Богословие

Нужно ли современному человеку умное делание?

Святитель Игнатий (Брянчанинов)Если спросить современных христиан, что они знают об умном делании, то вряд ли многие ответят правильно. Кто-то скажет, что это исключительно монашеский, высокий подвиг безмолвия и созерцания, когда аскет своим умом зрит Божественные тайны. Кто-то ответит, что это произнесение в уме молитвы Иисусовой, допустимое мирянину в определенной степени. А кто-то заявит, что умное делание – это что-то заумное, не имеющее практической ценности и вовсе не нужное нам в повседневной жизни.

Можно ли спастись только добрыми делами?

арх Рафаил (Карелин)

В настоящее либеральное время все более распространяется учение о том, что человек может спастись своими добрыми делами, а Иисус Христос является для христиан только образцом и назидательным примером нравственного и духовного совершенствования, но вовсе не Искупителем мира. Следовательно, спасение возможно для людей всех религий и конфессий, старающихся поступать по голосу своей совести. В этом учении по сравнению с православным богословием не только переставлены и смещены акценты, но подорваны самые основы догматики. Христиане всегда верили, что Бог спасает человека; а современные модернисты последовательно и планомерно внедряют в сознании верующих мысль, что человек спасает сам себя, а Бог только дает ему вечную жизнь, как обязательную награду за труды.

Антология семинарской жизни Воспоминания об академии (1910–1915). Часть 4

А. И. Введенский

Профессора

Алексей Иванович Введенский

 

3 сентября состоялась первая лекция. Читал Алексей Иванович Введенский, профессор систематической философии и логики. Как сейчас помню: в аудиторию вошел полный, высокого роста, с сединой человек и остановился посредине аудитории, недалеко от кафедры. Дежурный студент прочитал молитву «Царю Небесный». Алексей Иванович сделал поклон, взошел на кафедру, медленно опустился на стул, почмокал, как бы что-то говоря про себя, губами и начал свою неторопливую вступительную к курсу систематической философии и логики речь.

Антология семинарской жизни Воспоминания об академии (1910–1915). Часть 3

Семинария

Отвоевав себе место в академии, я чувствовал себя в ней далеко еще не твердо. Нужны были деньги на оплату интерната. Я рассчитывал не на казенную стипендию, а на покровительство дяди Василия, я не знал, каковы у него возможности. Отец, конечно, урезал бы себя и прокормил бы меня в академии, но это стоило бы ему очень и очень больших жертв. И тогда, когда я жил в академии на стипендию, он и тогда изредка присылал мне 2–3 рубля на мои карманные расходы. Пришлось ехать в Москву к дяде Василию. Дядя направил меня в семью Урусовых.

Антология семинарской жизни Воспоминания об академии (1910–1915). Часть 2

Cвященномученик Феодор (Поздеевский)

Преосвященный Феодор

Высокий, худой, в очках в черной роговой оправе, с черными, как смола, волосами и острым взглядом, Феодор являлся нам суровым монахом с сильной волей и неумолимым к слабостям мирской юношеской суеты <…>. Естественно, с каким затаенным трепетом мы ожидали с ним встречи и на экзаменах, и на приемах у него. Академией управлял Феодор! Феодор – академия, академия – Феодор, и мы ждали…

Антология семинарской жизни Воспоминания об академии (1910–1915). Часть 1

Троице-Сергиева лавра. XIX в. Картина Фёдора Алексеева

Литература о духовных семинариях, их учащихся и учащих до сих пор остается мало известной даже в православной читающей аудитории. Между тем художественные произведения, мемуарные записки и публицистически очерки, которые, являясь весьма специфическим историческим свидетельством, посвящены внутреннему и внешнему описанию духовных школ, позволяют узнать много интересного об учебном процессе, досуге, быте, фольклоре семинаристов.

Очерк церковнославянской орфографии. Статья 1. Дублетные буквы

Доктором филологических наук, профессором Сретенской духовной семинарии Л.И. Маршевой составлено учебное пособие по орфографии церковнославянского языка (готовится к печати издательством Сретенского монастыря). Это первый в новейшей истории преподавания церковнославянского языка систематический сборник упражнений по его орфографии, который позволяет на практике закрепить и проконтролировать знания, умения и навыки, связанные с правописанием дублетных букв, диакритических знаков и иными орфографическими особенностями богослужебного языка Русской Православной Церкви. Сборник упражнений предваряется сводным очерком современной церковнославянской орфографии.

Формирование чина Великого входа и его богословское осмысление в византийской традиции. Часть 5

2.4. «Протеория» Николая и Феодора Андидских

Точное название этого сочинения – «Феодора, епископа Андидского, краткое рассуждение о тайнах и образах Божественной литургии, составленное по просьбе боголюбезного Василия, епископа Фитикийского»[1]. Неизвестно практически никаких подробностей о жизни епископа Феодора, неизвестно даже наверняка, где находилась его кафедра. Первые сведения о Феодоре Андидском и его толковании на литургию были опубликованы известным ученым греком, библиотекарем ватиканской библиотеки Львом Алляцием (XVII в.) в его статье «De Theodoris, Contra Creygtonum» и других. Но и эти известия очень скудны. Можно понять лишь, что Феодор уже во времена Алляция был автором «не новейшим, но довольно древним»[2]. Если епископская кафедра Василия, упоминаемого в заглавии творения, Фитикия, без сомнения, находилась во Фригии, то местонахождение города Андида определить трудно.

