Актуальные вопросы

Благословляется читать книги. Протоиерей Андрей Ткачёв

Андрей Ткачёв, протоиерей

Патриарх Грузинский недавно порадовал даже тех, кто грузином не имеет чести быть. Он и раньше радовал свою паству обещанием быть крестным у многих новорожденных малышей. А теперь он обратился к своему народу с предложением-просьбой читать в течение недели определенную книгу, с тем, чтобы в конце недели обсуждать прочитанное и общаться с паствой на заданную тему.

Человек многолик. Протоиерей Андрей Ткачёв

Андрей Ткачёв, протоиерей

Человек многолик. Особенно женщины. Вернее, на них заметнее то, о чем сказать хочется. Вот она дома, погруженная в быт, как рыба – в воду. Домашняя одежда, уставший вид, морщинки под глазами и в уголках рта. А вот она же после парикмахерской, да в новом платье, да с огоньком во взгляде перед походом в гости к важным людям на семейный праздник. Кто скажет, что это один и тот же человек, если даже родной муж смотрит на нее в это время удивленным и восторженным взглядом?

Храм как общий дом. Игумен Нектарий (Морозов)

Игумен Нектарий (Морозов)

Мой близкий друг и собрат по служению как-то раз спросил меня:

— А ты замечал когда-нибудь, что люди, которые причащаются в воскресенье на ранней, совсем другие?

Он, возможно, не совсем корректно сформулировал свою мысль, но я его сразу понял.

Слово Святейшего Патриарха Кирилла на открытии заседания Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви

Патриарх Кирилл

5 сентября 2012 года в зале Высшего Церковного Совета кафедрального соборного Храма Христа Спасителя Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавил работу очередного заседания Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви.

Поругание святыни, почитание святыни. Диакон Павел Сержантов

Взрыв храма Христа Спасителя. 1931 год

Нет такой религии на свете, святыни которой всегда оставались бы без поругания.

На минуточку представим себе: живет некий народ, исповедует некую религию, проходят десятилетия и века, и его святыни ни разу не подвергались поруганию. Бывает такое? Нет. Не бывает, чтобы очень долго обходилось без войны, а во время войны и на святыни обрушивается бесчестье. На войне буйствует смерть, нагнетается ненависть. Воюющие стороны частенько рассматривают осквернение святынь как пропагандистскую акцию, которая деморализует противника. Толпа с оружием в руках врывается в город, убивает, грабит и сжигает чужие храмы, наглядно показывает его жителям: «Ваши боги не помогли вам. Мы здесь хозяева. Нам будете служить, нашим богам принесете жертвы». Так случается во время военного вторжения представителей другой религии, но не только.

Россия и революция. Виктор Саулкин

Виктор Саулкин

«Уже давно в Европе существуют только две действительные силы: Революция и Россия. Эти две силы сегодня стоят друг против друга, а завтра, быть может, схватятся между собой». Написав эти слова, Федор Иванович Тютчев очень точно выразил духовный смысл событий, которые происходили в Европе во второй половине ХIХ века. В то время, не только Российская империя, все европейские монархии были христианскими государствами. Но Карл Маркс также утверждал, что все усилия революционеров-богоборцев не приведут к успеху, пока существует Царская Россия. Сатанист Маркс знал, что говорил. Православная Россия была последней преградой на пути безбожной революции.

Дым без огня. Протоиерей Андрей Ткачёв

Андрей Ткачёв, протоиерей

Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч...
(Откр. 3, 15)

Люди, мало знающие о Церкви, но тянущиеся к ней интуитивно, заходят в храмы за одним — «свечку поставить». Об этом свечном благочестии можно много говорить; можно даже справедливо негодовать на него, если вера, со свечки начавшись, на одной лишь свечке и заканчивается. Но отметим одну важнейшую особенность православного мировоззрения. В храме должен быть живой огонь! Не «может быть», а именно должен быть. При совершении литургии на престоле непременно должны быть две зажженные свечи. Семисвечник как раз может отсутствовать (он появился у нас в храмах довольно поздно), а вот без свечей на Престоле — нельзя. Свещеносец с лампадой предшествует Малому и Великому входу. Свечи традиционно горят в руках Архиерея (дикирий и трикирий), в руках брачующихся и крещающихся. Нельзя без огня, без живого огня, на фоне которого электрический свет воспринимается в лучшем случая, как нечто неживое или театральное, а в худшем — как нечто кощунственное.

