Старообрядческий

Пулькин М. В. Старообрядческие труды в защиту самосожигателей: основные аргументы, исторический контекст (конец XVII-XVIII вв.) [1]

Самосожжения старообрядцев

Вскоре после церковных реформ, проведенных патриархом Никоном, самосожжения стали неотъемлемой частью религиозной жизни Руси. Правительственные репрессии в отношении самосожигателей добавляли масла в огонь: "гари" становились все более массовыми2. Развитие "самогубительной смерти", стремительное распространение разнообразных форм самоубийств по территории России становилось возможным только благодаря активной деятельности старообрядческих наставников, находящих всестороннюю поддержку в старообрядческих поселениях3. Эти поселения возникали на многих малонаселенных окраинах Российского государства, прежде всего — на Европейском Севере и в Сибири. Так выглядел зловещий исторический фон, на котором в старообрядческой среде разворачивалась дискуссия о самосожжении.

Старообрядцы – противники самосожжений (По материалам полемических сочинений конца XVII в.). Пулькин М. В.

Самосожжения старообрядцев в конце 17-18 вв.

Первые самосожжения, произошедшие в конце XVII в. (1), взбудоражили умы современников. Эти «гари» оказались самыми массовыми в истории России, они послужили основой для эпи­демии «огненной смерти», продолжавшейся в России в течение всего XVIII в., включая и те благословенные времена, когда пре­следование старообрядцев заметно ослабло (2). Духовная и свет­ская власти России ответили на новое проявление недовольства в традиционном духе: после краткого замешательства (чем можно напугать стремящихся к смерти?) начались казни проповедников самосожжений и ещё более жестокие гонения. В старообрядчес­кой среде быстрым ответом на этот своеобразный вызов стало внимательное изучение аргументов самосожигателей. Вскоре весь­ма непростой с богословской точки зрения вопрос о допустимос­ти самосожжений и иных форм самоубийства стал одной из цент­ральных тем в дискуссиях старообрядческих наставников (3).

Аввакум Петров и Настасья Марковна: опыт исследования русской семьи XVII в. Королёв А. Н.

Аввакум Петров

В XVII в. Россия все теснее входит в соприкосновение с Западной Европой. В стране происходят значительные социально-экономические изменения. Они касаются и духовной традиции Московской Руси, затрагивают основы религиозно-нравственного мировоззрения людей. Однако данная работа посвящена не зарождению русского старообрядчества (хотя этот процесс напрямую связан с жизнью и деятельностью протопопа Аввакума), вернее не столько этому вопросу, сколько исследованию конкретной семьи, ее быта, уклада, взаимоотношений. Источником для такого исследования служит известное Житие протопопа Аввакума, им самим написанное, которое дает уникальную возможность увидеть эту самую семью изнутри, сделав, конечно поправку на художественное, даже поэтическое изложение материала.

Старообрядческое купечество и политические партии в годы революции. Селезнев Ф. А.

Старообрядческое купечество

 Капиталисты - старообрядцы были одной из наиболее организованных и экономически сильных частей делового сообщества царской России. Проявляли они и заметную политическую активность. Но какие партии вызывали симпатии старообрядческого купечества и пользовались его поддержкой?

Старообрядческое "антижитие" патриарха Никона. Бубнов Н. Ю.

Старообрядческое "антижитие" патриарха Никона

 В рукописных хранилищах России хранится много старообрядческих рукописей, посвященных жизни и деяниям главного идеологического противника старообрядцев и главного «антигероя» их сочинений – патриарха Никона[1]. Еще при жизни этого знаменитого патриарха – реформатора русской православной церкви – его оппоненты записали множество устных рассказов о нем, ходивших в народе[2]. На основе этих рассказов дьяконом Федором Ивановым, соузником протопопа Аввакума по пустозерской темнице, было создано сказание о патриархе Никоне, сохранившееся в заверенной автором копии под названием: «О волке и хищнике и богоотметнике Никоне достоверно свидетельство, иже бысть пастырь во овчей кожи, предотеча антихристов»[3].

Взаимоотношения старообрядческих общин и государства в конце XVIII – начале XIX века: становление единоверия. Почепцов С. С.

Старообрядческая община

Церковная реформа патриарха Никона XVII века и последующий за этим церковный раскол разделили российское общество на два непримиримых лагеря: старообрядцев и никониан. Государство в лице царя Алексея Михайловича поддержало церковные нововведения и всячески способствовало их воплощению в жизнь. Несмотря на все усилия царя, и большей части правящих архиереев, поддержавших правку церковных книг, а также введение единообразия в церковном обряде с греческой церковью часть духовенства и мирян не приняло нововведений и стало в оппозицию правящей иерархии и церкви.

Эволюция старообрядческой экономической модели (вторая половина XVII – начало XX вв.). Бородкин А. В.

