«Кошмар из детства» — как распадаются венчанные браки

Страница для печатиОтправить по почтеPDF версия

© Фото : Дима Терещенко

По данным ряда исследований, в России распадается около половины венчанных браков. Как происходит «развенчание», исчезает ли уже совершенное таинство брака, из-за чего разводятся даже религиозные люди и как психологи помогают не «наступать на те же грабли» — разбирался корреспондент РИА Новости.

Бедность не порок

«Ссоры начались почти сразу: жена меня не слушалась, чуть что — уезжала к маме», — рассказывает Валерий Сутормин, основатель движения «Развода нет» за сохранение венчанных браков.

В середине нулевых Валерий, молодой семинарист из Москвы, думал принять монашество, но познакомился с сестрой милосердия, и вскоре пара получила благословение на брак. Из-за ссор Валерий даже хотел отложить венчание. «Она заявила тогда: если отложим, ничего не получится, да и благословение уже было», — продолжает он. Как и следовало ожидать, после венчания конфликты не прекратились.

По данным Росстата, в 2018 году в России на 917 тысяч браков пришлось 584 тысячи разводов. Около половины венчанных браков распадается, и ситуация ухудшается, свидетельствуют священники из разных епархий Русской православной церкви. Но централизованного учета, официальной статистики нет. «Да и неофициальные данные получить непросто», — признается протоиерей Александр Дягилев, председатель комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства Санкт-Петербургской епархии.

Задача отца Александра — побеседовать с желающим развестись, постараться помочь сохранить семью. Ну а если это уже невозможно, «минимизировать последствия развода и сделать так, чтобы в следующем браке ситуация не повторилась». У отца Александра два высших образования, духовное и психологическое. Для дополнительных консультаций есть контакты врачей — наркологов и психологов. Убедившись, что семью не сохранить, он отправляет человека к архиерею за справкой, что брак «признан утратившим каноническую силу».

Главная причина разводов в России — бедность, отсутствие работы и возможности прокормить семью, считают 46% участников июльского опроса ВЦИОМ. На супружеские измены указали 22%. Но это касается официально зарегистрированного гражданского брака, в венчанном все немного иначе.

«На первом месте — супружеские измены, на втором — алкоголизм. И только на третьем то, что муж недостаточно обеспечивает семью», — говорит отец Александр.

По его словам, до недавнего времени в обществе было сильно искаженное представление о христианском идеале семейной жизни: «муж прежде всего снабженец, а жена не работает, рожает много детей и сидит дома». «Дело в том, что большинство церковных книг о семейной жизни написано до революции. Воспроизвести идеал патриархальной библейской семьи, который там описан, в XXI веке практически невозможно», — объясняет он. В венчанных браках, по его впечатлениям, развод инициируют чаще женщины.

Укрощение строптивой

«Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви», — цитирует Валерий Сутормин апостола Павла. И от себя добавляет: «Жена должна быть послушна мне во всем».

Валерий вспоминает, как ограничивал общение жены с подругами, которые «плохо на нее влияли», и настаивал на том, что к ее родителям нужно ездить только вместе. Через пять лет брака жена ушла с двумя детьми.

«Брак — это не формальность, а личные отношения людей, тогда есть семейное счастье и радость, — уверен протоиерей Михаил Потокин, председатель комиссии по социальному служению при Епархиальном совете города Москвы. — Чтобы добиться этого, нужно стать личностью, а это значит — уважать личность другого человека». По его словам, Домострой — это как раз не про уважение.

«Есть заповедь — люби ближнего. Церковь стремиться дать человеку свободу, чтобы он любил и радовался. Но это любовь не сильного к слабому, а равных личностей. К сожалению, в паре зачастую не считают себя равными», — сетует отец Михаил.

Он отмечает, что многие недовольны, потому что брак «не такой, как у родителей». «Женщина возмущается мужем, но не знает почему, а просто он не пьет, а ее отец — пил. Она этого не признает, но для многих создать семью — это в первую очередь установить такие отношения, как были у родителей».

Как психолог, отец Александр выделяет и другую тенденцию — люди не решаются создавать семью, поскольку не хотят воспроизводить «кошмар из детства»: «Девочка не хочет идти по пути мамы, которую бил пьяный отец, а мальчик не принимает роль отца, которого не уважала мать».