Формирование чина Великого входа и его богословское осмысление в византийской традиции. Часть 4

Глава 2. Богословское осмысление Великого входа

2.1. Жанр и традиция литургического толкования

Жанр толкования на литургию имеет своим источником тайноводственные поучения IV века, произносившиеся для оглашенных – людей, вступающих в Церковь. Первоначально такие поучения имели форму проповеди, но вскоре были записаны и получили широкое распространение. Особенно известными стали гомилии таких выдающихся церковных деятелей, как святители Кирилл Иерусалимский, Амвросий Медиоланский, Иоанн Златоуст. Их творения оставались полезным учебным пособием и в тот период, когда в обычай вошло крещение в детском возрасте и акцент сместился с собственно катехизации на наставление и христианское просвещение молодых людей.

Учение о Пресвятой Богородице у святого Иоанна Дамаскина

Иоанн Дамаскин

'Ορθόδοξος θεοτοκολογία [Православная феотокология]

Справедливо и истинно Святую Марию называем Богородицею, ибо это имя составляет все таинство домостроительства. ПВ III,12. Епископ Афанасий (Евтич)

Догмат о непорочном зачатии

Лосский В.
"Царственная Дева, облеченная истинной славой и достоинством, не нуждается еще в какой-то ложной славе"  Бернард Клервоскин. Ad canonicos Lugdunenses, de conceptione s. Mariae. Некоторые люди, обманываясь сходством словесных выражений или ложной ассоциацией идей, смешивают учение Римской Церкви о непорочном зачатии Марии с догматом о девственном зачатии нашего Господа Иисуса Христа.  
Лосский В. Н.

Формирование чина Великого входа и его богословское осмысление в византийской традиции. Часть 3

1.4. Каждение и умовение рук на Великом входе

Каждение

В современной практике существует некоторая двойственность относительно чина каждения на Великом входе. Согласно русскому (а также и сербскому) Служебнику, диакон благословляет кадило у предстоятеля, затем кадит престол с четырех сторон, жертвенник, алтарь, иконостас, священников и молящихся[1]. Греческие указания относительного этого каждения разнятся, предписывая совершать его иногда священнику, иногда диакону (священник в это время читает молитву «Никтоже достоин»). Впрочем, необходимо отметить, что в настоящее время у греков все же преобладает обычай совершать каждение священнику[2]. Русская практика здесь сохранила более древний порядок богослужения: в большинстве греческих XI–XIII веков и славянских источниках каждение совершает именно диакон. Диаконское каждение, как более древнее, признается и некоторыми современными греческими служебниками[3].

Формирование чина Великого входа и его богословское осмысление в византийской традиции. Часть 2

Икона «Да молчит всяка плоть человеча...». 1580-1590-е гг. «Вечери Твоея Тайныя»

«Τού δείπνου σου τού μυστικού σήμερον, Ύίέ Θεού, κοινωνόν με παράλαβε ού μή γάρ τοίς έχθροίς σου τό μυστήριον είπω ού φίλημά σοι δώσω καθάπερ ό Ίούδας άλλ' ώς ό ληστής όμολογώ σοι μνήσθητί μου, Κύριε, έν τή βασιλείά σου»[1].

«Вечери Твоея тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими, не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам, яко Иуда, но яко разбойник исповедаю Тя. Помяни мя, Господи, во Царствии Твоем»[2].

Формирование чина Великого входа и его богословское осмысление в византийской традиции. Часть 1

Божественная литургия занимает центральное положение в жизни каждого христианина, поэтому вопросы, связанные с ее историей и духовным пониманием, всегда актуальны. Формированию чина Великого входа, одной из торжественнейших частей литургии, его богословскому осмыслению посвящена дипломная работа выпускника Сретенской духовной семинарии 2009 года Алексея Васильева (научный руководитель – диакон П.А. Бобров), которой сайт «Православие.Ру» продолжает серию публикаций работ выпускников СДС.

Богословие как наука и как дар. (автор: Митрополит Навпактский Иерофей (Влахос))

Митрополит Навпактский Иерофей (Влахос)Когда летом 1966 года я первый раз посетил Святую гору как студент-второкурсник богословского факультета Фессалоникийского университета с другими моими соучениками, мы встретили монаха отца Феоклита Дионисиатского, который нас спросил, кто мы такие. Мы ответили ему, что мы богословы. На это он немедленно нам сказал: «Церковь знает только трех богословов: святого Иоанна Богослова, святого Григория Богослова и святого Симеона Нового Богослова, а вы являетесь студентами богословского факультета».

RSS-материал