Искусство

Алексей Рыбников: Покаяние не бывает запоздалым или музыка для оглашенных

Алексей Рыбников

Этого человека у нас в стране знает каждый. И даже те, кому имя «Алексей Рыбников» ничего не говорит, все равно знакомы с ним через его удивительную музыку. Озорные и трогательные песенки из фильмов «Про Красную Шапочку» и «Приключения Буратино», пронзительная в своей искренности мелодия из фильма «Тот самый Мюнхгаузен», лирическая баллада из «Вам и не снилось» и наконец один из самых знаменитых гимнов любви «Я тебя никогда не забуду» и «Аллилуйя» из рок-оперы «Юнона и Авось» — все это бесценное богатство подарил нам Алексей Рыбников. Но мало кому известно, что знаменитый композитор написал еще целый ряд произведений духовной музыки, что именно это направление в творчестве он считает для себя главным. В интервью «Фоме» Алексей Львович поделился своими мыслями о вере в Бога, о смысле искусства, о грехе и покаянии и о многом другом.

ВОЗВРАЩАЯСЬ К "СОЛЯРИСУ". Владимир Гурболиков

Владимир Гурболиков

Сегодня, зайдя в магазин видеопродукции и спросив «Солярис», вы скорее получите новый американский фильм, чем ставшую классикой экранизацию Андрея Тарковского. Американская версия «Соляриса», на мой взгляд, на фоне и романа Лема, и фильма Тарковского — это очень и очень слабое кино. И как всякое слабое кино, его невозможно разбирать всерьез и пытаться понять, чему режиссер пытался следовать — научному мышлению Лема или притчевости Тарковского. А вот то, что почти забытым оказался наш фильм, — конечно, несправедливо. Это вытеснение, эту потерю  мы как будто воспринимаем как норму. Поэтому можно, пожалуй, и порадоваться тому, что читатели и зрители снова и снова возвращаются к книге и ее экранизациям, обсуждая поставленные в них вопросы. Недавно на кураевском Форуме я увидел вопрос о различиях между книгой Станислава Лема «Солярис» и фильмами, снятыми на ее основе. И с удивлением прочел, например, такие ответы:

«Заметил некоторый снобизм по отношению к зрителю: скрытые образы, аллюзии в неимоверных количествах. Станислав Лем, наоборот, исходя из сюжета, пытается дать максимум открытой информации».

«Думаю, что Тарковский замечательный морализатор, но никудышний режиссер. Не считая нескольких эпизодов, фильм банально скучен. Такое впечатление, что Тарковский сделал фильм для себя, а на нас ему было плевать».

«“Думаю, что Тарковский замечательный морализатор, но никудышний режиссер”. А по-моему, скорей, наоборот».

Умение удивляться. Дарья Рощеня

Цветущая смоковница

Или что увидели европейцы на выставке Владимира Ходакова

Показать миру, что у нас медведи по улице не ходят, — такую миссию вольно или невольно выполняет любой выставляющийся на Западе российский художник. Московскому церковному фотографу Владимиру Ходакову в этом смысле есть что показать публике и в России, и на Западе. Он работает в церковных СМИ почти двадцать лет: снимает Патриарха, церковные события, да и просто современную действительность.

Страсти по Тарковскому. Касым Орзобаев

Андрей Тарковский

В 1974 г. на международном кинофестивале в Каннах был впервые вручен «Приз экуменического жюри», учрежденный Международным Евангелическим Центром. Целью этого нововведения было привлечение внимания к фильмам религиозной и нравственной тематики. С тех пор этого приза удостоились почти сорок режиссеров. Но есть один, все фильмы которого, снятые после 1974 г., получали эту награду — Андрей Тарковский.

Возвращение хаоса: неоязычество - новая религия Запада? Владимир Тимаков

Купола Храма Христа Спасителя

Обращение к идеалам античности в пику христианству отнюдь не случайно. Они отражают настроения нового мира, заблудившегося в сети «электронных джунглей». Мира без единого Закона, без единой Морали, без единой Истины. Для научного прогресса, всегда стремившегося понять единственную верную Истину и установить единственно правильный Закон, — для прогресса, строящегося на фундаменте христианского монотеизма, — этот неоязыческий мир является антагонистом.

Ревизор и журналисты. Протоиерей Андрей Ткачёв

Андрей Ткачёв, протоиерей

Если отвлечься от сатиры, от всего, что первым бросается в глаза при прочтении «Ревизора», если взмыть над сценой и посмотреть на пьесу глубже, то она, конечно, пророческая. Уже современники заметили, угадали, что Хлестаков это – антихрист. Это мелкий бес, вернее – орудие мелкого беса, кратковременно призванный «на царство» и обласканный, исключительно благодаря тотальной лжи, пропитавшей маленький и неизвестный городок. Не состояла бы верхушка из вора, сидящего на воре и вором погоняющая, не сознавай каждый из этих воров, что он виновен и, не ровен час, возьмут его за воротник, сидеть бы Хлестакову под караулом, а не собирать мзду с чиновников и не целовать в плечико жену городничего.

