отменили.

В результате аварии территория в радиусе 30 километров подверглась радиации (радиактивному заражению). Пострадали 19 российских регионов с территорией 60 000 кв. километров с населением 2,6 миллиона человек, и 46,5 тысяч кв. километров территории Белоруссии — это 23% от общей площади. Обширная площадь радиационного загрязнения Украины составила 50 000 кв. километров в 12 областях.

Что касается территории России, то в итоге аварии сложилась достаточно высокая загрязненность в западных районах Брянской области, в населенных пунктах Новозыбков и Злынка. Уровень поверхностного загрязнения цезием-137 достигает 40 кюри на квадратный километр. На Украине высокий радиационный фон сохраняется в Черниговской области, в Беларуси — в Гомельской области. Сегодня в этих краях очень высокая степень заболеваемости, прежде всего сердечно-сосудистыми и онкологическими заболеваниями. Большое количество заболеваний связано с поражением лимфоузлов. Это традиционно для радиационного загрязнения.

Согласно опубликованным белорусским данным, 35% выпавшего в Европе после аварии на ЧАЭС радиоактивного цезия пришлось на Белоруссию. Сегодня цезием-137 загрязнено около 20% территории страны — преимущественно в Гомельской, Могилевской и Брестской областях; стронцием-90 около 10% (Гомельская и Могилевская области); изотопами трансурановых элементов — до 2% (Гомельская и Могилевская области).

По информации департамента по ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС (Республика Беларусь), сейчас в зоне радиоактивного загрязнения цезием-137 плотностью от 1 до 15 кюри на кв. км живут 1 миллион 142 тысячи белорусов, в том числе 260 тысяч детей. Или каждый восьмой белорус. В зоне загрязнения от 15 до 40 Ки/км², по приблизительным данным, живут около 1800 человек. Полное преодоление последствий Чернобыля — удел будущих поколений: период полураспада цезия-137 составляет 30 лет, стронция-90 — 29 лет, америция-241 — 432 года, плутония-239 — 24 тысячи лет.

 Каковы масштабы урона, нанесенного чернобыльской катастрофой в старообрядческих  регионах?

Последствия аварии коснулись знаменитых старообрядческих мест. Это юго-западные районы Брянской области, территория Гомельской области Республики Беларусь и территория Черниговской области Республики Украина. Это земли древних центров русского старообрядчества — Стародубья и Ветки. Они являются  наиболее пострадавшими вследствие аварии на Чернобыльской АЭС. Многие старообрядческие поселения попали в зону отселения и отчуждения. Это очень трагично, потому что старообрядческие общины появились здесь в последней четверти XVII века, на протяжении XVIII-XX веков здесь сохранялась живая традиция русского старообрядчества. Но чернобыльская беда привела к тому, что значительное количество старообрядческих поселений прекратило свое существование. Прежде всего, в Новозыбковском районе Брянской области.

 К сожалению, самая трагичная участь постигла Святск. Это самая тяжелая утрата, потому что в этот населенный пункт были вложены достаточно большие средства. Отсюда происходил выдающийся представитель нашей Советской Армии генерал Давид Драгунский. Он очень сильно помогал местному населению. Здесь были построены прекрасный Дом культуры, Драгунский даже приезжал на его открытие, к сожалению, уже после аварии на Чернобыльской АЭС. Но эта территория вошла в зону отчуждения. С 1999 года жителей стали выселять, предоставлять квартиры в Новозыбкове и в Брянске, и население стало уезжать.

Храм во имя Успения Пресвятой Богородицы в Святске

Почему для нас это трагедия? Потому что это был уникальный центр иконописания и книгописания, центр старообрядческой полемики, сохранявший высокую духовную традицию. Отсюда родом и епископ Нижегородский Иннокентий (Усов), и его брат священник отец Василий. Они были изначально иконописцами, начетчиками, потом представителями духовных лидеров  старообрядчества начала XX века. Здесь бывал епископ Арсений Уральский.