Священник считает, что масштаб проблемы колоссальный: «Прежде чем дать человеку права на управление автомобилем, его отправляют в автошколу. А в наши дни людей нужно учить — в теории и на практике — быть супругами и родителями. Необходимы специальные программы». Сам он запустил два проекта: «Супружеские встречи» — для потенциальных и реальных супругов и «Школа для родителей и воспитателей», где обучают мам и пап. «Если подобные проекты будут тиражироваться, есть шанс, что ситуация с разводами начнет меняться в лучшую сторону», — заключает отец Александр.

Пока смерть не разлучит

По данным ВЦИОМ, 89% россиян считают развод в принципе допустимым, 30% его не поддерживают, если семья фактически не распалась, а десять процентов категорически против расторжения брака.

Для Валерия Сутормина разводы не имеют ничего общего с православием. Он верит, что венчание — таинство, которое совершает Бог, и ни человек, ни Церковь не могут его отменить. «Понятий «развод» или «прекращение брака» в Священном Писании нет. В Библии сказано, что муж может «пустить» жену — и то в одном случае: если она прелюбодействует, — говорит он. — Но и тогда она связана законом, то есть «числится» женой. Прелюбодейка должна оставаться одна до смерти».

Валерий считает, что люди, доверяя священникам, получают справку и, думая, что брака нет, вступают в новую связь, а фактически прелюбодействуют, то есть грешат. «И если они, не раскаявшись, умрут, то попадут в ад», — утверждает он.

«Уйдя от меня, жена сожительствовала с другим и родила, — возмущается Валерий. — И кто-то на этот грех ее подтолкнул». С 2013 года он судится (в церковном суде) со священниками, которые, по его мнению, способствовали развалу семьи.

Прихожане поклоняются мощам святых Петра и Февронии, доставленным из Свято-Троицкого женского монастыря Мурома, в храме Христа Спасителя

Клятвопреступление

Слово «развенчание», которое часто мелькает в обиходе, вообще некорректно, замечает отец Александр. «Церкви дана заповедь: «что Бог сочетал, того человек да не разлучает». Церковь не может разрушить чей-то брак через обряд, она способна только признать, что брака больше нет с точки зрения церковных канонов. Но это не Церковь его разрушила, а люди — своими грехами», — объясняет священник.

Есть мнение, что «и таинство прекращает действие». «По этой логике, супруги должны снова венчаться, если опять сошлись. Однако Церковь не венчает воссоединившиеся пары. Значит, таинство существует и после расставания», — парирует Валерий.

Для отца Александра развод — это клятвопреступление, нарушение клятвы, данной Богу. «Но действие Духа Святого не уничтожает свободу выбора, и даже крещеный христианин может отречься от веры. Просто с точки зрения Церкви он тогда не христианин. Впрочем, если он принесет покаяние и будет восстановлен в единстве с Церковью, мы не станем его крестить второй раз», — уточняет священник.

Причины для признания брака недействительным указаны в Основах социальной концепции РПЦ и документе «О канонических аспектах церковного брака». Это, в частности, измена, неизлечимая болезнь, алкоголизм, наркомания, фактическое отсутствие одного из супругов. Причем даже это обязывает священников не «разводить», но лишь рассмотреть вопрос. Кроме того, нужно согласие архиерея, возглавляющего епархию. С момента официального светского развода до рассмотрения прошения о признании брака утратившим силу должен пройти по меньшей мере год.

«В этих сложностях я вижу большую пользу: нужно, чтобы люди не разводились скоропалительно, на эмоциях. Если развод «свежий», есть время проработать ситуацию и даже примириться, но это единичные случаи, — добавляет отец Александр. — Чаще всего люди уже несколько лет не живут вместе, у них есть новые семьи, а тут они вспомнили, что венчаны и приходят за справкой». Считается, что это открывает путь ко второму венчанию. Хотя венчанием это, строго говоря, уже не является.

«Второе «венчание» — это фактически не брак, а благословение на сожительство. Церковь по милосердию позволяет человеку вступить в союз повторно. Молитвы, которые читаются во время второбрачного чина, — покаянные», — рассказывает протоиерей Михаил Потокин. У мирян есть три попытки обрести семейное счастье (включая и венчанные, и «обычные» браки). У белого духовенства вовсе один шанс: овдовел, развод — живи один.

И все же отец Михаил призывает не отказываться от венчания, исходя из логики «мы еще не знаем, сможем ли быть вместе до старости». «Венчание дает возможность построить глубокие, настоящие отношения с человеком — это дар, а не обязывающий документ. Конечно, ты можешь отказаться от дара, но тогда ты просто многое потеряешь», — заключает протоиерей.

Источник: РИА Новости