Клеветникам искусства. Павел Крючков

Павел Крючков

Может ли художественное произведение привести к социальной катастрофе? Где кончается перформанс (или какой-нибудь флэшмоб) и начинается митинг, переходящий в драку? И знаете ли вы, что три года назад в Российском институте культурологи была защищена докторская диссертация на тему «Феномен терроризма в информационном пространстве культуры»? 

Демонов немощные дерзости. Священник Димитрий Шишкин

Демонов немощные дерзости

В нашем Отечестве поднялась невиданная с советских времен волна нападок на Русскую Церковь, и началом этой волны послужили события, связанные с политическими выборами – сначала в Государственную Думу, а затем и с выборами президента. Эта связь очевидна, нам остается только понять, что именно произошло, что именно так взбудоражило «либеральную общественность». А произошло вот что. Россия, вместо того чтобы идти по проторенной «общемировой» либерально-демократической дороге, медленно, но верно возвращается на свой, особенный путь, на свою тропу. Как мы понимаем, этот путь не из легких, но это путь, которым шла Россия всю свою историю и на который она возвращается теперь после почти векового блуждания по распутьям коммунизма, а затем и «дикого» либерализма.

Миссионерские Литургии. Протоиерей Андрей Ткачёв

Андрей Ткачёв, протоиерей

«Дух мой молится, а ум остается без плода». Такие слова есть у апостола Павла. Далее он говорит о том, что хочет молиться и духом, и умом. Причем количество слов в молитве при участии ума может быть несоизмеримо меньше, чем длинные молитвословия при рассеянном, «не включенном» уме, а польза все равно будет больше. Сказанное вполне относится к объяснению Литургии, к так называемой миссионерской Литургии.

Утерянное отцовство. Размышления о понятии "отцовство" и его потере современным обществом.Протоиерей Игорь Ровинский

Семья

Свои размышления о понятии "отцовство" и его потере современным обществом я думал начать, как и подобает священнику, с библейской цитаты на соответствующую тему. Однако сошлюсь на припасенные цитаты потом, а начну с более понятного современному читателю (и, к сожалению, более авторитетного) источника – интернет-поисковика.

«Зомбоящик» — друг и враг

На детском портале «Солнышко», где родители публикуют забавные высказывания своих чад, можно найти такую заметку: «Милите 4,5 года. Она нарисовала девочку с квадратной головой. Ее спрашивают: “А почему у нее голова квадратная?” — “Телевизор долго смотрела…”».

Как известно, устами младенца… Наверное, многие — и не раз — проводили выдавшийся свободным день перед телевизором и замечали, что к вечеру острота и ясность сознания несколько притупляются. А ведь есть люди, которые регулярно тратят долгие часы на просмотр различных фильмов и телепередач. Есть, правда, в нашем обществе и такие, которые вообще вычеркнули «зомбоящик» из своей жизни.

Черные дыры медийного пространства, или Жертвы информационных войн. Виталий Каплан

Информационные войны

Было в советское время то ли присловье, то ли анекдот: «Кто за вступление в колхоз? Кто против советской власти?». Оно постоянно вертится у меня на языке, когда я вижу в прессе и в интернете разборки на тему «Церковь и общество». Казалось бы, сложнейшие вопросы, противоречивые донельзя, а значит, здесь можно ожидать огромного разнообразия мнений. Но нет: мнений в итоге оказывается всего два. Лидирует, условно скажем, «либеральное»: Церковь у нас срослась с властью, забыла про Бога, управляется чекистами и потому всякий порядочный человек должен держаться от нее подальше. Противоположное мнение назовем «охранительским»: всё у нас в Церкви замечательно, ничего менять не надо, а просто враги Православия воду мутят, отрабатывают зарубежные деньги.

Слишком нормальный. Константин Мацан

Константин Мацан

Первое, что я с удивлением для себя усвоил, когда несколько лет назад стал заниматься церковной журналистикой, — это то, что слово «Господь» в статье нужно употреблять как можно реже. Читателя — смотрящего на Церковь со стороны или просто неверующего — это слово может отпугнуть именно своей церковностью. Нужно использовать слово «Бог» — смысл тот же, но намного более нейтрально. В журнальной статье слово «Господь» звучит органично из уст священника или опытного ученого-богослова, а из уст молодого человека, мирянина — слишком наиграно. Глубина моей веры и степень искренности высказывания здесь не при чем. Все дело — в законах восприятия печатного текста, где слово «Господь» кажется заведомо окрашенным в пафосно-молитвенные тона. Это создает ощущение, что верующие общаются между собой на каком-то «птичьем языке», а не на нормальном человеческом.

RSS-материал