Старообрядцы

Вопрос о происхождении старообрядческих капиталов заинтересовал фискальные органы Российской империи еще в средине XIX столетия. Для современников процесса взаимосвязь предпринимательства и старообрядчества была очевидной. Однако попытка властей обосновать быстрый финансовый рост коммерческих структур находящихся под контролем старообрядческих организаций «благостью фортуны», случайностью и не предсказуемостью отечественного рынка успеха не имела. Слишком трудно было объяснить населению причины, по которым представители одних и тех же национальностей, но относящиеся к пастве разных церквей существенно отличаются в результативности коммерческих начинаний. Все это способствовало актуализации проблемы, но не привело к ее научному изучению.

"Австрийские" археографы о "Проскинитарии" Арсения Суханова. Крахмальников А. П.

О Проскинитарии

«Австрийская», или белокриницкая, иерархия, последователи которой составляют значительное число среди староверов Сибири, ведет свое начало от бывшего босно-сараевского митрополита Амвросия (Паппа-Георгополи)1. Приняв 28 октября 1846 г. в старообрядчество архиерея от «нынешних греков», идеологи нового согласия вскоре столкнулись с целым рядом сложных догматических проблем. Значительная их часть была вызвана традиционно недоверчивым отношением староверов к чистоте благочестия «новой» Греческой церкви, ведущей свое начало с заключения Флорентийской унии в 1439 г. Такого рода сомнения, по мнению известного историка церкви Е.Е. Голубинского, послужили главной причиной раскола Русской церкви в XVII в.2.

Эсхатологические сочинения в рукописной традиции старообрядцев-странников XIX-XX вв. Прокураторова Е. В.

Старообрядцы-странники

Эсхатологические сочинения традиционно являлись излюбленным чтением последователей «старой веры», получив широкое распространение среди представителей различных старообрядческих согласий. Рассуждения об антихристе, его природе и времени пришествия содержатся практически в каждом рукописном сборнике, созданном сторонником страннического согласия в XIX-XX вв., одного из влиятельных течений в позднем старообрядчестве. Последователи странничества, подобно прочим беспоповским конфессиям, полагали пришествие антихриста уже свершившимся фактом.

Старообрядческое образование в начале ХХ века. 1-й Всероссийский съезд по народному образованию (Двинск, 1911 г.) Поташенко Г. В.

1-й Всероссийский съезд по народному образованию. Двинск, 1911 г.

В начале прошлого века образование русских староверов было одним из первых по важности вопросов, поставленных перед староверием 20-м веком. В этом сходились практически все крупные старообрядческие согласия.

 В научной литературе первый Всероссийский съезд по народному образованию староверов в Двинске - известное событие (см.: Podmazovs 2001,103-104). Однако специального внимания этому съезду в историографии не было уделено. В настоящей статье делается попытка проследить исторические, культурные и интеллектуальные обстоятельства проведения этого съезда, его работу и значение в деле старообрядческого просвещения в России в начале 20 века.

Историография раскола русской церкви в литературе русского зарубежья во второй половине ХХ века. Балалыкин Д. А.

Историография раскола

Статья посвящена историографии раскола Русской Церкви в XVII в. Рассматривается интерпретация философских аспектов процесса разделения Русской Церкви в трудах видных русских историков-эмигрантов. Раскрываются особенности эсхатологических ожиданий в русском обществе XVII в. во взаимосвязи с положением русской эмиграции второй половины ХХ века.

Ответ о. протоиерею И. Г. Виноградову о перстосложении. Е. Е. Голубинский

Голубинский Е. Е., академик

Отказаться от какого-нибудь научного мнения, которое было твердо содержимо, горячо защищаемо и долгое время проповедуемо, конечно, не особенно легко и не весьма приятно. Но бывает, что относительно подобного научного мнения становятся известными новые данные, из которых оказывается, что оно было ошибочно. Что остается тогда делать?

Смысл старообрядчества. Карташёв А. В.

Карташёв А. В.

Есть неразгаданная проблема русского религиозного сознания. Почему самое патетическое явление русской церковной жизни, ее fortissimo [ (итал.) - здесь: момент наивысшего напряжения], подлинно народное религиозное движение XVII века, в которое влилась вся накопленная столетиями любовь русского человека к вере христианской, свелось к фанатическому стоянию за «старый» обряд, т. е. за кажущийся пустяк? «Умру за батюшку аз!» - завопил православный русский, когда сама власть церковная тронула «единый аз» в «отцепреданной вере», и пошел умирать на костры и на еще бoльшую трагедию: на разрыв с церковью. Произошло кровоизлияние из русской церкви. Она потеряла драгоценнейшую энергию и в анемическом ослаблении подверглась сильным инородным воздействиям, мешавшим ей до последнего времени даже осознать свою потерю XVII века.

Старообрядчество и развитие капитализма в России. Связь религии и экономики в случае со староверами очевидна. Рощин М. Ю.

Рощин М. Ю.

Немецкий социолог религии Макс Вебер, автор книги "Протестантская этика и дух капитализма", в начале XX века доказал связь протестантизма и капитализма на Западе. Существует ли в России подобная корреляция между религией и экономикой? Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к истории старообрядчества, вклад которого в российскую промышленную революцию конца XIX - начала XX веков трудно переоценить.

RSS-материал