Современные авторы

Призвавшие смерть. Монах Пантелеимон (Королёв)

Монах Пантелеимон (Королёв)

Священное Писание довольно неохотно повествует о тех людях, которые самостоятельно прервали свою жизнь. Такое умолчание открывает некоторым «апологетам самоубийства» возможность говорить, что, мол, Библия вовсе не осуждает суицид, а Церковь придумала свои запреты существенно позже. Однако внимательный читатель Библии не только поймет причины описанных самоубийств, но и увидит особую любовь и щедрость Бога к людям, стоявшим на грани смерти, но не потерявшим упования на Промысел.

"Ненавидь врагов Божиих"? Александр Ткаченко

Александр Ткаченко

Как переврали одну цитату

"Хуже себя". Марина Журинская

Марина Журинская

Много лет я только молча ужасалась, читая в Евангелии от Матфея стих 23:15; чувство ужаса разделяли со мной и те, с кем я об этом стихе говорила. Однако наконец я решила набраться храбрости (не без трепета) и попробовать о нем поразмышлять. Но увидела, что для большей ясности нужно начать заранее, с предыдущей главы. Почему — надеюсь, изложение это покажет.

Неправильные нищие или запотевшая милостыня. Александр Ткаченко

Александр Ткаченко

Иногда делаешь все вроде бы правильно, а душа не на месте. У меня так бывает всякий раз, когда иду вдоль шеренги помятых личностей, выпрашивающих на подходах к храму денежку «во славу Божию». Или когда в метро вижу очередную печальную женщину с картонкой в руках: «Помогите Христа ради! Умирает сын-дочь-внук-муж». Или когда поддатый инвалид в армейской форме пристает к водителям, пока машины стоят в пробке у железнодорожного переезда....

ВОЗВРАЩАЯСЬ К "СОЛЯРИСУ". Владимир Гурболиков

Владимир Гурболиков

Сегодня, зайдя в магазин видеопродукции и спросив «Солярис», вы скорее получите новый американский фильм, чем ставшую классикой экранизацию Андрея Тарковского. Американская версия «Соляриса», на мой взгляд, на фоне и романа Лема, и фильма Тарковского — это очень и очень слабое кино. И как всякое слабое кино, его невозможно разбирать всерьез и пытаться понять, чему режиссер пытался следовать — научному мышлению Лема или притчевости Тарковского. А вот то, что почти забытым оказался наш фильм, — конечно, несправедливо. Это вытеснение, эту потерю  мы как будто воспринимаем как норму. Поэтому можно, пожалуй, и порадоваться тому, что читатели и зрители снова и снова возвращаются к книге и ее экранизациям, обсуждая поставленные в них вопросы. Недавно на кураевском Форуме я увидел вопрос о различиях между книгой Станислава Лема «Солярис» и фильмами, снятыми на ее основе. И с удивлением прочел, например, такие ответы:

«Заметил некоторый снобизм по отношению к зрителю: скрытые образы, аллюзии в неимоверных количествах. Станислав Лем, наоборот, исходя из сюжета, пытается дать максимум открытой информации».

«Думаю, что Тарковский замечательный морализатор, но никудышний режиссер. Не считая нескольких эпизодов, фильм банально скучен. Такое впечатление, что Тарковский сделал фильм для себя, а на нас ему было плевать».

«“Думаю, что Тарковский замечательный морализатор, но никудышний режиссер”. А по-моему, скорей, наоборот».

О РАВНОДУШИИ: ОБРАТНАЯ ПЕРСПЕКТИВА. Игумен Савва (Мажуко)

Игумен Савва (Мажуко)

Здесь предлагается еще один аспект темы равнодушия. Дело в том, что довольно часто люди принимают за равнодушие то, что равнодушием вовсе не является. А почему? — Да из-за собственного равнодушия! Очень хочется человеческого участия — но в той и только в той форме, которую ты сам разработал и спроектировал; иное не принимаем, потому что равнодушны к другим, и нам вовсе не интересны их свойства и намерения.