Два Андрея. Мария Дегтярёва

Мария Дегтярёва

Помню, как несколько лет назад один итальянец, влюбленный в Россию, заметил: «Я не знаю, чему мы – запад – можем вас учить: у вас есть Андрей Рублев и Андрей Тарковский. Что после этого еще можно делать в искусстве?»

Страсти по Андрею. Протоиерей Андрей Ткачёв

Андрей Тарковский

Всякий вид художественного творчества оправдывает себя в высших своих творениях. То есть существуют картины, о которых говорят «мазня». Есть музыка, которая режет слух и смущает душу. Но есть произведения искусства, возле которых простой человек замирает в благоговении и которые творческий человек считает смыслом и оправданием творчества. Можно сказать, что храм Покрова на Нерли оправдывает церковную архитектуру в качестве самостоятельной и особой формы благовествования. Это не просто «дом молитвы». Этот храм даже и без церковной службы в долгие годы атеистического засилья говорил людям о Боге и призывал к молитве. Такова сила церковного искусства. Руки и сердце верующего человека: зодчего, иконописца, звонаря – заставляют и камень, и медь, и краску прославлять Господа.

Скользкая ступенька к Богу. Владимир Гурболиков

Владимир Гурболиков

Был 1991 год. Всего год до моего крещения и воцерковления. В то время я постоянно недоумевал по поводу библейских и евангельских противоречий, «странных» обычаев Церкви и трудных фактов церковной истории. Я мог бы засыпать этими вопросами православных. С одной оговоркой: вопросы мои были риторическими, я считал, что и так знаю на них ответ.

Лев Толстой и Церковь: война без мира? Александр Ткаченко

Л. Н. Толстой

Вот уже более ста лет прошло с того момента, когда Русская Православная Церковь официально засвидетельствовала, что более не может считать своим членом графа Льва Николаевича Толстого. И все сто лет вокруг этого трагического события не умолкают споры и обсуждения. Такой интерес понятен и закономерен: авторитет Толстого как признанного классика мировой литературы невероятно высок, имя его известно сотням миллионов образованных людей на всей нашей планете. И если столь значительный общественный институт, как Русская Православная Церковь, пошел по отношению к столь уважаемому человеку на столь крайнюю меру, то вполне разумно задаться вопросом — а в чем же причина этого разрыва?

Повесть о Петре и Февронии в иконных клеймах

Пётр и Феврония
 Знаменитая «Повесть о Петре и Февронии» написана известным духовным писателем середины XVI века священником Ермолаем (в монашестве Еразм). Почти сразу же она становится любимым чтением русского народа и распространяется в огромном количестве списков. До нашего времени их сохранилось около 350. Многие из этих списков украшались миниатюрами, а вскоре появились и житийные иконы местно прославленных Муромских святых Петра и Февронии, в иночестве Давида и Евфросинии. Мы предлагаем вам прочитать эту повесть по клеймам одной из икон XVII века. Причем первое, заглавное клеймо иконы начинает и заканчивает собою повествование. Изображения (к сожалению, с некоторыми утратами) сопровождаются переводом, максимально приближенным к авторскому тексту.

РЕЛИГИОЗНЫЙ РЕАЛИЗМ ПРОТИВ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕРРОРИЗМА. Дарья Рощеня

Скульптура "Не рыдай Мене, Мати". Бронза. 1994.

В Брянской области есть небольшой городок — Клинцы. В 1707 году старообрядческая община, вынужденная перебраться сюда из центральной России, основала здесь слободку, которая со временем превратилась в небольшой провинциальный городок.

При въезде в Клинцы стоит памятник. Нет, не Ленину, не строителям коммунизма и даже не героям Великой Отечественной войны. Стоит здесь шестиметровый колокол-гора, увенчанный восьмиконечным крестом и фигурами мужчины, женщины и ребенка.

Большая победа маленькой женщины. Оксана Гаркавенко

Новое издание "Хижины дяди Тома"

14 июня исполнилось 200 лет со дня рождения американской писательницы Хэрриет Бичер-Стоу (1811–1896), создательницы «Хижины дяди Тома» — книги, навсегда вписавшей имя своего автора в историю мировой литературы. А в прошлом году издательство Сретенского монастыря в серии «Христианский Запад» впервые выпустило полный, несокращенный перевод этого произведения, в советское время изрядно пострадавшего от цензорских ножниц. Сокращалось, понятное дело, то, что имело отношение к христианству.

Листая гениев. Ирина Гончаренко

Переписка книг. Миниатюра 16 века

Есть книги, обстоятельно и правдиво повествующие о человеческих страстях, жизненных перипетиях — и есть книги, содержащие ещё и Божью правду о человеке: не только о том, как бывает, а как должно быть. Свет этой правды может светить сквозь самые трагические события, как, например, у Достоевского или Шекспира, но он есть. В этом, по-моему, и заключается разница между талантливыми и гениальными произведениями.

RSS-материал