Что касается Святска, то население с трудом привыкло к тому, что это поселение попало в зону последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Долгие годы здесь сохранялся храм Успения Пресвятой Богородицы. Он был построен в начале XX века, в «золотой век» русского старообрядчества, местными мастерами. В нем сохранялись удивительные памятники местной иконописной традиции, они были в большинстве своем украшены ризами из бисера и жемчуга. Очень жалко, что этот храм, после того как население было отселено, был закрыт, впоследствии разграблен и в 2000 году сожжен. Я думаю, что это произошло не случайно: уничтожение храма способствовало тому, что население отсюда уехало.

 Так она сама сгорела, или кто-то поджег?

Это поджог, она не могла сама сгореть. И в память о Святске ежегодно 28 августа, в праздник Успения Пресвятой Богородицы, Новозыбковская община Русской Православной старообрядческой Церкви во главе с о. Сергием, представители Злынковской общины РПсЦ, представители старообрядцев из Беларуси — все приезжают в Святск. Здесь устраивается литургия с водосвятым молебном. Это настолько трогательно — объединение в молитве людей, которые пережили эту катастрофу.

Водосвятный молебен на месте бывшего старообрядческого храма в Святске. Август 2013 года

Приезжают и белорусы, и украинцы; здесь и Херсон, и Санкт-Петербург, и Москва, и Гомель, и Брянск, и Новозыбков — такое огромнейшее духовное единение, все скорбят о том, что прекрасный центр духовной жизни ушел в прошлое. Однако он остался в нашей памяти. Старообрядцев-выходцев из Святска, которые умирают, привозят и хоронят здесь, на святских кладбищах. Три кладбища сохранились в Святске. Поэтому и память предков, и вера, и сохранение традиций —  здесь все вместе.

 В Брянской области пострадавшим жителям из Чернобыльской зоны стали предоставлять квартиры в чистой зоне — в Брянске это Октябрьский поселок. И хотя в первые дни Новозыбков считался городом с очень высокой радиационной загрязненностью и его население предполагалось вообще отселить, этого не произошло — попробуйте отселить 40 000 человек. Поэтому население стало получать чистые продукты питания, началась дезактивация территории — постоянно мыли, прочищали, меняли асфальт и так далее. Но это, конечно же, не спасло. Значительная часть старообрядческого населения вынуждена была уехать с этой территории. Однако многие остались. Бабушки наши, «белые платочки» так называемые, так и остались здесь, на этой территории. Выращивают на своих огородах картошку, все овощи с этих огородов едят.

Из бывших старообрядческих слобод Ветки на территории Гомельской области (Беларусь) — Леонтьева (после революции поселок Калинин), Романова (после революции деревня Борьба), Косицкая, Попсуевка, деревни Сивенка, где также проживали старообрядцы, — население отселено в чистую зону в 1990-х гг.

Десятки деревень Гомельской области остались без жителей

Сотрудники «Ветковского музея старообрядчества и белорусских традиций» выпустили книгу «Голоса ушедших деревень». Без слез ее читать нельзя. Она повествует о трагедии населения Ветки, вынужденного покинуть эту территорию. Сколько уникальных старообрядческих раритетов смогли вывести и сохранить белорусские ученые! Низкий поклон им за это. А в Брянской области много лет общественность города просит областные власти создать музей старообрядчества, но бесполезно. Уникальные памятники русского старообрядчества, хранящие память многих поколений, уходят в небытие.

Сейчас в г. Брянске зарегистрированы три старообрядческих общины разных согласий. Представители Русской Дрелеправославной Церкви построили  и освятили храм во имя Святого благоверного князя Олега Брянского, но, к сожалению, зарегистрированной общине приверженцев РПсЦ не выделяют здания, не решается вопрос о выделении участка для строительства храма. А ведь в г. Брянске проживают многие старообрядцы — выходцы из юго-западных районов Брянской области. Многие старообрядцы переехали в этот город из бывших союзных республик по программе переселения соотечественников. Строительство и освящение храма РПсЦ было бы для многих духовной отдушиной, где они могли бы найти утешение и христианскую поддержку.

Необходимо внимание областных властей к нуждам верующих. Ведь мы живем в правовом государстве и строим гражданское общество. Надо не только ставить памятники событиям Чернобыля, но и помнить о людях, жизнь которых жестоко изменила эта трагедия.

Источник: "Русская вера"