Просвещает всех. Алексей Варламов

Купола православного храма

В трагедии Андрея Платонова «14 красных избушек» есть некий персонаж, ученый всемирного значения, председатель Комиссии Лиги Наций по разрешению мировой экономической и прочей загадки по имени Эдвард-Иоганн-Луи-Хоз, который приехал в СССР посмотреть, как строится социализм на краю ойкумены. Результат его глубоко не удовлетворяет. «Шестнадцать лет с коммунизмом возятся, до сих пор небольшой земной шар не могут организовать. Схоластики! Я штрафовать вас буду», — выносит возмущенный старик приговор.

Постхристианство: греческий синдром. Протоиерей Павел Великанов

Протоиерей Павел Великанов

Когда в первый раз оказываешься в Греции, невольно поражаешься как бы разлитой повсюду церковности. И дело здесь не в обилии храмов, как новых, так и древних, и даже не в добром отношении почти каждого встречного к человеку в рясе (недаром греки про себя так и говорят:   мы рясу чтим!), и даже не в том, что полуобнаженная девушка в трамвае, проезжая мимо храма, вдруг начинает производить какие-то странные движения рукой, отдаленно напоминающие крестное знамение. На первый взгляд кажется, что мощь православной традиции, вне которой грек едва ли осознает себя потомком великих ромеев, незыблема и по сей день. Когда же узнаешь, что в школах так называемые «религиозные уроки» обязательны для всех, духовенство получает зарплату от государства, а крупные церковные праздники — нерабочие дни, просто дух захватывает. Вот она, православная цивилизация, вот она, победа Креста над миром сим, вот где сохранились и по сей день остатки Великой Православной Империи!..

"Отвратительная" Церковь. Сергей Худиев

Сергей Худиев

Если Вы пытаетесь сказать что-то важное и никто не вступает с Вами в спор, значит, что-то не так — то ли Вы говорите никому неинтересные банальности, то ли Вас просто не слышат. Поэтому то, что Церковь провоцирует сегодня споры — это замечательно. Собственно, она вызывает споры с первых дней своего существования. Важно только понять, о чем мы спорим.

Молитва или заклинание? Валерий Духанин

Молитвослов
Одна из характеристик нашего времени – духовная дезориентация. Далеко не всегда современный человек заметит различие между понятиями христианскими и оккультными. Соответственно, не зная разницы, он не поймет той подмены, которую предлагают оккультные практики.

О ТВОРЧЕСКОЙ ЛЮБВИ. Владимир Легойда

Владимир Легойда

Есть несколько видов человеческой деятельности, о которых можно сказать, что это не столько работа, сколько служение. Традиционно к ним относятся священник и врач. И учитель.

Учитель и учителя. Сергей Худиев

Сергей Худиев

Бог — тайна, бесконечно превосходящая наше понимание, и мы сами никогда не могли бы достигнуть Его. Но в Откровении Он Сам снисходит к нам и заговаривает с нами на человеческом языке. Очень часто это язык образов, символов и сравнений, который помогает нам понять нечто о Боге, опираясь на наш человеческий опыт.
В Священном Писании Бог сравнивает Себя с Отцом, Супругом, Царем, Судией и, не в последнюю очередь, с Учителем.И знай в сердце твоем, что Господь, Бог твой, учит тебя, как человек учит сына своего (Втор. 8:5). Само Божественное Откровение нередко называется «учением», а в Новом Завете один из титулов воплощенного Сына Божия — «учитель». В наше время это может показаться несколько странным.

"Учитель Израилев". Андрей Десницкий

Андрей Десницкий

Как известно из Евангелий, люди называли Иисуса Христа словом «Учитель», а Он называл Своих последователей «учениками». Что же означали эти столь привычные нам слова в древнеизраильском обществе? Кто, кого, чему и как там учил? Этому посвящена статья кандидата филологических наук, библеиста Андрея Десницкого.

RSS-материал