«ЗАБЫТЫЙ» ГРЕХ ЛАКОМСТВА. Владимир Басенков

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия

Началась подготовка к Великому посту. Время духовного совершенствования призывает нас оставить житейские заботы (насколько это возможно) и устремить все свои мысли в глубины души. В деле мирских ограничений не последнюю роль играет воздержание плоти от излишнего потребления пищи. Нам это кажется самым понятным: исключи мясо, рыбу и молочное из рациона – и дело с концом. Однако за этой простой формулой мы забываем «утонченную и изысканную» страсть, способную ужалить ядом всё наше великопостное намерение.

Страсть лакомства имеет и более отрезвляющее название – гортанобесие. Это некрасивое и даже страшное слово уже само по себе довольно точно раскрывает всю глубину греха. Наша гортань, полная вкусовых рецепторов, в погоне за самоуслаждением вслед за чревом вопиет к человеку: хочу вкусненького! Много, часто, иногда уже и без осознанного участия человека. Каждый из нас может вспомнить свою привычку съесть на несколько конфет больше, регулярно заказывать в кафе один и тот же салатик, с наслаждением по несколько раз в день смаковать кофе. Нам кажется, что наша маленькая гастрономическая приверженность вряд ли серьезно повлияет на дело спасения (или не повлияет вообще). Но это не совсем так.

Преподобный Иоанн Лествичник призывает на время поста исключать всё, «что услаждает вкус»

Священное Писание говорит нам: «Не пресыщайся всякой сластью и не бросайся на разные снеди» (Сир. 37: 32). О необходимости питаться просто, без сытости говорят и святые отцы. Например, преподобный Иоанн Лествичник призывал на время поста исключать из своего рациона всё, «что услаждает вкус». В этой связи довольно странным кажется появление в продаже соевых и так называемых «постных» продуктов –заменителей белковых. Еще более странным кажется спрос среди православных на эти продукты. Наш современник старец Паисий Святогорец 18 лет ел одну лишь капусту. Таким образом он стремился победить страсть гортанобесия. Пожалуй, для мирян этот пример нельзя назвать абсолютом для подражания. Но задуматься о том, насколько серьезно греческий старец относился к борьбе со страстью лакомства, безусловно, заставляет.

Чревоугодие преподобный Иоанн Лествичник называет главой всех пороков. Именно потому пост человека начинается с ограничения себя в пище, в попытках взрастить противоположную добродетель воздержания. Через излишнюю любовь к еде мы рискуем нарушить вторую заповедь Бога: «Не сотвори себе кумира». Апостол Павел в одном из своих посланий резко говорит о страстных приверженцах чревоугодничества: «Их бог – чрево» (Флп. 3: 19).

Казалось бы, такая мелочь! Нет, в духовной жизни мелочей не бывает. Вода камень точит, и маленькая привязанность может стать причиной более серьезных духовных потрясений. Например, ссор и конфликтов от возрастающего самолюбия.

Английский король Генрих VIII вошел в историю не только как тиран и церковный реформатор, но и большой гурман. Завтрак самодержца начинался в 6 часов утра. Он съедал шесть пирогов, мясо и выпивал бокал эля. Обед англичанина состоял из 20 блюд, а кухня занимала 50 комнат. Любовь к сладкому быстро лишила короля зубов, а обхват его талии составлял 137 (!) сантиметров. Чревоугодие короля сказывалось на всем его образе жизни. Он был жесток и своенравен, круто расправлялся с политическими оппонентами (считается, что в правление Генриха VIII было убито 72 000 человек). Король был женат шесть раз, сластолюбие заставило его разорвать общение с Ватиканом и самолично возглавить Англиканскую церковь. В Великий пост английский монарх вместо свинины и говядины употреблял жареный хвост бобра и мясо морской свинки. Необузданное чрево Генриха VIII определило судьбу английского народа и частично повлияло на мировую историю. Король ел не по расписанию, а по зову желудка. И очень любил полакомиться.

В Евангелии есть слова: «Ибо всё, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего» (1 Ин. 2: 16). Что же такое похоть плоти? Ответ дает нам преподобный Антоний Великий. Святой говорит, что «похотью плоти» называется пресыщение чрева, за которой следует блудная страсть. Действительно, излишнее питание плоти, ее любление (в том числе и смакование пищи) приводит к самолюбию, а здесь уж и открываются врата для разного рода грехов, в том числе и смертных. Вкусно поел – чем бы еще насытиться?

Лакомство может стать причиной и уныния, и даже забвения Бога, и потери благодарности Ему

Наверное, от прочитанного кому-то станет грустно и даже немного страшно. Что, совсем не есть? А как же дети? А праздники? Воскресные дни? Но мы ведь призваны к «царскому пути», отвергающему крайности и призывающему к рассуждению. Лакомство в своих высших формах может становиться причиной уныния и даже забвения Бога, потери благодарности Ему. Ведь каждый кусочек, который мы употребляем в течение дня, – это дар Бога нам, и за дар этот мы должны быть благодарны. Но лакомая пища способна пресытить и притупить в нас это чувство благодарности Богу. Даже и в пост, когда «тамбовская картошечка с лучком» регулярно меняет приправу, способ приготовления и добавки. А вот питание скромной и простой пищей с добавлением изысков в воскресные и праздничные дни – чем не «приправа» к церковному торжеству! И даже способ поднять настроение, вырваться из лап уже, возможно, охватывающего уныния.

Господь призывает нас радоваться. А современный мир, вернее, его парадигма пресыщения лишает нас возможности наслаждаться вот этими маленькими радостями и славить Бога, благодарить Его.

Мир живет, чтобы есть, работает, чтобы есть и отдыхать, и снова работает, чтобы есть. Лакомство может привести к расслабленности и увести христианина от важнейшего, особенно в пост, делания – молитвы.

Лакомство превратилось в наши дни в самый настоящий четко спродюссированный культ со всеми необходимыми атрибутами. Хочется это кому-то слышать или нет, но рестораторы играют на наших низменных инстинктах, покупая чрево вкусом, калорийностью, комфортом обстановки и лишающей бодрствования музыкой. В одном из своих интервью архимандрит Рафаил (Карелин) отметил, что менталитет современных христиан «подвергся разрушающему реактивному облучению». Действительно, среди нас сегодня ведутся горячие споры: от мiра или в мiр? И, последнее, к сожалению, побеждает. Отец Серафим (Роуз), этот пламенный американец, в 70-е годы XX века явственно видел ту синтетику, которая должна была утвердиться в России не ранее, чем через 30 лет. Он с печалью говорил и о музыке в торговых центрах, и о повседневных занятиях простых людей…

Увы, сегодня мы отнюдь не всегда готовы воспринимать тот факт, что мир с его законами далеко не христианский. Это не значит, что от него нужно закрыться за глухими дверями. Но смена парадигмы мироустройства с теоцентричности на буквальный гуманизм нанесла серьезный удар по всему человечеству именно в деле спасения, сделав многих людей глухими к словам Священного Писания. В кратчайшее время увеличилось количество и уровень соблазнов, оттого возросли и споры по поводу отношения к ним в церковной среде.

Человеку нужен праздник – иногда можно сходить и в ресторан, встретиться с братьями и сестрами во Христе, отметить Пасху, Рождество, другие какие-то праздники. Но и посреди самого застолья важно помнить о тех маленьких пакостях лукавого, заготовленных нам во вроде бы безобидных вещах.

Впереди Великий пост – самое благодатное время для того, чтобы изменить свою жизнь к лучшему.

http://www.pravoslavie.ru/110687.html